ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Почему польский газопровод Baltic Pipe не поможет энергетической независимости Украины

10:59 12.05.2020 • Денис Батурин, политолог

8 мая посол Федеративной Республики Германия в России Андреас фон Гайр, повторил свое заявление о том, что перспективы осуществления проекта «Северный поток - 2» выглядят весьма обнадеживающими: «Германия в лице своего федерального правительства убеждена в важности реализации этого проекта, который в долгосрочной перспективе будет способствовать укреплению энергетической безопасности нашей страны и других европейских государств».[i] 

В этой связи интересны практически совпавшие по времени заявления Киева и Варшавы. Так, украинский посол в Германии Андрей Мельник заявил «Радио Свобода», что ставит на поражение проекта «Северный поток - 2» в попытке получить исключение из-под законодательства ЕС из-за шагов, которые предпринимают украинские дипломаты совместно с «Нафтогазом» и своими партнерами: «Решение ожидается к концу мая этого года. То есть нам осталось ждать не так долго».[ii] Обосновывая свою позицию, посол отметил, что завершение строительства газопровода будет «чрезвычайно невыгодно» для Киева и будет чувствительным ударом по другим поставщикам энергоносителей.

Ранее, президент Польши Анджей Дуда заявил, что Польша начинает строительство газопровода Baltic Pipe, который должен связать месторождения на норвежском шельфе в Северном море с Польшей через Данию. При этом он, конечно, не забыл упомянуть о газовом шантаже Украины со стороны России. «Поскольку мы строим газовые хабы, которые также позволят поставлять газ в соседние страны, те, кто сейчас совместно с нами создают, реализуют проект Триморья, включая Украину. …Поэтому этот элемент крайне важен для суверенитета и полной независимости Украины».[iii]

Так что ситуация теперь выглядит следующим образом: Германия говорит об экономических интересах, Украина надеется дипломатическими усилиями блокировать выгодный Берлину и Москве проект, а Польша стремится к полной энергетической независимости от России. Интересы России очевидны - расширение европейского рынка сбыта энергоносителей. В этом ее поддерживает Германия, которая продолжает отстаивать проект, несмотря на санкции со стороны США и препоны структур Евросоюза: «В Берлине (...) принципиально отвергают экстерриториальные санкции США и не собираются выставлять счет Вашингтону за замедление хода строительства».[iv]

Ставка Украины на блокирование строительства «Северного потока - 2» также понятна - она опасается полностью лишиться транзита газа (для чего она сделала все возможное), что резко снизит значимость страны для Европы и негативно повлияет на ее экономику и энергетический сектор. 

В этой противоречивой парадигме Украина была и остаётся средством и территорией реализации антироссийской политики, при этом европейские страны, какую бы риторику они не использовали, будут стоять на страже своих интересов в экономике и политике, которые всегда были и будут выше интересов Украины и ее развития. Отсюда растут корни многих «сюрпризов» в сфере политики и экономики, которые болезненно воспринимает Украина, например, позиция Европы в отношении Минских соглашений. Эта позиция не является пророссийской, однако, Украину не поддерживают в ее стремлении не только аннулировать, но даже пересмотреть Минские соглашения. 

В такой ситуации у Киева есть немного возможностей для политического манёвра по продолжению своих усилий на этом направлении. Эти направления следующие - попытка блокирования строительства «Северного потока -2» и поддержка поставок СПГ из США. Темы, надо сказать, перспективные с точки зрения взаимодействия с Вашингтоном и реализации его интересов, но встретившие мощное противодействие в Европе.

Проект Baltic Pipe также проясняет и позицию Дании по «Северному потоку - 2», которая последней из стран, через воды которой проходит газопровод, дала разрешение на его строительство: «Проект предусматривает три этапа: соединение норвежских и датских систем передачи газа, расширение инфраструктуры Дании, а также строительство трубы Baltic Pipe, которая соединит Польшу и Данию по дну Балтийского моря. Планируемая мощность газопровода - 10 млрд. кубометров в год».[v] Baltic Pipe позволит Дании сыграть на американских интересах, задерживая разрешение на строительство, и в интересах Европы, дав это разрешение. 

Возвращаясь к украинскому интересу в этой истории, вспомним, что президент Польши заявил о перспективах его страны стать гарантом энергетической независимости Украины в результате реализации проекта Baltic Pipe. Однако Польша затеяла эту историю не ради Украины, а Киев пока также только на словах строит энергетическое сотрудничество с Варшавой. Контракт с «Газпромом» у Польши заканчивается в 2022 году, и это является ориентиром, а также датой окончания строительства Baltic Pipe, к чему, надо сказать, готовились давно - польская госкомпания PGNiG в течение последних 11 лет приобретала лицензии на добычу газа на норвежском континентальном шельфе с целью поставок для Baltic Pipe. Кроме того, в начале 2019 года проект поддержал Евросоюз, выделив грант на строительство газопровода в размере 215 млн. евро в дополнение к ранее уже выделенным 51,8 млн. евро. Одновременно Варшава направляла свои усилия на строительство интерконнекторов с соседними странами, строительство терминала по приему СПГ из США, собственную добычу. 

В отличие от Польши Украина не имеет возможности пользоваться программами и инструментами финансовой поддержки Евросоюза. Как отмечают украинские эксперты: «Украина подписала выгодное соглашение о продлении транзита российского газа, поскольку сейчас на Украине физических возможностей из других источников, кроме как получения газа из транзитной трубы, недостаточно — они на уровне 7,5 миллиарда кубометров в год, тогда как потребности Украины в импорте составляют около 10-11 миллиардов. Нам неоткуда взять эти 3-4 миллиарда кубометров, кроме как из транзитной трубы, и эту нехватку никто до сих пор не покрыл и не собирается, потому что Нафтогаз считает такие проекты убыточными».[vi]

Для получения достаточных объемов газа из Польши Украина, в лице государственной компании «Нафтогаз» не сделала ничего - как отмечается выше, интерконнектор с Польшей «Нафтогаз» не считает прибыльным, при этом туманны и перспективы получения СПГ. Украина до сих пор не определилась, в отличие от Польши: газ - это про деньги, или газ - это про политику. Поэтому «Нафтогаз» остаётся источником разноплановой коррупции и политической борьбы, а не одной из основ национальной безопасности.

Заявления польского президента о гарантии энергетической независимости Украины с помощью Baltic Pipe - политическая декларация. Польша реализует проект сугубо в своих интересах, тем более, Украина ничего кроме заявлений и дипломатии для обеспечения своих интересов не делает, да и сделать не может.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати