ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Грозит ли миру голод из-за пандемии коронавируса

11:25 29.04.2020 • Андрей Кадомцев, политолог, советник Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации по международным вопросам

Руководство Всемирной продовольственной программы ООН (World Food Programme, WFP) заявило об угрозе голода «библейских масштабов», который угрожает целому ряду беднейших стран мира в случае, если пандемию коронавируса не удастся обуздать в кратчайшие сроки. Катастрофа  может произойти уже в течение нескольких ближайших месяцев, если не будут предприняты срочные меры. В первую очередь, речь идет о доставке продовольственной помощи в зоны конфликтов, а также предотвращении перебоев в функционировании мирового рынка продуктов питания.

По оценкам экспертов WFP, численность людей в мире, страдающих от голода, «увеличится вдвое», если не будут предприняты энергичные меры со стороны ведущих государств. На конец 2018 года голодали по меньшей мере 118 млн. человек в 53 государствах. К началу 2020 года под угрозой уже находились более 135 млн. жителей, по меньшей мере, 55 стран. Пандемия коронавируса значительно усугубила негативные тенденции - к концу нынешнего года, число голодающих может возрасти до 265 млн. человек.[i]

Напомним, что, по данным ФАО, Продовольственной и сельскохозяйственной организации  ООН[ii], с 2015 по 2018 год число жителей Земли, испытывающих недостаток продовольствия по сравнению с физиологической нормой, «немного выросло»: систематически недоедали более 821 миллиона, или 10.8 процента человечества. Проблемы с поставками продовольствия угрожали более 704 миллионам человек. В первую двадцатку стран, с наибольшим числом недоедающих, входили 7 государств Южной и Юго-Восточной Азии, включая Индию (1-е место) и Китай (2-е место), 2 государства Среднего Востока, и 11 стран Африки. По числу людей, которым угрожают перебои с продовольствием, далеко впереди находилась Южная Азия, затем – Восточная и Центральная Африка. На эти три региона приходилось более 400 миллионов людей, страдающих от недостаточности рациона. На конец 2018 года, недоедали 20 процентов населения Африки, 11 процентов в Азии, приблизительно по 6 процентов в Латинской Америке и странах Карибского бассейна, а также в Океании. С точки зрения качества рациона, Азия и Африка потребляли существенно меньшее количество животного белка, по сравнению со среднемировым значением[iii].

Начавшаяся эпидемия COVID-19 вызвала к жизни масштабные меры административного ограничения на перемещение людей и товаров как через границы, так и по территории многих государств. Кроме того, мировую экономику накрывает рецессия, масштабы которой уже сравнивают с Великой депрессией 1930-х годов. «Закрытие границ, перебои в системе поставок и нехватка рабочей силы для сбора урожая приводят к обострению дефицита производства и обеспечения». Население крупных городов «развивающихся стран и стран с пороговой экономикой» наверняка столкнется с повышением цен на продовольствие, что нанесет сильный удар по рациону питания представителей беднейших слоев. Падение доходов значительной части населения будет также связано с остановкой деятельности множества предприятий и общим кризисом народного хозяйства. Уже сейчас растут опасения усиления протекционизма в условиях, когда борьба с коронавирусом вновь повышает роль государств в международных делах. Между тем, «трансграничная, свободная торговля является обязательным условием продовольственной безопасности» [iv]. По мнению WFP, угроза голода будет нарастать также в связи с сокращением и даже полной приостановкой помощи, которую прежде выделяли на борьбу с голодом богатейшие страны.

В наибольшей степени, угроза голода нависла над государствами Африки, Ближнего Востока, Азии и Латинской Америки. «Более половины» всех голодающих приходится на Африку. Особенно опасная ситуация прогнозируется в Южном Судане, где голод угрожает «более трети населения», «Йемене, Афганистане, Сирии и Венесуэле». На африканском континенте к последствиям сворачивания экономической активности добавляются природные катаклизмы, угрожающие сельскому хозяйству. Такие как засуха в Зимбабве или нашествие саранчи в Кении. Наконец, трудности с перемещение сезонных рабочих через границы ставят под угрозу «сбор урожая быстро созревающих фруктов и овощей с коротким сроком хранения».

В ряде других регионов мира, голод угрожает десяткам тысяч трудовых мигрантов, которые из-за эпидемии коронавируса лишились работы. Источники дохода потеряны, а скудные сбережения стремительно тают, что может вскоре лишить их и возможности приобретения продуктов питания. При этом закрытые границы и остановка транспортного сообщения не позволяют этим людям вернуться домой. Большинство таких страдальцев находятся в странах Персидского залива, а также в государствах Азии.

Часть развивающихся стран традиционно зависят от «черного рынка» продовольствия, контрабандных поставок. Перекрытие границ сильно уменьшило объемы нелегального импорта, а региональные карантинные миры, в ряде стран, существенно осложнили легальную доставку продовольствия в крупные города. В странах, где значительная часть населения зависит от централизованного снабжения по регулируемым государством ценам уже наблюдается сокращение ассортимента, доступного потребителям. Образуются длинные очереди, что существенно подрывает режимы самоизоляции и социального дистанцирования, считающиеся на данный момент едва ли не самой эффективной мерой борьбы с распространением коронавируса. Между тем, эксперты предсказывают сокращение текущих показателей национальных экономик развивающихся стран на десятки процентов к концу 2020 года.

Впрочем, некоторые наблюдатели сохраняют определенный оптимизм. Так, эксперты, опрошенные в конце апреля британским The Economist, полагают, что в настоящее время мировая система поставок продовольствия, а также сельское хозяйство, значительно лучше подготовлены к кризису, чем это было в 2007-2008 годах. На тот момент, введенные рядом стран ограничения на экспорт продовольствия блокировали поставки, эквивалентные 11 процентам оборота мирового рынка – в расчете на количество калорий. К настоящему времени, коронавирус затронул поставки в объеме, не превышающем 3% необходимых продуктов питания. Сегодня, цены на топливо для грузовых перевозок в несколько раз ниже, а «мировые запасы еды высоки», считают эксперты. По данным МВФ на начало апреля[v], коронакризис снизил спрос на некоторые виды сырья для пищевой промышленности, а также для производства кормов. Немного подорожали лишь пшеница и рис – на 2-4 процента. Соевые бобы подешевели на 5 процентов, а кукуруза – на восемь.

Вместе с тем, вызванная пандемией остановка целых отраслей экономики, десятков, скорее даже сотен тысяч предприятий по всему миру, создают иную проблему – у множества людей, даже в ряде развитых стран, таких, как Италия, быстро заканчиваются деньги, на которые можно было бы купить еду. Согласно оценкам ряда международных агентств, в беднейших странах мира[vi] расходы на продукты питания составляют  половину и более от дохода среднего домохозяйства. Между тем, миллионы граждан в этих государствах зависят либо от неформальной занятости, либо работают на малых и средних предприятиях – в наибольшей мере страдающих от национальных карантинов и административных ограничений хозяйственной жизни.

В условиях нынешнего острого кризиса, не следует забывать и о долгосрочных тенденциях, влияющих на динамику обеспеченности продовольствием. Год назад генеральный секретарь ООН Антониу Гутерреш обнародовал очередной прогноз численности населения Земли, подготовленный экспертами Объединенных Наций. Согласно оценкам, к середине века, 2050 году, «она достигнет 9,7 млрд. человек». Вырастет и уровень урбанизации: городское население будет составлять 68 процентов. Эксперты ООН высказали мнение, что растущая численность населения, в совокупности с «повышением его благосостояния» усилят «нагрузку на природные ресурсы и экосистемы», приведут к обострению социальных, экономических и экологических проблем.

И хотя точку зрения о неуклонном росте населения Земли до конца века разделяют далеко не все эксперты, весьма широко распространено мнение о растущей угрозе способности человечества прокормить себя при сохранении доминирующих ныне подходов к ведению сельского хозяйства. Мировые резервы основных зерновых культур стагнируют, изменения климата провоцируют понижение уровня грунтовых вод и эрозию почв, а также всё более частые и разрушительные стихийные бедствия, угрожающие стабильности рынков продовольствия. Всё больше зерновых используется в производстве биотоплива. Многие специалисты сомневаются в возможности нарастить глобальное производство продовольствия в объемах, необходимых для адекватного снабжения человечества уже к 2050 году. В этих условиях, конкуренция за ресурсы превращает обеспечение продовольствием в вопрос национальной безопасности.

В 2007-2008 году ряд регионов мира, в первую очередь, Ближний Восток и Африка, уже столкнулись с массовыми волнениями населения, вызванными либо нехваткой продовольствия, либо резким ростом цен на него. К примеру, подорожание продуктов питания являлось одной из предпосылок «Арабской весны». По мнению американского Foreign Affairs, пандемия коронавируса грозит многим развивающимся странам ростом смертности, глубоким спадом экономики, всплеском безработицы и уровня бедности. В результате, прогнозируются социальные волнения, возникновение новых очагов межгосударственных конфликтов, рост числа беженцев, усиление влияния организованной преступности, а также новых и существующих террористических группировок, которые постараются воспользоваться возникающим хаосом[vii].

В этой связи, 21 апреля министры сельского хозяйства стран «Большой двадцатки» выпустили специальное заявление по итогам экстренно созванной онлайн-конференции, посвященной угрозе всплеска миграции вследствие нехватки продовольствия. Ведущие государства мира договорились предпринять все возможные усилия для поддержания оборота на международных рынках продовольствия на докризисном уровне. А также высказали приверженность мерам поддержки сельхозпроизводителей[viii].

Коронакризис поставил всех перед крайне драматичной дилеммой: попытаться спасти как можно больше людей за счет значительного урона экономике, в том числе, сельскому хозяйству. Или сохранить максимально высокий уровень экономической активности, ценой роста числа заболевших и погибших, при ясном понимании, что резкий спад мирохозяйственных связей в любом случае нанесет народному хозяйству значительный ущерб. В этой ситуации беднейшие страны мира, весьма вероятно, столкнуться с ужасающим «выбором» между гибелью людей от новой болезни или от голода

В условиях эпидемии коронавируса, потребность в расширении международной кооперации для решения глобальных проблем, сталкивается со столь же объективной тенденцией роста национализма и изоляционизма. Международному сообществу предстоит найти баланс между защитой национальных интересов каждой отдельно взятой страны и необходимостью оказания содействия наиболее слабым странам и сообществам. Поскольку именно они определяют общий уровень общепланетарной уязвимости перед глобальным катаклизмом.

Таким образом, нехватка продовольствия, либо резкие скачки цен на него, уже превратились в фактор, способный «предопределить политическую обстановку» как в глобальном, так и в национальном и региональном масштабе на десятки лет вперед. В средне- и долгосрочной перспективе следует, по-видимому, сосредоточиться на политических, экономических и социальных мерах, которые бы помогли сочетать сохранение конкурентоспособности стран, народов и регионов, а также интересы их долгосрочного устойчивого развития с объективным тенденциям и вызовами различного характера.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати