ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Афганистан на пороге новой реальности

09:54 27.04.2020 • Андрей Исаев, журналист-международник

Гражданская война в Афганистане длится уже несколько десятилетий, и идея переговоров между центральным правительством и талибами* близка большинству населения, уставшего от политического хаоса и нескончаемого насилия. К тому же афганцев все больше раздражает длительное присутствие в стране иностранных военных, воспринимаемых в качестве интервентов.

Напомним: США ввели войска в Афганистан вскоре после терактов 11 сентября 2001 года. Через три года контингент был сокращен с почти 120 до 13 тысяч. Помимо американцев, в стране сегодня дислоцированы тысячи военных других стран НАТО и союзников альянса.

Разгромленные было талибы вскоре собрались с силами и постепенно отвоевали у коалиции и афганской правительственной армии значительную часть территории страны. В Вашингтоне поняли: войну не выиграть и нужно думать о том, как сохранить лицо. В 2018 году американцы приступили к прямым переговорам с руководством движения Талибан*, и после восьми раундов встреч был согласован проект мирного соглашения. Подписание его тогда сорвалось из-за серии терактов, в результате одного из которых погиб американский военнослужащий.

Наконец, в последний день нынешнего високосного февраля в Дохе спецпредставитель США по Афганистану Залмай Халилзад и один из лидеров Талибана Абдулла Гани Барадар в присутствии спецпредставителя президента России по Афганистану Замира Кабулова, генсека НАТО Йенса Столтенберга и госсекретаря США Майка Помпео поставили подписи под текстом мирного соглашения.

Документ предусматривает полный вывод войск США и НАТО из Исламской республики Афганистан (ИРА) в течение 14 месяцев после подписания документа, на первом этапе, по истечении 135 дней, американский контингент будет сокращен до 8,6 тысяч человек (контингенты стран-союзниц – в той же пропорции); Талибан отказывается от использования афганской территории для нападений и прекращает сотрудничество с действующими в регионе террористическими организациями; Соединенные Штаты не вмешиваются во внутренние дела Афганистана; афганское правительство освободит пять тысяч заключенных талибов, а Талибан – одну тысячу сотрудников сил безопасности и гражданских лиц.

Сразу после церемонии Дональд Трамп пообещал, что в случае «чего-то плохого», США сразу вернутся в Афганистан.

В то же время министру обороны США Марку Эсперу и тому же Йенсу Столтенбергу пришлось убеждать президента Афганистана Ашрафа Гани принять участие в предусмотренных соглашением переговорах с талибами. Согласие Гани (на всякий случай?) было оформлено в виде совместной декларации.

По мнению многих экспертов, соглашение подготовлено и подписано в спешке, т.к. Дональд Трамп, по их мнению, торопится набрать очки в начавшейся президентской гонке (еще в ходе первой предвыборной кампании он обещал вернуть домой американских солдат, воюющих в Сирии и Афганистане). Кроме того, этой сделкой Соединенные Штаты фактически бросают на произвол судьбы нынешнее руководство Афганистана. Впрочем, что им Гекуба? Не так давно курдов, а до этого многих других постигла та же участь. Да и сам факт договоренности движения не с Кабулом, а с американцами изначально был чреват большим числом проблем, которые вскоре и дали о себе знать.

Тем временем начался предусмотренный соглашением обмен удерживаемыми лицами, но раздрай в политическом руководстве Афганистана серьезно осложняет процесс. «Провал» (по формулировке официального представителя МИД РФ) президентских выборов в прошлом году закончился тем, что девятого марта действующий президент страны Ашраф Гани и премьер-министр его правительства Абдулла Абдулла одновременно провели инаугурацию – каждый свою. Примечательно, что случилось это через два дня после того, как Помпео заявил, что видит прогресс в достижении мира в Афганистане и надеется, что в дальнейшем президент страны Ашраф Гани и Абдулла Абдулла преодолеют возникшие между ними противоречия. Часть провинций признали президентом Гани, часть - Абудуллу.

Официальный Кабул по понятным причинам с самого начала особо не скрывал своего недовольства переговорами между талибами и США. Более того, на следующий день после подписания соглашения Гани следующим образом прокомментировал пункт об обмене пленными: «Этот вопрос может стать частью межафганских переговоров, но никак не их условием. Вопрос освобождения пленников входит не в полномочия США, а в полномочия правительства Афганистана».[i] Впрочем, позднее он согласился на обмен.

Тем не менее, ситуация в стране сильно не улучшилась. Уже четвертого марта, через несколько часов после того, как Дональд Трамп похвалился «плодотворным диалогом» с талибами, последние атаковали правительственные силы, а американская авиация в ответ нанесла удар по позициям боевиков. В Вашингтоне этот удар назвали оборонительным и упрекнули противную сторону в несоблюдении соглашения. В свою очередь представители движения вполне резонно заявили, что договаривались о мире с американцами, а не с официальным Кабулом. Попутно талибы предъявили претензии к правительству, обвинив его в саботировании обмена.

Через три дня Помпео пригрозил Гани немедленным выводом американских войск в случае отказа от заключения соглашения с Талибаном. Позже Госдеп, дабы активизировать переговоры по созданию инклюзивного правительства, пообещал сократить финансовую помощь официальному Кабулу на один миллиард долларов. Обмен пленными кое-как возобновился, но талибы отвергли предложенный Кабулом список переговорщиков, отодвинув начало консультаций на неопределенный срок – вспомним, сколько времени ушло, например, на согласование состава Конституционного комитета в Сирии.

Корень всех проблем в том, что талибы по-прежнему отказывают в легитимности «марионеточному», с их точки зрения, афганскому правительству и готовы обсуждать с ним лишь технические вопросы, в частности – детали взаимного освобождения пленных или взаимодействие по борьбе с эпидемией коронавируса. Тогда как Гани еще два года назад предлагал боевикам начать переговоры по урегулированию ситуации и даже был готов признать Талибан политическим движением. Его призыв не был услышан.

Нынешнее руководство Афганистана не может не понимать, что без американцев оно, если и выстоит, то будет занимать более скромное место в политическом ландшафте страны. Талибы тоже это знают, и не торопят события, готовясь заполнить военно-политическую лакуну, которая образуется после вывода войск западной коалиции. У них есть все шансы на то, чтобы стать ведущей, если не единственной, политической силой Афганистана. Более того, фактически они уже получили международное признание: на церемонии в Дохе американцы назвали движение, ни много ни мало, «Исламским эмиратом Афганистан, который не признается Соединенными Штатами в качестве государства и известен как Талибан». Напомним: Исламский эмират Афганистан – это самопровозглашенное государство талибов в 1996 - 2001 годах.

Замирение нужно не всем силам в стране. Восьмого марта в пакистанской Кветте был проведен кровавый теракт, направленный против участников Военного совета талибов, в котором принимали участие члены высшего руководства афганского Талибана, склоняющиеся к перемирию с Кабулом. По одной из версий к взрыву причастно «Исламское государство»(ИГ, ИГИЛ)**. Кстати, на следующий день ракетному обстрелу подверглась авиабаза НАТО в провинции Парван. Со ссылкой на свои источники агентство Reuter’s сообщило, что ответственность за атаку взяла на себя та же террористическая группировка. Вполне возможно: пока Кабул и талибы «заняты» друг другом, ИГ** может чувствовать себя в Афганистане более или менее вольготно, так что мир ему не нужен.

В то же время некоторые эксперты считают, что следы теракта ведут к Межведомственной разведке Пакистана, которая продвигает в руководство Талибана «своих» людей из «партии войны». Предположение также имеет право на существование: отношения между соседними странами десятилетиями балансируют на грани конфликта. Кабул обвиняет Исламабад в поддержке талибов и в нежелании урегулировать пограничные вопросы. Только в прошлом году, в январе, Ашраф Гани заявил, что «ключи войны» в Афганистане находится в Пакистане; в марте предложение пакистанского премьер-министра сформировать в Афганистане временное правительство было воспринято афганским руководством как грубое вмешательство во внутренние дела страны и стало причиной отзыва афганского посла. Наконец, в октябре правительство Афганистана резко осудило визит делегации талибов в Пакистан.

Так что гипотетический приход к власти Талибана может открыть перед Исламабадом прямо-таки захватывающие дух перспективы.

Такое развитие событий было бы на руку и другому соседу Афганистана – Ирану, как никто другой заинтересованному в сокращении американского присутствия в регионе. Западные дипломаты и СМИ регулярно обвиняют Тегеран в военной и финансовой поддержке талибов. Иранское руководство обвинения отрицает, но, как минимум, должно сочувствовать движению, противостоящему ИГ и проамериканскому режиму в Кабуле: враг моего врага… Кроме того Иран плотно «опекает» афганских хазарейцев - адептов шиитской ветви ислама, и защита их интересов может быть использована Тегераном для укрепления своего влияния в соседней стране. Не будем забывать и о том, что во внешней политике, наряду с «шиитской» парадигмой, Иран активно эксплуатирует идею этнокультурного сближения ираноязчных народов (а они составляют более 70% населения Афганистана).

В свою очередь, президент Турции Реджеп Таййип Эрдоган уже обещает «сделать все возможное» для того, чтобы «выкорчевать» ИГ из Афганистана. Очевидно, в качестве ответного жеста со стороны правящего режима, ожидая права на «опеку» этнически родственных узбеков, туркмен и киргизов (более 10% населения Афганистана). Что, в свою очередь, выведет Турцию к границам тюркских центральноазиатских государств.

Что до России, то она приветствовала соглашение между США и талибами и поддержала решение США продолжить вывод войск: «Мы считаем, что очень важно, чтобы была достигнута договоренность, которая затем позволит начать переговоры между всеми афганцами», — заявил, комментируя развитие событий Сергей Лавров.[ii] Москва, настойчиво призывая Кабул «во имя интересов многострадального афганского народа отложить в сторону противоречия и сформировать общепризнанную администрацию», часть вины за возникновение патовой ситуации, сложившейся внутри руководства страны, возлагает на Вашингтон. По словам официального представителя МИД РФ: «Мы не можем не отметить в этой связи, что к нынешнему обострению политического противостояния в Кабуле приложили руку сами американцы - они фактически признали победу одного из политиков на президентских выборах».[iii]

Российское руководство, признавая Талибан военно-политической реальностью Афганистана, на протяжении довольно длительного времени контактирует с представителями движения, пытаясь способствовать замирению сторон. Гипотетическое вхождение талибов в политическую систему страны даже на первых ролях вряд ли окажет негативное воздействие на российско-афганские отношения в силу отсутствия в идеологии движения экспансионистских императивов, во-первых, и его конфронтации с представляющими реальную опасность для постсоветских государств наднациональными террористическими организациями, во-вторых.

 

* Талибы – участники движения Талибан, признанного террористическим в РФ, запрещена в России

** Исламское государство, ИГ – организация, признанная террористической в РФ, запрещена в России

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати