ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Идеология основных кандидатов в президенты США

09:58 30.03.2020 • Андрей Кадомцев, политолог, советник Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации по международным вопросам

По сообщениям американских СМИ, действующий президент США Дональд Трамп заручился достаточным количеством голосов делегатов Республиканской партии для начала кампании за переизбрание[i]. В свою очередь, бывший вице-президент Джо Байден, неожиданно для многих наблюдателей, добился в последние недели впечатляющих успехов в гонке на номинацию в качестве кандидата от Демократов. Хотя борьба в стане Демократической партии еще не окончена, перспективы бывшего вице-президента становятся всё более осязаемыми. Каковы взгляды наиболее вероятных будущих соперников за кресло главы Белого дома?

По итогам праймериз Демпартии, прошедших 17 марта, перевес Байдена над единственным оставшимся соперником, сенатором Берни Сандерсом, по числу голосов делегатов будущего партийного съезда достиг почти 300, сообщила CNN. Таким образом, в финальной части президентской гонки уже неизбежно сойдутся «старики», представляющие уходящее поколение американских лидеров. И Байден, и Трамп, и Сандерс, окончательно сформировались как политики в «неолиберальную эпоху». Байден, по мнению большинства комментаторов, представляет ее мейнстрим, в то время, как Трамп, атакует неолиберализм «справа». А Сандерс, соответственно, «слева». В случае выхода в финал от демократов - Байдена, вновь, как и в 2016 году, речь пойдет о столкновении представителя истеблишмента и несистемного «чужака».

Во внутренней политике, в центре борьбы окажутся «американские ценности», а также, и это главное, молодежь Соединенных Штатов. Трамп называет себя американским «националистом» и привлекает сторонников лозунгами о многочисленных обязательствах и «долгах» нации перед своими гражданами. Кроме того, все годы в Белом доме, Трамп явно предпочитал фокусировать свое внимание на проблемах, находящих наиболее сильный эмоциональный отклик у потенциальных избирателей. Однако действуя подобным образом, за первый срок в Белом доме Трамп лишь еще сильнее усугубил раскол в американском обществе.

Теперь, за оставшееся до ноября время, действующему главе Белого дома предстоит доказать, что его политика является чем-то бОльшим, чем борьбой с наследием предыдущей, демократической, администрации. А также, способен ли он, дезорганизовав существующую модель, предложить столь же эффективную и работоспособную альтернативу? Между тем, реакция администрации Трампа на начальном этапе эпидемии коронавируса и выглядела явно запаздывающей. А триллионных вливаний в экономику может оказаться недостаточно, чтобы не допустить опустошительного спада, который угрожает ей из-за пандемии.

Байден, в свою очередь, обещает вернуть Америке ее «дух», расширить программы социальной помощи, в первую очередь, для наименее защищенных слоев населения, а также заняться восстановлением доверия между основными политическими силами страны. Этим, по мнению ряда экспертов, Байден напоминает европейских христианских демократов на пике их популярности. Наиболее вероятный кандидат от Демпартии стремится создать широкую коалицию элит, городского среднего класса и сельских бедняков с целью противостоять «радикалам». Подобная политическая «широта», делает его наиболее компромиссной фигурой из участвующих в президентской гонке кандидатов. Тем самым, повышая шансы на стабилизацию политической системы США[ii].

С другой стороны, главным, если не единственным, достоинством Байдена может оказаться поддержка истеблишмента, настроенного против Трампа. Предвыборная идеология бывшего вице-президента рискует свестись к «антитрампизму» во всех мыслимых проявлениях политической и социально-экономической жизни. И победа Байдена в гонке за Белый дом окажется для его сторонников самоценным и главным достижением. В результате, гипотетическое президентство Байдена может оказаться «слабым и лишенным целей» и не даст ответов на многочисленные внутренние и внешние вызовы, с которыми сталкивается Америка.

Во внешней политике мало кто из наблюдателей рискует делать прогнозы относительно курса Трампа в случае переизбрания на новый срок. С одной стороны еще в декабре 2017 года, в своей версии Стратегии национальной безопасности, Трамп заявил, что мир превратился в сцену глобальной конкуренции. Теперь, когда буквально каждый день появляются всё новые свидетельства того, насколько критична зависимость Запада от поставок из Китая «практически всего», мало у кого в Америке и Европе остаются сомнения в необходимости переосмысления внешнеполитических подходов, доминировавших в предыдущие десятилетия. А накрывшая мир глобальная эпидемия объективно предоставляет удобную возможность для легитимации философии мироустройства, основанного на «эгоизме и протекционизме», которые теперь можно представить публике как «нацеленность на национальные интересы»[iii].

С другой стороны, за последние три года, линия на безоглядный приоритет интересов Америки, поставила под сомнение целесообразность едва ли не всей «западноцентричной» парадигмы развития. Однако большая часть американского истеблишмента, даже внутри Республиканской партии, по-прежнему весьма озабочена сохранением лидирующих позиций своей страны в международной системе. А для этого, как показали годы президентства Трампа, Америка не может «ограничиваться выгодами двусторонних торговых отношений, игнорируя преимущества участия в международных торговых соглашениях. Практика показала, что такие соглашения могут создаваться и функционировать без США».[iv] А политика санкций и финансово-экономического давления, взятая в последние годы на вооружение Вашингтоном, и вовсе поощряет дискуссии о перспективах создания финансово-экономической системы или систем, не зависящих от США. В Евразии, Азии, Африке складываются новые политические коалиции.

Тем не менее, сторонники Трампа настаивают, что он – «не поджигатель войны, но и не изоляционист». Его стратегия заключается в наращивании давления на оппонентов с целью дальнейшей «деэскалации на выгодных условиях». И Трамп всегда хочет быть готовым к любым возможным угрозам. Тем самым, он демонстрирует «другой стороне», что у Америки есть интересы и готовность их защищать. Если оппонент признаёт интересы США, тогда, при наличии возможности, «заключается сделка». «Формула Трампа» сочетает в себе расчетливое, осмотрительное (чаще агрессивное – авт.) давление с приглашением к диалогу, взаимодействию. …Таким образом, хотя риторика Трампа и отдает популизмом, его реальная внешняя политика вполне соответствует «традиционной консервативной» парадигме[v].

Шансы кандидата, представляющего левое крыло Демпартии, сенатора Берни Сандерса, подавляющее большинство наблюдателей оценивают как «сугубо математические». Тем не менее, если говорить о внешнеполитических взглядах Сандреса, то о них известно «немного». «Сандерс - большое неизвестное. Какой именно могла бы быть его внешняя политика, не знает никто»[vi]. Официальный сайт Сандерса сообщает о его намерении «работать вместе с другими странами в защиту демократии во всем мире от «сил нетолерантности, коррупции и авторитаризма». В публичных выступлениях, Сандерс не раз «относил Россию к авторитарным режимам», поддержал американские санкции против России «за Крым и Донбасс».

При этом большинство экспертов полагает, что взгляды Байдена на внешнюю политику «известны хорошо». Основной посыл экс-вице-президента – нужно восстановить «достойное уважения лидерство США на мировой арене». По мнению сторонников, Байден – единственный кандидат из всех, чья внешнеполитическая философия «доказала свою работоспособность». Она сочетает в себе «реалистичный взгляд на мир» и «приверженность принципам». Говоря о странах, «которые плохо себя ведут», Байден подчеркивает, что, даже если Америка не может ничего сделать, она должна открыто выражать свою позицию осуждения. Байден рассчитывает вернуть Америку во времена, когда она «видела дальше других» за счет превосходства над остальными странами.

Однако мир не станет подстраиваться под пожелания кандидата от демократов, уверены скептики. Следующему президенту придется иметь дело не только с вызовами XXI века, но и с вполне традиционными вопросами геополитики.[vii] Американские критики Байдена также не устают напоминать, что тот всегда выступал в поддержку нынешней модели глобализации, при которой Соединенные Штаты оказались критически зависимы от поставок ряда стратегически важных товаров из Поднебесной. В результате чего, «Китай грозит вот-вот потеснить Америку», а политика администрации Обамы, одним из главных творцов которой являлся Байден, не оказала ни малейшего влияния на «поведение Пекина».

В отношении России, неудача расследования обвинений в сговоре Трампа с Москвой в ходе президентских выборов 2016 года, теоретически, «развязывает Трампу руки». Однако расширению диалога могут помешать многочисленные действующие против России санкции, инициированные Конгрессом в течение первого срока Трампа в Белом доме. Американские «реалисты» также напоминают, что «с … практической, политической стороны, российская политика правительства Трампа жестче и последовательнее политики любого другого американского правительства с конца холодной войны». И «ни одно американское правительство не вкладывало в Европу больше средств для сдерживании России и не перебрасывало в Восточную Европу войска и военную технику»[viii].

Байден в отношении России занимает жесткую, если не «ястребиную», позицию. Годы вице-президентства в администрации Обамы, полагают многие наблюдатели, оставили у Байдена чувство разочарования в отношении перспектив развития связей с Москвой. Вместе с тем, Байден сделал ряд заявлений, демонстрирующих потенциальную готовность к диалогу с РФ. Например, в области стратегической стабильности, касательно продления договора СНВ-III. Немецкие эксперты ожидают от Байдена возвращения к классической внешнеполитической линии Вашингтона: поддержанию «дистанции с Россией и Китаем» при одновременном сотрудничестве с этими крупными державами по ряду вопросов. А также возвращению к всемерному развитию партнерских отношений «с государствами, разделяющими ценности США». Наконец, в американском истеблишменте сложился устойчивый двухпартийный консенсус относительно необходимости дальнейшего всемерного сдерживания Китая.

В целом, как представляется, президентская гонка, скорее всего, будет создавать всё новые препятствия для контактов между Вашингтоном и Москвой вплоть до своего окончания. Есть основания опасаться того, что в США начнется очередной раунд борьбы за звание самого непримиримого противника России. При всем том, нетрудно предположить, что эпидемия коронавируса, а также спровоцированная ею экономическая рецессия, вероятность которой становится в США всё выше, способны стать основными темами повестки будущего главы Белого дома. Кто бы им не стал в конечном итоге! В такой ситуации, интерес вашингтонского истеблишмента к России может ограничиться её функциональной ролью в его внутренней борьбе.

И Трамп, и его наиболее вероятный соперник на предстоящих выборах Байден, похоже, по-прежнему не готовы признать, что мир уже не будет приспосабливаться к Америке. Напротив, Соединенным Штатам предстоит адаптироваться к новому, более децентрализованному и во многом хаотичному современному миру - к «миру после доминирования в нем Америки». Способны ли двое «белых седовласых мужчин» до конца адекватно осмыслить новую реальность? В этом состоит едва ли не главный вопрос нынешней американской президентской гонки.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати