ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Идлиб: наступает момент истины?

12:31 01.03.2020 • Андрей Исаев, журналист-международник

После разгрома в Сирии основных сил международного терроризма все громче о себе стала заявлять проблема присутствия в стране не званных сирийским правительством иностранных войск. В том числе, и турецких. И вот теперь ситуация в Идлибе накалилась настолько, что грозит перерасти в серьезную многостороннюю конфронтацию. Некоторые СМИ даже принялись рассуждать о вероятности третьей мировой войны.

Напомним, наступательная операция сирийской армии против здешних террористов и незаконных отрядов вооруженной оппозиции началась еще в конце апреля прошлого года. С тех пор границы идлибского анклава существенно изменились, и в середине февраля ряд турецких блокпостов, опоясавших зону деэскалации, оказался на территории, подконтрольной сирийской армии и ее союзникам. В ответ Турция, по формулировке начальника Центра по примирению враждующих сторон в Сирии Олега Журавлева, активизировала поддержку незаконным вооруженным формированиям «огнем артиллерии и применением разведывательно-ударной беспилотной авиации для ударов по подразделениям сирийских вооруженных сил», по сути начав боевые действия против сирийских правительственных войск.

В четверг, 27 февраля, турецкие СМИ сообщили о захвате боевиками города Серакиб, находящегося на пересечении стратегически важных автомагистралей на севере Сирии, и турецкий президент объявил, что «события в Идлибе развиваются в пользу Турции». Однако, в тот же день под обстрел сирийских войск попали турецкие военнослужащие, согласно информации российского Центра примирения, находившиеся «в боевых порядках террористических формирований». Как заявили в Минобороны РФ, об их дислокации турецкая сторона российской не сообщила.

Получив информацию о жертвах с турецкой стороны, Россия предприняла «исчерпывающие меры для полного прекращения огня сирийскими войсками». Российская авиация, согласно заявлению министерства, в этом районе не работала. В Анкаре же утверждают, что данные о местонахождении своих военных российским коллегам сообщили, и никаких боевиков рядом с турками, якобы, не было.

Инцидент заставил Реджепа Тайипа Эрдогана созвать срочное совещание Совета безопасности, по окончании которого пресс-секретарь правящей Партии справедливости и развития Омер Челик сообщил о принятом решении считать все лояльные президенту Сирии Башару Асаду силы «вражескими целями». Более того, обстрел турецких военных стал де ни много ни мало атакой на весь Североатлантический альянс. В пятницу в связи с обострением конфликта в Идлибе по инициативе турецкого руководства состоялось экстренное заседание послов стран – участниц НАТО. По его окончании генсек альянса Йенс Столтенберг, выразив «полную солидарность» с Анкарой, сообщил об обсуждении неких «шагов по содействию» Турции. Впрочем, возможные действия вряд ли будут иметь сколько-нибудь решительный характер. Так, глава МИД Люксембурга Жан Ассельборн на совместной со своим российским коллегой Сергеем Лавровым пресс-конфренции констатировал: «Единственное, что сейчас возможно для НАТО, это сказать, что не НАТО решать эту проблему».[i] А позже стало известно, что Греция наложило вето на принятие заявления НАТО в поддержку Анкары.

Надо сказать, что, обращаясь к западным союзникам за поддержкой, турецкое руководство «подкрепило» свою просьбу политическим демаршем – решением не чинить препятствий сирийским беженцам, стремящимся через турецкую территорию попасть в Европу. Очевидно, с тем, чтобы союзники реагировали быстрее и в «положительном» ключе. На 1 марта, по информации турецких властей, границу Турции и Евросоюза уже пересекли порядка 50 тысяч человек. Плюс к этому на границе с Грецией, по сообщению Международной организации по миграции, собралось не менее 13 тыс. мигрантов. Афины и София в спешном порядке перебрасывают на границы с Турцией дополнительные армейские части и полицию.

Тем временем у российских дипмиссий в Турции прошли акции протеста, некоторые эксперты и СМИ высказались за закрытие Проливов и воздушного пространства страны для российских морских и воздушных судов.

В свете последних событий активизировался Вашингтон, вот уже три года пытающийся помешать российско-турецкому сближению в рамках «Астанинского формата». Посол США при НАТО Кей Бейли Хатчисон выразила надежду на то, что теперь «Турция увидит, что такое Россия и то, что мы являемся союзником Турции и в прошлом, и в будущем». Анкара и Вашингтон должны развивать двустороннее сотрудничество и взаимодействие в рамках НАТО с целью противодействовать России, - вторит ей глава Европейского командования Вооруженных сил США Тод Уолтерс.[ii] Ну а постоянный представитель США при ООН Келли Крафт поспешила заявить о том, что США (почему США? – А.И.) «должны играть ключевую роль» в установлении перемирия в Иблибе.

Так что поддержка из-за океана оказана решительная, но по большей части моральная. Турецкий президент уже с сожалением констатировал, что его просьба (поначалу отрицавшаяся) к Соединенным Штатам о размещении на турецко-сирийской границе ракет Patriot отклонена. Далее, источник в Госдепе США сообщил Reuters: Вашингтон изыскивает возможности оказать помощь Анкаре. При этом американские военнослужащие в помощь Турции направлены не будут, а содействие ограничится предоставлением разведданных и снаряжения.

Примечательно, что Евросоюз именно сейчас объявил о расширении санкций против Турции в свете ведения последней «нелегальной буровой деятельности в Восточном Средиземноморье». Совпадение по времени, конечно, случайное, но на наш взгляд, символичное.

Ряд экспертов связывает стремление Эрдогана во что бы то ни стало оттеснить сирийские правительственные войска в Идлибе за линию турецких блокпостов с его желанием реализовать положения «Национального Обета» (январь 1920 г.) - последнего политического акта османского парламента – в части определения границ новой Турции. Согласно документу, юрисдикция турецкого государства должна распространяться на некоторые территории, ныне входящие в состав соседних стран, в том числе – на сирийские земли вокруг городов Алеппо и Идлиб. И действительно, к «Национальному Обету» Эрдоган в последние годы апеллировал неоднократно. Так это или нет, но насущную необходимость за счет активной и «победоносной» внешней политики укрепить пошатнувшийся рейтинг внутри страны сбрасывать со счетов нельзя.

Рвение турецкого президента разделяют далеко не все его соотечественники – размышляя над сирийской политикой руководства страны, турецкая оппозиция все чаще задается вопросами, зачем все это нужно и к чему приведет? Опасения скептиков сформулировал Сонер Чагаптай, директор турецкого направения Вашингтонского института ближневосточной политики, в интервью Financial Times: «Асад захватит большую территорию, а Турция окажется с большим количеством беженцев в районе, который становится сирийской версией сектора Газа».[iii]

Ну а пока продолжаются интенсивные российско-турецкие контакты на разных уровнях и по разным каналам. Турецкий лидер недавно признался, что в разговоре со своим российским коллегой предложил оставить Турцию один на один с Сирией. Судя по тому, что полученный ответ Эрдоган не озвучил, зондаж готовности Москвы и дальше поддерживать сирийских союзников положительного результата не принес.

Тем не менее по всему видно, что обе стороны предпочитают найти мирное решение возникших проблем. И в этой связи готовят встречу президентов двух стран (либо 5, либо 6 марта, по словам Дмитрия Пескова). Российская позиция известна: «единственным решением проблемы Идлиба и Сирии в целом будет окончательное и бесповоротное изгнание террористов из страны».[iv] Турецкая – периодически меняется, и в последней редакции она будет представлена Эрдоганом на скором саммите в Москве. Вероятно, исход переговоров во многом определит и дальнейший ход событий в Идлибе, и характер отношений между нашими странами в ближайшем будущем.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати