ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Как обойти Минские соглашения, и почему не в помощь Мюнхен и Госдеп

10:51 20.02.2020 • Денис Батурин, политолог

Минские соглашения продолжают оставаться одним из ключевых маркеров международных отношений на европейском континенте. Одна из важнейших участниц Минского процесса - Украина - продолжает действовать в антироссийском ключе, стараясь завлечь в логику своего видения игроков мировой политики. 

Так, накануне Мюнхенской конференции по безопасности глава пропрезидентской фракции «Слуга народа» в Верховной Раде Украины Александр Корниенко заявил, что его партия не намерена голосовать за закрепление особого статуса Донецкой и Луганской народных республик: «Наша позиция и позиция президента Владимира Зеленского — особый статус в Конституцию не вписывать. И оба проекта закона (о внесении изменений в Конституцию по децентрализации власти были без какого-либо особого статуса» - прим.ред.)

Глава фракции отметил, что работа над новым законопроектом о статусе Донбасса зависит от «внешнеполитического сигнала от президента». Одним словом, Президент Украины Владимир Зеленский продолжает свою линию, обозначенную на встрече Нормандской четверки в декабре 2019 года - признание Минских соглашений, но собственное их толкование и невыполнение. 

Украина, в лице президента Петра Порошенко подписала Минские соглашения и саботировала их, в лице президента Зеленского, Украина заявила о признании соглашений, при этом о намерении их корректировать, что пытается делать, по-своему толкуя соглашения в принимаемых законах. В частности, упорно подменяя «особый статус» политикой «децентрализации». 

Одновременно с заявлением главного президентского партийца, заявление сделала украинская делегация в Трехсторонней контактной группе (ТКГ) - потребовала от России «прекращения военного вторжения и поддержки незаконных вооруженных формирований». Представители Украины в ТКГ подчеркнули, что для начала политического процесса урегулирования конфликта в Донбассе должно произойти полное прекращение огня, «вывод вооруженных формирований и военной техники» и восстановление Киевом контроля над российско-украинской границей в регионе.[i]

Это заявление удивительно созвучно с формулировками резолюции ПАСЕ от 30 января, в которой в том числе содержатся положения с требованием к России выполнять Минские соглашения. Также парламентарии потребовали от Москвы «положить конец военному вмешательству и поддержке незаконно вооруженных формирований на востоке Украины».[ii]

Событийный ряд свидетельствует о подготовке к Мюнхенской конференции с целью донесения и распространении на ней «украинской правды» о конфликте на Донбассе. Однако, публикация и сам факт появления документа «12 шагов к большей безопасности на Украине и в Евро-атлантическом регионе» стали неожиданностью и холодным душем для Киева.[iii] 

Этот документ, несмотря на попытку его блокирования, стал ударом по архитектуре особого взгляда Киева на реализацию Минских соглашений. Среди пунктов документа есть такие: 

«Шаг 8: Разработать «дорожную карту» по санкциям

Необходимо продумать процесс определения того, как конкретные действия по реализации минских соглашений могут привести к соответствующим изменениям в санкционном режиме.

«Шаг 11: Оказать поддержку и определить круг вопросов избирательного взаимодействия между ЕС и Россией

В 2020 году ЕС и России следует вывести избирательное сотрудничество в число приоритетов, в том числе поддерживая выполнение минских соглашений. Следует предпринять шаги в развитии отношений в областях совпадающих интересов (таких как наука и исследования, трансграничное и региональное сотрудничество, а также сотрудничество в области изменения климата и защиты окружающей среды). Такой опыт мог бы стать свидетельством того, что прогресс в развитии отношений выгоден обеим сторонам. Необходимо продолжить укрепление существующих экономических и гуманитарных связей».[iv]

Эти пункты представляют серьезную угрозу для будущего Украины в том ее состоянии, в котором она пребывает сейчас. «Изменение санкционного режима» и «избирательное сотрудничество ЕС и России» - означает, что Украина перестанет быть индикатором и фильтром отношений между Европой и Западом.

Параллельно развивается не менее серьёзный сюжет: США не заинтересованы ввязываться в украинские проблемы. Об этом свидетельствуют как минимум два события. Первое - заявление бывшего посла США в Украине Джона Хербста о том, что Вашингтон не будет назначать нового специального представителя по Украине, должность которого ранее занимал Курт Волкер. По словам Хербста, в настоящее время в вопросах Украины Госдеп представляют и.о. помощника госсекретаря США по отношениям с Европой и Евразией Филип Рикер, а также его заместитель Джордж Кент.[v] При этом министр иностранных дел Украины Вадим Пристайко заявил, что Киев заинтересован, чтобы на пост спецпредставителя США в делах Украины был назначен новый человек. Одним словом, США будут рассматривать украинскую ситуацию без «смотрящего по стране», а в рамках регионов Европа и Евразия. 

Ещё более грустной стала ситуация после визита в Киев Госсекретаря Майка Помпео, который заявил: «Крым потерян. Мировые игроки это понимают. Украина отдала Крым, а Россия не из тех, у кого что-то можно забрать».[vi]

Таким образом, заметен дрейф политики Вашингтона от активного вмешательства во внутриполитические процессы стран, в частности, Украины, к влиянию по линии стратегических интересов в том ключе, который определён администрацией Трампа - намерение переформатировать энергетический рынок, сохранение политического влияния при сокращении финансирования со стороны США международных структур (НАТО).

Объединяет и объясняет сюжеты Мюнхенской конференции и отстраненности США ежегодный доклад Конференции, в котором констатируется «упадок» значения Запада в мировых процессах, что создает больше возможностей для демонстрации лидерства со стороны России, Китая и Ирана. Говорит само за себя и название доклада - Westlessnes, - что можно перевести как «Беззападность».[vii]

Украинская сторона, всполошилась по поводу доклада на Мюнхенской конференции потому, что дело идёт к компромиссу. К сложному компромиссу, условия которого должна создать не Россия, а Европа, в том числе посредством Украины - через выполнение Минских соглашений, а также через откат санкций, если не де юре, то де факто. Киеву эта ситуация не нравится, потому что входит в противоречие с идеологией и политической архитектурой страны, чем и объясняется очередная истерика на международной площадке. В этой ситуации Украина вновь будет просить поддержки Вашингтона, но Штаты уже не те. Их интересует блокирование «Северного потока-2», но не интересует Минский процесс, о чем говорит отказ назначать спецпредставителя Госдепа по делам Украины.

Киев волнует не потеря территорий и конфликт на юго-востоке, а угроза потери источника политического капитала, который основан на антироссийской политике и санкциях, другого ресурса у власти нет, одни проблемы, которые при нынешней экономической, социальной и «идеологической» политике украинская власть решить не в состоянии. 

Несмотря на антироссийский настрой США и других стран, которые находятся под давлением Вашингтона, в последнее время становится заметно, что Украина, ставшая поводом, а потом пытавшаяся быть и инициатором санкций, начинает действовать асинхронно или вразрез с интересами других стран. Киев пытается идти своим путём. Этот путь извилист и непредсказуем, Украина зависима от слишком многих факторов внутри страны и за ее пределами, власть имеет серьёзный дефицит ресурсов влияния как во внутренней, так и во внешней политике. Такая ситуация ставит под сомнение реализацию заявленных Киевом целей в отношении непризнанных республик Донбасса.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати