ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Филиппинская многовекторность

10:29 17.02.2020 • Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»

Решение Манилы прекратить в одностороннем порядке действие двухстороннего американо-филиппинского соглашения 1998 г., регламентирующего пребывание на территории страны подразделений армии США (Visiting Force Agreement) – свидетельство утраты Вашингтоном силовой монополии в Юго-Восточной Азии.

Без данного соглашения Соединённые Штаты не имеют юридических оснований для участия в антитеррористических операциях на Филиппинах, обучения филиппинских спецподразделений и косвенным образом оттесняются от процесса модернизации филиппинской армии.

Последний пункт тесно связан с общей стратегией США в Юго-Восточной Азии. Филиппины обладают важным стратегическим положением. Они расположены на подступах к континентальной Азии, перекрывая выход из Южно-Китайского моря в Тихий океан. Между западным побережьем США и Китаем нет буферных государств, буфером служит акватория Тихого океана. Доступ военного флота США к филиппинским портам позволял контролировать судоходство через Малаккский пролив – основной маршрут доставки энергоресурсов в Китай из Африки и Ближнего Востока. Теряя Филиппины, Вашингтон теряет ключ от южной двери в Мировой океан, чем может воспользоваться Китай.

Говорить о полном уходе США из Филиппин пока рано. Обе стороны связывают действующие Договор о взаимной обороне и Соглашение о расширении военного сотрудничества. Однако с прекращением действия соглашения 1998 г. эти договорённости частично утратят смысл.

К примеру, Договор о взаимной обороне – часть более объёмного соглашения между США и государствами Юго-Восточной Азии (Таиланд, Южная Корея, Япония, Австралия) (2). Эти государства окружают Южно-Китайское море с флангов, а Австралия благодаря своему географическому положению ещё и имеет возможность препятствовать действиям Пекина в Тихом океане. Выпадение «филиппинского звена» из общей цепи данной стратегии снижает её эффективность. Из замка на дверях на пути Китая в Тихий океан Филиппины превращаются для него в удобную форточку.

Далее, над Лусонским проливом между Филиппинами и Тайванем проходит траектория полёта ракет базирующихся на острове Хайнань китайских атомных подлодок в направлении западного побережья США, что создаёт мощный фактор риска. На последних совместных учениях военных флотов США, Индии и Японии отрабатывалось как раз противодействие подобному сценарию (3).

У Манилы есть все основания подозревать Вашингтон в дозированном отношении к модернизации филиппинских вооружённых сил и борьбе с исламским терроризмом на Филиппинах. Окончательное искоренение исламизма и полная модернизация армии лишит Вашингтон рычагов давления на Филиппины и повода для военного присутствия в этой стране.

Степень зависимости Манилы от США не стоит недооценивать. В истории Филиппин был период, когда страна попыталась дистанцироваться от США, и тогда Вашингтон заменил Филиппины Сингапуром. Филиппины утратили собственную значимость для американцев, не сумев компенсировать этот ущерб. Отличие нынешней ситуации в том, что теперь у Филиппин есть заменитель США – это Китай. Китайская сторона готова поддержать геополитический разворот Манилы обильными инвестициями и углублением военно-стратегического сотрудничества. В 2016 г. достигнуты договорённости повышении объёма китайских инвестиций в филиппинскую экономику до $24 млрд. Намного больше, чем филиппинцам могут дать США.

Охлаждению американо-филиппинских отношений поспособствовала ситуация вокруг спорных островов Спратли и рифа Скароборо в Южно-Китайском море. Манила решала эту проблему с Пекином сама, без содействия Вашингтона. Это дало филиппинцам повод усомниться в практичности Договора о взаимной обороне с США. Осуждение Вашингтоном действий Пекина в Южно-Китайском море звучали в контексте общей антикитайской стратегии США, и не были направлены на защиту конкретно филиппинских интересов. В Маниле это заметили.

Между Китаем и Филиппинами сохраняется статус-кво: Пекин обещает учитывать интересы Филиппин в Южно-Китайском море, Манила не рассматривает более Китай как экспансионистскую угрозу.

Тем не менее, вопрос спорных островов остаётся, поэтому в антиамериканских шагах Манилы следует усматривать не желание замкнуться на Китае, а переход от односторонней внешней политики, зацикленной на США, к многовекторности и большей открытости. Сближением с Китаем Манила хочет уравновесить зависимость от Соединённых Штатов.

От Вашингтона в такой ситуации следует ожидать активизации дипломатических усилий по втягиванию в антикитайские союзы других государств Юго-Восточной Азии, особенно в рамках АСЕАН. С военно-стратегической точки зрения для США возрастёт значение Японии, Австралии и Индонезии: сотрудничеством с ними американцы попытаются компенсировать отказ Манилы от роли антикитайского бруствера у входа в Тихий океан.

Американо-филиппинские трения придадут также дополнительную динамику отношениям Соединённых Штатов с Индией. В последние годы Индия и Филиппины расширяют сотрудничество (4), что отвечает текущим интересам Вашингтона.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


1) https://interaffairs.ru/news/show/2533

2) https://thediplomat.com/2019/03/managing-the-us-philippines-alliance-the-limits-of-commitment-clarity/

3) https://www.nytimes.com/roomfordebate/2016/10/18/can-the-us-philippine-alliance-survive-duterte/the-us-needs-the-philippines-for-its-strategic-location

4) https://thediplomat.com/2020/01/india-and-the-philippines-a-new-chapter-in-defense-ties/

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати