ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Военное присутствие США в Европе – узда вместо защиты

12:31 18.01.2020 • Андрей Кадомцев, политолог, советник Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации по международным вопросам

В ходе предвыборной встречи с избирателями штата Огайо, президент США Дональд Трамп заявил, что американские власти получают мало средств от стран Европы за защиту от России. "НАТО в течение многих лет выигрывала за счет США. Мы защищаем Европу от России, при этом расходы [стран альянса на оборону] постоянно снижаются - последние 15-18 лет", - цитирует ТАСС слова Трампа. По мнению президента США, из-за подобных заявлений он не нравится европейским лидерам в отличие от своего предшественника Барака Обамы. Рассмотрим ситуацию подробнее.

Как представляется, в своем очередном громком заявлении президент США, вероятнее всего, в предвыборных целях, смешал вместе ряд тезисов, слабо связанных с реальностью, либо вовсе ей не соответствующих.

Укрепление суверенитета России в последние годы действительно было воспринято теми европейскими кругами, которые испытывают ностальгию по временам «холодной» войны, как возможность вернуть в повестку «традиционную» «угрозу с Востока». Однако даже в НАТО "кроме Польши и стран Балтии, другие члены не видят признаков того, что Москва планирует «наступление». При этом страны юга Европы, входящие в НАТО настаивают на том, чтобы обратить больше внимания на южные рубежи альянса"[i]. Тем более что в предыдущие годы ни Америка, ни НАТО не смогли защитить Европу ни от волны невиданных прежде терактов, ни от сотен тысяч беженцев, поставивших на грань раскола Европейский Союз и даже породивших опасения относительно перспектив сохранения самой объединенной Европы.

Сторонники Трампа напоминают, что он «даже увеличил» военное присутствие США в Европе по сравнению со своими предшественниками[ii]. Что он поддержал укрепление военного потенциала и наращивание активности объединенных сил «по всем направлениям», одобренное НАТО в ходе уэльского и варшавского саммитов 2014 и 2016 годов. Но одновременно при этом минувшие три года Европа прожила в атмосфере провокационных «утечек» и даже публичных рассуждений о желании Трампа покинуть НАТО. Первая волна слухов о «кончине НАТО», была спровоцирована тем, что на протяжении 2017 года Трамп держал союзников по альянсу в подвешенном состоянии, избегая официальных заявлений о приверженности 5-й статье Североатлантического договора, предусматривающей принцип коллективной обороны. Новая администрация США поддержала 5-ю статью лишь к декабрю того года.

В 2018 году, в преддверии саммита НАТО, проходившего в июле, СМИ сообщили о резком по тону письме, которое Трамп направил главам Германии, Италии, Испании, Португалии, Люксембурга, Нидерландов, Норвегии и Канады. Речь вновь шла о военных расходах, увеличить которые в течение десяти лет до 2% ВВП каждой из стран-участниц было достигнуто членами НАТО в 2014 году. По данным журналистов, Трамп намекал о своей готовности кардинально уменьшить военную поддержку Европы. И даже «пойти дальше в одиночку» - в начале января прошлого года The New York Times и вовсе рассказала о том, что в 2018 году президент Трамп «несколько раз» обсуждал с ближайшими советниками возможность выхода Соединенных Штатов из НАТО.

Позже Трамп самолично продемонстрировал, насколько далеко разошлись в последние годы интересы участников Североатлантического альянса. Приоритетом своей Стратегии национальной безопасности он провозгласил конкуренцию держав по принципу «все против всех». А весь документ в целом пронизан настойчивыми напоминаниями об обязательной «взаимовыгодности» союзнических отношений. Подобные доктринальные воззрения главы Белого дома заставляют европейцев еще сильнее сомневаться в готовности Америки и дальше придерживаться своих союзнических обязательств в неизменном виде. Осенью минувшего года случился «казус Турции», вызванный в немалой степени пренебрежением к интересам союзника, которое раз за разом демонстрировала администрация Трампа. А теперь Белый дом и вовсе спровоцировал драматическое обострение ситуации вокруг Ирана, ставшее лишь новой головной болью, прежде всего, для Европы. В целом, Трамп так неистово «защищал» европейцев предыдущие три года, что наиболее дальновидные политики в ЕС были вынуждены признать, что нынешняя ситуация превращает Европу в заложницу Америки в вопросах безопасности и объективно препятствует усилению самостоятельности ЕС даже в делах континента, не говоря уже о мировых.

Проблема распределения бремени военных расходов в рамках НАТО, сформальной точки зрения, вроде бы действительно выглядит как веская причина для разногласий в альянсе. На сегодняшний день намеченным показателям в 2% ВВП соответствуют лишь пять или шесть государств. Особый гнев Вашингтона вызывает Германия, расходы которой составляют чуть более 1,2% от ее ВВП. В 2019 году Берлин всё-таки пообещал повысить траты на оборону; правда, только «к началу 2030-х годов». Однако, по мнению большинства европейских наблюдателей, «бухгалтерский» подход Трампа к НАТО, в «лучшем» случае, не учитывает те фундаментальная политические, идеологические и даже цивилизационные принципы, которые изначально были заложены в альянс. И, тем самым, ставит под сомнение само существование Запада в его нынешнем виде. Но есть и иные подозрения: словесные нападки Трампа призваны замаскировать реальные намерения Вашингтона, заключающиеся в подрыве единства и геополитических перспектив ЕС.

Дело в том, что требование Трампа повысить расходы на оборону по крайней мере до 2 процентов ВВП лишь на первый взгляд выглядят как забота о безопасности европейских союзников. Рост военных расходов может быть профинансирован за счет увеличения государственного долга, повышения налогов либо снижения расходов по другим статьям госбюджета. Два последних варианта способны вызвать резкую отрицательную реакцию в европейских странах, находящихся в довольно разных экономических ситуациях. Самый наглядный пример недавнего времени – движение «желтых жилетов», вышедшее за пределы Франции и распространившееся на другие страны ЕС.

Вольно или нет, линия Трампа в отношении европейских союзников серьезно подрывает позиции именно тех политических сил, которые выступают за углубление интеграции в рамках ЕС. Наконец, рост госдолга, наряду с повышением налогового бремени напрямую бьют по конкурентоспособности экономик европейских государств. Таким образом, Вашингтон не только подталкивает европейцев к увеличению закупок вооружений, оказывая тем самым поддержку, прежде всего, американскому ВПК, но и ослабляет их позиции в глобальной конкурентной борьбе. Подобная потенциальная двойная выгода для США заставляет Европу всё более критически оценивать политику нынешнего главы Белого дома.

И что же видят европейцы? Да, Трамп согласился отправить дополнительно несколько тысяч американских военнослужащих через Атлантику. Однако при этом, Белый дом предпочел интенсифицировать контакты с рядом государств Центральной и Восточной Европы либо на двусторонней основе, либо, зачастую, вне формальных рамок Североатлантического альянса, оказывая плохо скрываемую поддержку таким проектам восточно-европейцев, как «Инициатива трех морей», в которой явно прослеживается стремление обособиться от «старой» Европы. Как продолжение этой политики, под конец 2018 года госсекретарь США Майкла Помпео и вовсе включил Европейский Союз в число «слабых» и «недееспособных» организаций; и противопоставил ему НАТО[iii].

Трамп, в свою очередь, прямо называл Евросоюз «экономическим врагом» и действовал против него как против конкурента, для подрыва которого хороши все средства. Трамп поддержал Брекзит, а затем подталкивал Лондон к наиболее жесткому варианту «развода» с ЕС. Через людей из своего окружения оказывал политическую поддержку «правым популистам», противникам единой Европы. Трамп предлагал Франции покинуть ЕС в обмен на торговые преференции, он также играл и играет на противоречиях Парижа и Берлина. Трамп ввел антиевропейские пошлины на сталь и алюминий, а также ряд других европейских товаров. По-прежнему угрожает ввести пошлины на продукцию автопрома. Наконец, одобренные Трампом в прошлом году санкции, будучи формально направлены против России, ударили и по ряду ведущих европейских компаний. Не будет преувеличением сказать, что реальная политика Трампа по отношению к Европе в течение предыдущих трех лет слишком часто напоминала старый недобрый принцип «разделяй и властвуй».

Множащиеся примеры враждебности США, с каждым годом лишь усиливают опасениям европейцев относительно того, что, после окончания холодной войны, геополитические интересы США в Европе если и остаются, то заключаются вовсе не в защите континента от внешней агрессии, в которую Трамп, похоже, и сам попросту не верит. Всё больше экспертов по обе стороны Атлантики откровенно говорят о невозможности сохранить нынешний «миропорядок»[iv], и о том, что модель отношений с Америкой, сложившаяся после 1945 года, «уходит в прошлое». Трамп – лишь симптом перемен, но вовсе не их причина.[v] В результате, Европе не стоит строить ни малейших иллюзий. Дональду Трампу «интересны власть и экономическая конкуренция, а не политические идеологии и соревнование экономических систем»,[vi] - считают они.

Теперь в Америке набирает ход президентская предвыборная гонка. В одно и то же время Дональд Трамп пытается убедить избирателей у себя дома, что сумел укрепить влияние США в Европе, при этом подливая масла в огонь внутренних европейских противоречий, пытаясь усилить охлаждение между Европой и Россией и подорвать позиции тех в ЕС, кто выступает за восстановление полновесных отношений с Москвой. И в Европе всё лучше понимают, что «непредсказуемый» курс нынешней американской администрации является не тактическим зигзагом, призванным решить сиюминутные задачи Вашингтона, но признаком фундаментальных перемен в стратегии США.

Растет число европейских политиков, призывающих к укреплению стратегической автономии от США, к превращению ЕС в один из краеугольных камней международного порядка, «противовес» США, который бы «уравновешивал» ситуацию, когда Америка «переходит черту». Новое руководство ЕС пытается нащупать подходы, призванные не только укрепить собственную стратегическую автономию. Речь идет о решении задачи формирования полноценного европейского «центра силы», взаимодействующего с США с позиций рациональных политических интересов.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати