ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Россия и Турция в уходящем году

11:31 26.12.2019 • Андрей Исаев, журналист-международник

По интенсивности официальных контактов между Россией и Турцией уходящий год установил настоящий рекорд, и не в последнюю очередь - благодаря высокому уровню доверия между президентами двух стран. Не случайно российский лидер на одной из встреч с турецким коллегой говорил об «особом» характере российско-турецких отношений.

Турция прочно заняло место в числе основных внешнеэкономических партнеров России: в 2018 году объем внешней торговли превысил 25 миллиардов долларов. Продолжается реализация инвестиционных проектов, и прежде всего – строительства АЭС в Аккую (порядка 20 миллиардов долларов). В уходящем году подписано межправительственное соглашение о расчетах в национальных валютах, наконец, в первых числах января 2020 года президенты двух стран планируют открыть газопровод «Турецкий поток».

При этом год начался не на высокой ноте. Шестого января патриарх Константинопольский Варфоломей I вручил томос об автокефалии т.н. «Святейшей церкви Украины». И Россия, и Турция являются светскими государствами, но осадок, что называется, остался. По крайней мере – в российском общественном мнении, обеспокоенном ущемлением прав украинской паствы РПЦ. Но это, так сказать, косвенные причины.

Главным в отношениях двух стран в 2019 году стало совсем не это.

Прежде всего, в цепи событий следует выделить реализацию беспрецедентной сделки о поставках в Турцию (страну НАТО) российских ЗРК С-400. Причем турецкое руководство в этой связи не побоялось пойти на резкое обострение отношений с США, несмотря на различные угрозы Вашингтона - вплоть до исключения Турции из НАТО. Второй сенсацией стали «судьбоносные», по формулировке российского президента, договоренности по Сирии: о совместном патрулировании т.н. «зоны безопасности» российскими и турецкими военными, о вводе на прилегающие к «зоне» территории подразделений российской военной полиции и сирийской погранслужбы и об отводе находившихся здесь курдских отрядов на 30 км от границы. Правда, турецкое руководство считает, что российская сторона не полностью выполнила свои обещания по последнему пункту. Москва же в ответ справедливо указывает на то, что оставшиеся в приграничных районах боевики не подчиняются верховному командованию курдского ополчения и действуют по собственному разумению.

Взаимодействию двух стран способствуют накопившиеся проблемы с «коллективным» Западом. За два последних десятилетия Россия вернула себе статус одного из мировых центров силы, а Турция превратилась в более самостоятельного геополитического игрока. По признанию главы «Geopolitical Futures» Джорджа Фридмана, «Если бы 10 лет назад нам сказали, что Турция будет сидеть за одним столом с США и Россией в качестве равноправного партнера, мы не согласились бы с этим… Сейчас Турция сама обеспечивает безопасность своих границ и сама выбирает потенциальных союзников».[i]

Короче говоря, воспринимать наши страны в новом качестве западные элиты оказались не готовы. Конкретные проявления этого подхода хорошо известны, и перечислять их нет нужды. В итоге, министр обороны США Марк Эспер на недавних слушаниях в комитете по делам вооруженных сил Палаты представителей Конгресса назвал отдаление Турции от НАТО и сближение ее с Россией вопросом, который сильнее всего беспокоит его в связи с ситуацией в регионе.

При этом следует отметить, что такая «самостоятельность» Турции во многом является результатом умелого лавирования ее руководства между Россией и Западом. Что, в Анкаре, собственно, и не скрывают: Россия является для Турции одним из главных партнеров, но не альтернативой странам НАТО, - заявил, в частности, Реджеп Тайип Эрдоган журналистам перед вылетом на лондонский саммит альянса. И это объяснимо: при всей амбициозности турецкого истэблишмента страна не располагает ни экономическим, ни политическим ресурсом для обеспечения по-настоящему независимой внешней политики.

Особое место в комплексе российско-турецких отношений занимает сирийское направление. «Благодаря тесному взаимодействию России и Турции, в том числе в рамках Астанинского формата с участием Ирана, удалось активизировать процесс выхода на политическое урегулирование на основе резолюции 2254 Совета Безопасности ООН и решений Конгресса сирийского национального диалога», - отмечается на сайте МИД РФ.[ii] Это так, но ситуация далеко не безоблачная, и главные камни преткновения здесь - Идлиб и курдская проблема. После того как Анкара не смогла навести должный порядок в идлибской зоне деэскалации, инициатива по нейтрализации тамошних джихадистов перешла к сирийской армии и российским ВКС. Наступление, развернутое в Идлибе в последние дни, не встречает активного противодействия со стороны Турции, что, на наш взгляд, может свидетельствовать о соответствующих договоренностях между Москвой и Анкарой.

Теперь о курдах. Россия нацелена на обеспечение соглашения между Дамаском и курдами по интеграции последних в общесирийское политическое пространство. Турция считает преимущественно курдские YPG (Отряды народной самообороны – ведущая политическая сила в Сирийском Курдистане) террористами и не хочет слышать об их участии ни в каких переговорных форматах. По дипломатическим каналам продолжаются поиски разрешения этой почти тупиковой ситуации.

«Сейчас интересы двух стран требуют от них взаимодействия в Сирии. Турция видит, что Россия господствует «на земле» в Сирии, и без ее одобрения Турция практически не может предпринять каких-либо действий. При этом Россия знает, что для обеспечения стабильности в Сирии Турцию нужно привлекать на свою сторону, соглашаться с некоторыми ее требованиями, как в случае с операцией «Источник мира», по крайней мере, не препятствовать», - считает журналист Дженк Башламыш, долгое время работавший корреспондентом газеты Milliyet в Москве.[iii]

Повторим: и Москва, и Анкара формируют внешнюю политику, отвечающую их национальным интересам, с опорой на собственные традиции государственности. При этом они, скорее, идут параллельными курсами, нежели сближаются. Политическое взаимодействие двух стран носило, носит и в обозримом будущем будет носить во многом ситуационный характер. Но, могу предположить, что наличие общих проблем и поиски совместных рещений будут сближать курсы стран в среднесрочной перспективе.

Сегодня очередную проверку прочности российско-турецких отношений готовит гражданская война в Ливии. Впрочем, нельзя исключить, что в 2020 году Россия и Турция сотворят очередную сенсацию, выйдя на путь сотрудничества и здесь. Браки по расчету нередко бывают прочнее и долговечнее браков «по любви». Которой в международной политике, кстати, не бывает.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати