Выступление Министра иностранных  дел России С.В.Лаврова на  весенней 61-й  сессии Парламентской  ассамблеи Совета Европы

00:00 30.04.2010 (Страсбург, 29 апреля 2010 года)


Уважаемый господин Председатель,

Уважаемый господин Генеральный секретарь,

Уважаемые члены Парламентской ассамблеи,

Дамы и господа,

 

Хотел бы выразить глубокую признательность  Председателю ПАСЕ господину М.Чавушоглу за приглашение выступить с высокой трибуны Ассамблеи.

Видим в этом особый смысл: нынешняя сессия ПАСЕ проходит в канун юбилея одного из величайших событий в истории ХХ века, определившего судьбы и лицо современной Европы и всего мира – 65-летия Победы над нацизмом.

Совет Европы стал материальным воплощением мощнейшего протеста народов Европы, заглянувших в ту бездну, которую готовили Европейской цивилизации идеология и практика фашизма. Катастрофа Второй мировой стала мощным катализатором осознания европейцами необходимости построения общего дома, в котором были бы надежно защищены права человека, процветала демократия, обеспечивалось верховенство закона, решались социальные проблемы.

Осуществление за последние 60 лет европейского проекта, частью которого стал Совет Европы, было бы невозможно в принципе без колоссальных человеческих жертв, принесенных всеми народами Европы и Северной Америки, но прежде всего народами Советского Союза.

Россия  никогда не делила и не делит Победу на «свою» и «чужую». Войну выиграли все союзники антигитлеровской коалиции, и 9 мая мы будем чествовать ветеранов на Красной площади. Но мы никогда не забудем, что Советский Союз с его территорией, его городами и деревнями принял на себя основной удар гитлеровского нашествия. Три четверти вооруженных сил Германии были брошены на Восточный фронт и там разгромлены.

Для будущего Европы важно то, что победители над «коричневой чумой» в те годы поднялись над идеологическими разногласиями. В борьбе с фашизмом одинаково самоотверженно отдавали свои жизни коммунисты, монархисты, анархисты, представители левых и консервативных сил.

Взаимное  доверие ради достижения общей цели давалось очень непросто, если вспомнить все, что предшествовало войне. И тем не менее тогда мы смогли объединиться. 22 июня 1941 года в радиообращении к нации Премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль заявил: «Опасность, угрожающая России, — это опасность, грозящая нам и Соединенным Штатам, точно так же, как дело каждого русского, сражающегося за свой очаг и дом, — это дело свободных людей и свободных народов во всех уголках земного шара».

Это – общая Победа. Победа тех ценностей, которые делают нас людьми. Все мы хотим одного и того же нашим детям и внукам – мира, процветания, взаимного уважения, свободного обмена идеями, открытого общества. Одним словом, общего будущего.

Ради  этого будущего мы должны сказать друг другу со всей честностью и определенностью, что только точное знание фактов, исторической правды во всей ее полноте, без изъятий и без какой-либо политизации в угоду сиюминутной конъюнктуре, может обеспечить прочность Большой Европы, которую мы созидаем в том числе по проектам Совета Европы.

Даже когда ветераны Второй мировой, участники и свидетели тех событий, жили по разные стороны «железного занавеса», а зачастую были противниками в «холодной войне», они носили в своем сердце чувство глубокого уважения друг к другу, взаимного понимания и братства, спаянного общей бедой и общей победой. Эти же чувства вели к примирению бывших противников.

Наиболее  яркие примеры дают франко-германское и российско-германское примирение. Глубоким символизмом исполнено  то, что происходит в отношениях между Россией и Польшей. Искренне верю, как верят и надеются подавляющее большинство россиян и поляков, что сопереживание двух народов по поводу трагедии под Смоленском станет поворотным моментом в преодолении общего трагического прошлого и, тем самым, послужит вкладом в созидание подлинно Большой Европы, немыслимой вне нормального, человеческого измерения отношений между государствами и народами, не замутненного идеологическими построениями и политической целесообразности.

Россия  всегда выступала за совместную работу историков по изучению самых запутанных моментов общей истории. Готовы мы к этому и сегодня. Новая Россия официально осудила сталинизм и никогда не выступала в защиту его идеологии и практики. Вместе с тем, мы категорически отвергаем попытки под предлогом «борьбы со сталинизмом» фальсифицировать историю, сваливать на Россию все грехи европейской политики.

Наш долг – передать правду о Второй мировой войне молодым европейцам. Предлагаем организовать для них под эгидой СЕ «Европейские маршруты памяти о Второй мировой войне». Давайте осуществим этот проект, который будет иметь мощный объединительный заряд. К его реализации нужно привлечь ветеранов, чтобы не прерывалась связь времен. Как и в других странах СНГ, в России 2010 год объявлен Годом ветеранов Великой Отечественной войны. Его девиз - «Мы победили вместе» – в полной мере имеет общеевропейское звучание.

Убежден, что Парламентская ассамблея Совета Европы должна сказать в этом вопросе свое веское слово, в том числе в русле развивающегося диалога ПАСЕ с Межпарламентской ассамблеей СНГ. Позитивным примером такого сотрудничества стало недавнее проведение в Санкт-Петербурге международных парламентских конференций, посвященных 65-летию Победы и будущему европейской безопасности (7-8 апреля 2010 г.).

 

*   *   *

 

Уроки европейской истории ХХ века не должны пропасть для нас даром. Парадоксально, что обещания справедливого общества реализовались только в условиях «холодной войны», когда Америка и Советский Союз, НАТО и Варшавский Договор держали над Европой свод биполярности, под которым западноевропейцы чувствовали себя комфортно и смогли найти устойчивые параметры своего развития: социально ориентированную рыночную экономику и широкопредставительную демократию с опорой на средний класс.

Если  же взять период между Первой и Второй мировыми войнами, то он был отмечен лихорадочными метаниями, которые вели к авторитарным тенденциям в подавляющем большинстве европейских государств, включая примеривание на себя – в разной мере – фашистских идей. Чем это завершилось – хорошо известно, вот почему крайне опасен вызванный окончанием «холодной войны» пресловутый эффект «оттаивания» националистических настроений.

Наверное, сейчас будет нелишним обратиться к манифесту «Пан-Европа» Р.Н.Куденхове-Калерги 1923 года. В то время отец европейской идеи, верно оценивая катастрофическое состояние континента, говорил о важности федеративных отношений и необходимости начинать выстраивать отношения, в том числе между «Соединенными Штатами Европы» и Россией, с экономики, не допуская вмешательства во внутренние дела. Он писал: «И сама Европа может избежать экономической катастрофы, в которую ее ввергла война, только в случае экономического сотрудничества с Россией и участия в ее реконструкции. Россия и Европа нуждаются друг в друге, чтобы сообща возродиться». Эти мысли перекликаются с заветами Джорджа Кеннана.

Развитие  событий, включая идею атлантизма, окончание «холодной войны» и глобализацию, дало весомые аргументы в пользу того, чтобы говорить о всем пространстве между Ванкувером и Владивостоком. Разумной альтернативы этому просто не существует сегодня, когда ситуация требует «радикального пересмотра существующих институтов и образа действий», когда становится очевидным, как написал Роберт Хатчингс в апрельской статье в «Проджект Синдикат», что «любой новый глобальный порядок не может управляться американо-европейским кондоминиумом», и когда в глобальной политике происходит регионализация.

Вместо  негативной – и к тому же относительной  – стабильности времен «холодной  войны» нам всем остро требуется стабильность позитивная, основанная на коллективном взаимодействии.

 Интересы  совместного выживания требуют  объединения сил и ресурсов, сравнительных  преимуществ каждой страны. Началом  такого совместного движения на уровне практических дел могло бы стать Партнерство для модернизации, которое мы договорились развивать между Евросоюзом и Россией.

Трудно  не согласиться с мнением Тома Гомара (в статье «НАТО и русский вопрос» – газета «Время новостей» за 15 марта 2010 года) о том, что «для Запада «русский вопрос» превращается в глобальный», то есть неважно, как это называть, главное, что в треугольнике США-Европа-Россия нужны качественно иные отношения, которые позволили бы решать нам общие свои и глобальные задачи.

Весной 1923 года Р.Н.Куденхове-Калерги писал, что «вечная оглядка на вчерашний день – главная причина европейской реакции и раздробленности», что «безразлично-корректное соседство» уже невозможно на нашем континенте. Судя по нынешним ощущениям в Европе, перед континентом вновь стоит тот же выбор – «возрождение или упадок».

Поразительно, что в своем выборе слов Р.Н.Куденхове-Калерги абсолютно актуален. Имею в виду его призывы к конвергенции и синтезу. Это – понятия, которые являются ключевыми для осознания будущего Европейской цивилизации и ее достойного места в современном, все более конкурентном, мире, которое мы можем обеспечить только сообща.

Подчеркну также, что неотъемлемым компонентом  такого синтеза должна стать полноценная  – с правовыми обязательствами  и механизмами обеспечения их соблюдения – открытая общерегиональная система коллективной безопасности.

 

*   *   *

 

Казалось  бы, с падением Берлинской стены, роспуском Организации Варшавского договора и СССР настала новая эпоха, создающая предпосылки для деидеологизированных отношений между странами и народами. Появился реальный шанс сделать ОБСЕ воплощением подлинного единства Европы. Но, видимо, в то время «берлинские стены» оставались еще весьма крепкими в сознании многих.

Совокупность  ложных идей, инстинктов и предрассудков, наработанных в прошлую эпоху и перенесенных в новую реальность, привела к тому, что Ф.М.Достоевский называл «самоотравлением собственной фантазией» (роман «Игрок»). В итоге европейская архитектура, которая объединяла бы все без исключения государства евроатлантического региона в единую организацию, основанную на понятных, юридически обязывающих принципах и обеспечивающую равный уровень безопасности для всех, не состоялась.

Главное – ни в ОБСЕ, ни в каких-то других общеевропейских форматах так и не получил международно-правового закрепления принцип неделимости безопасности, провозглашенный в Евро-Атлантике в 90-е годы на высшем уровне.

Выдвинутая Президентом Д.А.Медведевым в июне 2008 года в Берлине идея заключения Договора о европейской безопасности (ДЕБ) предлагает ясное и простое решение существующей системной проблемы с евробезопасностью. Наша цель – сделать принцип неделимости безопасности юридически обязательным. Это – вопрос практической политики. Только так можно «перевернуть страницу» и, наконец, разрешить вопрос «жесткой безопасности», который преследовал Европу на протяжении всей ее истории.

После иллюзий в духе «победы в холодной войне» и попыток действовать по принципу «победитель получает все» необходимо – на основе имеющегося у всех нас опыта – провести коллективный обзор ситуации. Важно понять, что означало окончание «холодной войны» и что составляло то компромиссное урегулирование, в результате которого это стало возможным.

Для начала надо вернуться к традиционным ценностям международных отношений – таким, как умеренность, самоограничение, примирение, нацеленность на поиск баланса интересов. Признаки именно такого позитивного разворота налицо в евроатлантической политике. На этом пути удастся преодолеть тот кризис доверия, который не так давно разросся до размеров стратегического недопонимания, что заставило многих говорить о «холодном мире», а то и о «новой холодной войне».

 

*   *   *

 

 На  протяжении 20 лет Россия стремилась к новым отношениям с Западом, не всегда находя понимание и адекватный отклик. Сейчас появилась реальная возможность преодолеть эту негативную динамику и признать – на путях конкретного и прагматичного сотрудничества – европейское призвание России, решив, тем самым, главный вопрос, стоявший перед европейской политикой и самой Россией на протяжении последних трех столетий.

 Равная, неделимая и гарантированная безопасность всех государств должна превратиться из притягательного лозунга в реальность. Стратегические заверения только на словах, без каких-либо действий и практических перемен не только пусты по смыслу, но, учитывая события последнего десятилетия, несут в себе опасность разочарования, от которого один шаг до политики раздражения и досады (frustration and vexation). На кону – будущее всего евроатлантического региона и его роль во все более сложной и полицентричной международной системе XXI века.

 Хотелось  бы, чтобы оплаченный дорогой ценой  исторический опыт Европы воплотился для всех нас в широкий, открытый взгляд на вещи. Нельзя довольствоваться простым сосуществованием, как это было в эпоху «холодной войны». Качественно новая ситуация в Европе и мире позволяет и требует, чтобы мы пошли значительно дальше, а именно – по пути гармонизации интересов в рамках общего пространства безопасности, сотрудничества и процветания.

Считаю необходимым сказать сегодня об этом в Страсбурге. Знаю, что, как записано в статье 1 Устава Совета Европы, вопросы, касающиеся национальной обороны, не входят в его компетенцию.

 Однако  в силу глобализационных процессов и связанных с ними новых вызовов само понятие безопасности претерпело качественную трансформацию. Речь уже идет не о враждебных государствах, против которых надо создавать коалиции прежнего образца. В лице новых вызовов и угроз мы имеем дело с трансграничными явлениями, противодействовать которым можно только коллективными, солидарными усилиями всех государств в рамках самого широкого международного сотрудничества для обеспечения безопасности личности. Эффективному развитию такого сотрудничества как раз и мешает нерешенность проблемы «жесткой безопасности» – остаточной повестки дня времен «холодной войны».

 

*   *   *

Совет Европы возник на пепелище Второй мировой  войны. Его деятельность в гуманитарной сфере призвана обеспечить безопасность каждого европейца, в широком смысле этого слова. Чем надежнее гарантированы социальные условия жизни человека, чем выше качество правового поля, чем сильнее экономика, тем защищённее чувствует себя человек в обществе, тем меньше поводов поддаваться искушению решать вопросы силой.

 В этом контексте мы и рассматриваем возможности Совета Европы быть гуманитарной опорой новой архитектуры европейской безопасности. Сверхзадача Совета – стать органичной частью комплексного решения «европейской проблемы» (Р.Н.Куденхове-Калерги).

Именно  в сфере «мягкой безопасности», т.е. связанной с безопасностью личности и правами человека, в лице Совета Европы сложилась и неплохо функционирует общеевропейская структура. Здесь наработан массив общеевропейских конвенций, которые, в отличие от политических документов ОБСЕ, имеют юридически обязывающий характер и, тем самым, составляют общее правовое пространство континента. И в этом разительный контраст со сферой «жесткой безопасности», где такой подлинно коллективной организации с международной правосубъектностью нет. Кстати, почему бы в контексте «процесса Корфу» не призвать всех членов ОБСЕ присоединиться к праву СЕ? От этого выиграют все.

Российская  Федерация заинтересована в повышении авторитета и роли Совета Европы и его Парламентской ассамблеи. Мы поддерживаем идеи активизации процесса реформ, представленные новым Генеральным секретарем Турбьёрном Ягландом на заседании КМСЕ 20 января 2010 года и получившие одобрение всех стран-членов СЕ. Эти идеи являются логическим развитием решений Третьего саммита глав государств и правительств СЕ. В результате реформы должна существенно укрепиться роль Совета Европы как «генератора» формирования общего европейского правового и гуманитарного пространств.

Неприемлемы предложения по сокращению мандата и компетенции нашей Организации и тем более попытки ограничить ее самостоятельность, превратить Совет Европы во «вспомогательный орган» других европейских структур. Страсбургская организация должна быть ведущим европейским законодателем в прямом смысле этого слова.

 Реформа призвана служить укреплению роли СЕ и в деле борьбы с новыми вызовами. Принятая в 2008 г. «Белая книга по межкультурному диалогу Совета Европы» должна стать важным инструментом в нашем общении с другими цивилизациями. Предлагаем провести в Совете Европы серию дискуссий о современном понимании европейской идентичности, к которой необходимо привлечь лучшие умы философской и политической мысли нашего континента.

 Одно  из главных богатств Совета Европы – культурное и языковое многообразие. Считаем, что в его работе следует шире использовать русский и другие языки, помимо двух официальных.

Востребованность  эффективно действующего Совета Европы для всех европейцев обусловлена  тем, что сфера его компетенции затрагивает самые насущные вопросы жизни людей. Это особенно актуально в контексте социально-экономических последствий глобального кризиса.

Российское  руководство сделало своим приоритетом  инвестиции в человека – ключевой ресурс развития. Несмотря на кризис, Правительство  не только выполняло и выполняет все обязательства в социальной сфере, но и делает дополнительные шаги по поддержке нуждающихся слоев населения. Президент России Д.А.Медведев провозгласил политику комплексной модернизации страны, которая основывается на ценностях и институтах демократии, социально ориентированной рыночной экономики, необходимости максимально полно раскрыть человеческий потенциал.

Мы  будем наращивать сотрудничество с  Советом Европы по этим направлениям. В феврале 2009 года в Москве состоялась Первая конференция министров государств-членов СЕ, ответственных за социальную сплоченность. Поддерживаем принятие Плана действий СЕ в этой области.

 

*   *   *

 

В посткризисный период всем странам континента нужно приложить много усилий для совместного строительства лучшей, более справедливой и динамично развивающейся Европы. Благодаря более действенному Совету Европы наш континент имеет все шансы стать подлинно единым пространством, в котором на основе единых стандартов обеспечивались бы права человека, а все граждане Большой Европы получили бы реальную мобильность, воплощенную в свободе передвижения идей и людей. Сложно понять ситуацию, когда «визовый железный занавес» закрывается теперь уже с иной, чем в эпоху «холодной войны», стороны.

В конечном итоге от уровня взаимной интеграции европейских обществ, насыщенности беспрепятственных контактов между людьми зависят взаимное понимание и доверие, а безопасность, как известно, можно выстроить, лишь доверяя друг другу. Тем самым воплотились бы в жизнь чаяния и идеалы основоположников европейской интеграции, мечты многих поколений европейцев. Создание именно такой Европы завещали нам те, кто во Второй мировой войне отдал жизнь за ее освобождение от фашистской чумы, кто заплатил за весь тот трагический опыт ХХ века, который должен стать чистилищем на пути в наше общее будущее. Задача всех нас – совместными усилиями его построить.на  весенней части 61-й  сессии Парламентской  ассамблеи Совета Европы.

Версия для печати