ГЛАВНАЯ > Читайте в новом номере

Судьбы Отечества в 1618 году

10:15 21.11.2019 • Архимандрит Макарий (Веретенников), Доктор богословия, профессор Московской духовной академии

Начало XVII века явилось большим испытанием для русского народа. Современники назвали это время «Смутой» (могли использовать также слова: «Смятошася», «Смутные времена», «Смута великая», «смутились»)1. Такое именование закрепилось в последующее время и в историографии. Для наступившей Смуты было характерно пресечение правящей династии в конце XVI века. Затем на Руси впервые появились выборные цари, а также и самозванцы, после этого началась иностранная интервенция (шведская и польская), в результате чего Русское государство лишилось некоторых своих территорий.

Интервенция мотивировалась «помощью» страждущему русскому народу, но эта «помощь» извне несла угрозу православию, государственности, национальным устоям и территориальной целостности страны. Предстоятели Русской церкви в Смутное время сводились с престола, святыни православные разорялись, люди гибли. С престола был сведен венчанный царь Василий Шуйский. Но поскольку законный государь вполне мог возвратиться на престол, то заговорщики, удалившие его с престола, могли опасаться за свою судьбу, поэтому они насильно постригают его в монашество в Чудовой обители в Кремле2. Тем самым он был низведен с политического небосклона.

Чтобы положить конец разорению в стране, «Семибоярщина» избрала в качестве кандидата на Московский престол польского королевича Владислава (1595-1648 гг.), который навязывался в Москве гетманом С.Жолкевским, выполнявшим соответствующие указания короля Сигизмунда3. Патриарх Ермоген поставил условие, чтобы перед своим венчанием на Царство королевич принял православие4. В сентябре 1610 года канцлеру Л.Сапеге было сообщено, что патриарх, духовенство и бояре избрали государем польского королевича «и крест целовали» ему5. Москвичи целовали крест иноземному королевичу в надежде на окончание разорительной войны и водворение долгожданного мира в стране.

Таким образом, наряду с постриженным в монашество Василием Шуйским, а также «вором» в Калуге (Лжедмитрием II) на русском политическом горизонте появилась фигура еще одного претендента - королевича Владислава Сигизмундовича. После этого польский королевич еще долго претендовал на власть в Русском государстве. Низведенный же и постриженный в монашество царь Василий Шуйский был выдан полякам и, вопреки поставленным «Семибоярщиной» условиям, был отправлен в Речь Посполитую и в качестве военного трофея представлен на Варшавском сейме. Таким образом, он перестал быть возможным оппонентом польского королевича в случае его воцарения.

Существенной вехой на пути к миру на Руси явилось заключение со шведами Столбовского мира. Героизм псковичей, оборонявших в 1615 году свой древний город от шведских войск во главе с королем Густавом II Адольфом (1594-1632 гг.), побудил его начать мирные переговоры, длившиеся целый год. Наконец, в феврале 1617 года в деревне Столбово на реке Сясь, близ Тихвина, был подписан Мирный договор между Россией и Швецией, согласно которому Новгород и некоторые другие города возвращались русским, а у шведов осталось финское побережье6. Благодаря заключенному миру Русь получила передышку на севере для накопления сил в войне с Речью Посполитой.

Польский король Сигизмунд III Ваза (1566-1632 гг.) с самого начала не спешил отправлять юного королевича в Москву, поэтому, чтобы восстановить свою государственность, русские люди поднялись, освободили Кремль от поляков и созвали Земский собор, который избрал русского царя, положившего начало новой династии. Однако польский король не признал Московским царем избранного Земским собором Михаила Романова. Поэтому весной 1617 года королевич Владислав, которому уже было более 20 лет, двинулся в Россию с войском, чтобы занять Московский престол. Поход затянулся, и реально в пределы Русской державы он вступил в 1618 году.

Перед отправлением в поход королевич обратился к Римскому Папе за благословением. В письме он писал: «Мы надеемся не только расширить границы Польши, но и раздвинуть область христианской республики и распространить католическую веру»7. Вопрос предполагаемого своего царского венчания и православного причастия он думал решить согласно постановлениям Флорентийского (1439 г.) и Брестского (1596 г.) униатских соборов. Однако католические богословы в Риме дали этому негативную оценку. Папа Павел V (1605-1621 гг.) в своем ответе королевичу допустил его венчание на царство греко-униатом и причастие под двумя видами, «подобное разрешение Рим давал всего-навсего на один раз, да и то скрепя сердце»8, - пишет иезуит Павел Пирлинг. Римский Первосвященник считал, что подобное священнодействие должен совершить «бискуп» житомирский Андрей (Липский), которому он «предоставил все необходимые полномочия»9.

Со своей стороны также и архиепископ гнезненский Лаврентий (Гембицкий) (1616-1624 гг.) напутствовал перед походом королевича Владислава. Подчеркивая полученное королевичем воспитание, он призывал его: «Не забывай же этой набожности между отщепенцами»10. Он допускает первоначальную неактивность усилий королевича: «В начале твоего дела будь умеренным». Католический иерарх приводит исторический пример: «Царь Иван Васильевич, когда прижал его король Стефан, обращался было к Папе… обещая ему покорность… но тогда еще не было угодно Богу, чтобы в такие безбожные (?) времена… эти люди приняли Духа Святаго»11. Католический иерарх видит задачу королевича в приобретении «широких северных стран», чтобы их «прибавить к нашим границам»12.

Провожаемый подобными пожеланиями и сам искренно их придерживаясь, королевич Владислав в разосланных от его имени грамотах сообщает, что, придя в возраст, «он желает отнять свой престол от узурпатора»13. Предпринимая военный поход, он тем не менее взял с собой патриарха Игнатия (патриаршествовал 1605-1606)14, пребывавшего в Речи Посполитой. Он мог бы венчать королевича в Москве на царство, как некогда самозванца. В декабре, будучи в Нарве, королевич издал универсал, в котором говорится: «А мы, государь, наш государьский поход к Москве спешим и уж есмя в дороге, а с нами будут Игнатей Патреярх…»15.

Пребывание в Речи Посполитой патриарха Игнатия могло создать у Владислава, которому некогда присягали москвичи, иллюзию «правительства в изгнании», выражаясь современным языком. Поэтому возникал реальный соблазн добиться Московского престола силой, как этого достиг ранее Лжедмитрий I, успех которого еще не забылся в памяти современников. Поход Владислава на Русь явился продолжением агрессии, которая на сей раз прикрывалась правами на Московский престол. Однако отпор, который давали королевичу осаждаемые им города, наглядно показывал отношение к нему и его истинные, завоевательные цели.

В Москве о походе королевича стало известно на праздник Рождества Пресвятой Богородицы, и на следующий день были обсуждены вопросы защиты Отечества16. Изначально у королевича было недостаточно сил для завоевания Москвы, но по его призыву на помощь пришел гетман П.К.Сагайдачный с 20 тыс. запорожских казаков. По дороге к Москве казаки прошли «огнем и мечом» многие русские города, едва оправившиеся «от разорения в Смутное время»17. Историк Н.И.Костомаров совершенно в другом ключе говорит об этом: «Казаки удачно овладели многими украинными городами»18.

Сохранилась «Повесть о мужественной защите жителями города Михайлова в Рязанских пределах»19. Повесть о защите града Михайлова - важный исторический источник о походе гетмана на Москву в помощь польскому королевичу. В публикации она имеет следующее название: «Повесть об осаде города Михайлова гетманом Сагайдачным в 1618 году»20. Во время похода казаки разорили Ливны, Елец, «Лебедянь, Донков, Скопин, Ряской… И нападоша на область Рязанскую, посады пожгоша, люди и священники побиша, и ко граду Переяславлю Рязанскому приступиша. Но Божиею милостию и заступлением Владычицы нашея Богородицы чудотворныя иконы Федотиевския и помощию страстотерпцев Христовых Бориса и Глеба и молитвами святаго Василия, епископа Рязанскаго… А прочия отшедше от града, воеваша Рязанской уезд, и паки к Елцу поидоша и плениша Воронежский уезд»21.

С.Снессорева приводит следующие данные о чудотворном образе: «Икона сия явилась в 1487 году в пределах Рязанских, в пустом месте, называемом Старое, близ села Феодотьева, почему и названа Феодотьевскою… По повелению Великого князя Рязанского и по благословению архиерея икона перенесена в Рязань для ограждения и спасения Рязани и поставлена с подобающей честию в соборном храме Успения в 1611 году; по воле Феодорита, архиепископа Рязанского, снят был с чудотворной иконы список и послан в село Феодотьево…»22. Приведенные сведения о чудотворной иконе восходят к челобитной жителей села Феодотьева, поданной митрополиту Павлу (Моравскому; был митрополитом 1681-1686 гг.)23.

Поскольку младший сын Крестителя Земли Русской, князя Владимира (†1015; пам. 15 июля), князь Глеб, был муромским князем, то он также именуется среди небесных заступников града Рязани. Он называется вместе со своим братом, ростовским князем Борисом, так как их имена почитаются неотделимо одно от другого24. Завершает лик покровителей града Рязани имя святителя Василия (†1295; пам. 3 июля), архиерейская кафедра которого первоначально находилась во граде Муроме, но затем он чудесным образом прибыл в Рязань25.

Главные действия гетмана, согласно повести, разворачиваются у города Михайлова. О его основании в 1551 году говорится в Никоновской летописи: «Того же году, месяца августа, поставлен на Проне на реке Михайлов город, а ставили его воеводы князь Александр Ивановичь Воротыньской да Михайло Петров сын Головин. А как ставили город и учали26  место чистити, где поставити церковь соборнаа Архангела Михаила, и тут обрели на том месте, где олтарю стояти, образ Архангела Михаила древнее писмо, ничим невредим, обложен серебром. И Царь и великий князь и Митрополит Макарий по тот образ посылали священников, и встретя его честно и пев молебны и отпустили на то место, в тот храм, где явился, и о сем Богу хвалу въздаша»27.

Исследовательница М.Маханько пишет: «Не исключено, что обнаруженная икона Архангела Михаила на Проне накануне решающих перемен в отношениях Московской Руси с восточными соседями была воспринята как «прародительская святость» и промыслительное благословение»28. Первопрестольный град Москва, главной святыней которого является Успенский собор, является Домом Пресвятой Богородицы. Таким образом, Михайлов является Домом Архангела Михаила.

У себя, в пределах Речи Посполитой, запорожские казаки были защитниками православной веры. В 1620 году Иерусалимский патриарх Феофан (патриаршествовал в 1608-1644 гг.), возвращаясь из Москвы, где поставил патриарха Филарета (патриарх Московский и всея Руси в 1619-1633 гг.), рукоположил православных архиереев для западно-русской митрополии, где православные верующие лишились своих владык после Брестской унии 1596 года29. Польское правительство не признало новопоставленных иерархов, но их взяли под свою защиту казаки. Однако в Московской Руси запорожские казаки, которых называли черкасами, были жестокими завоевателями и кощунственными разорителями православных святынь. Гетман П.Сагайдачный характеризуется в повести: «начальной30 сему всепагубному воровству и разоритель Московскаго государства»; «окаянный всепагубный враг» и «всепагубный враг Сагайдачный».

Взяв Ливны, казаки пленили его воеводу, а в Ельце захватили воеводу и московское посольство, отправленное в Крым. Уничтожая русские города, гетман направил к Михайлову полковника Скуриху Милостивого с тысячей казаков, приказывая взять его ночью «украдом», используя фактор внезапности. Причем в это время некоторые жители Михайлова несли государеву службу в других городах и поэтому гарнизон города был ослаблен.

12 августа 1618 года в Михайлов пришло сорок человек-воинов из «Сапожковского города», основанного, как предполагается, в последний год царствования Бориса Годунова (†1605)31. А полковник с казаками достиг поставленной цели с большим опозданием из-за разразившихся ночью сильных гроз, фактор внезапности не сработал, и он, получив отпор, отступил «от града с великим страхом».

Михайловцы в молитве встретили 15 августа двунадесятый праздник - Успение Пресвятой Богородицы. Но к героическому городу направился сам гетман со всем войском. В Михайлов же вернулись «черкес, стрельцов и козаков до 80 человек». 17 августа начался обстрел города калеными ядрами, чтобы вызвать в нем пожар, последовали также штурмы «ко граду два дни да нощь». Жители Михайлова «под началом воеводы Степана Ушакова стойко отбивались от «черкас»32, они вспомнили судьбу ветхозаветной Ниневии, жители которой принесли покаяние и были помилованы Богом. Автор повести упоминает также покаянный, «горький плачь Апостола Петра». В памятниках письменности о событиях XVII века нередко говорится о необходимости покаяния и духовного очищения. Во время золотоордынского ига к чистоте и к покаянию призывал русских людей епископ владимирский Серапион (†1275)33.

Историк С.Ф.Платонов отмечает особенность Смутного времени: «Подъем религиозного чувства достигал чрезвычайного напряжения и выражался в чудесных видениях, в истинность которых верили не только те, кому бывали видения, но и все те, кто о них слышал»34. За время Смуты крепнет вера и благочестие русских людей. «Глубокая и горячая вера давала утешение потрясенным душам, укрепляла их в терпении и, возвышая над мелкими побуждениями страха и корысти, готовила их к подвигу и жертвам»35.

В повести описано видение Царицы Небесной, которое было некоему жителю города Михайлова «именем Митрофану». Узнав об этом, воодушевленные жители сразу ринулись на осаждавших врагов, множество их побили и уничтожили, а приспособления для штурма крепостных стен своего города «пожгоша. И бе явно видети преславную помощь Владычицы Богородицы». После этого гетман отошел от города, но казаки кричали осажденным различные угрозы, затем они присягнули, согласившись не уходить от города, пока не возьмут его и не разорят. 23 августа они опять обложили со всех сторон мужественный город. Жители же совершают крестный ход «по стенам града» с иконами Спасителя, Богоматери Одигитрии, взяв также «образ местный Небесных сил Архистратига Михаила и великаго чудотворца Николы». «Местный образ», вероятно - это тот самый, который в 1551 году приносился в Москву и которому поклонялся святитель Макарий.

В это время в соборный храм архангела Михаила пришел «некто, именем Димитрий, портной мастер» и рассказал об укрепляющем видении святителя Николая. После этого последовали новые смелые вылазки осажденных и наконец враг бежал. Чтобы не тратить время на штурм Михайлова, запорожские казаки двинулись к Москве на соединение с войском польского королевича. Таким образом, мужество жителей города Михайлова спасло другие города, которые встречались затем на пути гетмана с казаками. После этого в память избавления своего города жители Михайлова стали 17 августа, в день первого приступа, молитвенно чтить память архангела Михаила, а 27 августа, в день второго приступа, святителя Николая36.

Как было отмечено в публикации, рукопись с повестью хранилась «в градском соборе г. Михайлова», она была написана «очевидцем монахом»37. В городе Михайлове в 1607 году был основан по повелению царя Василия Шуйского и по благословению рязанского архиепископа Феодорита мужской монастырь Рождества Пресвятой Богородицы38. Очевидно, его насельник, как очевидец, описал события, связанные с обороной города при нашествии гетмана П.Сагайдачного. Он цитирует тексты книг Ветхого Завета и Нового, многие его выражения являются аллюзиями на Священное Писание.

Двигавшийся с войском к Москве польский королевич вел военные действия, осаждая русские города. Однако город Можайск, подобно Михайлову, выстоял, «мужественный воевода Федор Васильевич Волынский не сдал города и «с ними бьющеся, не щадя голов своих»»39. Направлявшемуся к Москве гетману королевич отправил бунчук и гетманскую булаву40. «20 сентября 1618 года оба войска, и польское и казацкое, стояли уже под Москвою»41.

Гетман же, прибыв на соединение с войсками королевича, передал ему «московских комендантов Ельца и Ливен, а также перехваченных по дороге московских послов, направлявшихся с письмами в Крым»42. Затем запорожские казаки вместе с польскими жолнёрами в ночь на праздник Покрова Пресвятой Богородицы стали штурмовать московские стены, но приступ вражеских войск от стен Белого города Москвы был отражен43. Накануне штурма на сторону москвичей перешли два француза-минера («петардщика»), приданные казакам от королевича. Их сведения помогли защитникам отбить ночной штурм поляков и казаков44.

Несомненно, духовенство во главе с местоблюстителем Патриаршего престола Крутицким митрополитом Ионой в эту ночь возносило в московских храмах прилежные молитвы о спасении первопрестольного града. В последующее время отражение вражеского приступа осознавалось как утверждение новой династии, став знаком окончания Смутного времени. Поэтому на Руси после этого получает распространение особое почитание праздника Покрова и строительство Покровских храмов45.

Потерпев неудачу под Москвой, королевич двинулся на север. Нападениям подвергалась затем Троице-Сергиева обитель, но приступы интервентов были также успешно отбиты, о чем сообщает современник-келарь Авраамий (Палицын). Поэтому после неудачи под Москвой и у стен Троицкого монастыря начались мирные переговоры, хотя гетман «настаивал на продолжении войны с Москвой»46. Среди польских дипломатов Троицкий келарь называет бискупа Константина Каменецкого47. Помолившись у мощей печальника земли русской, игумена Радонежского, русские послы прибыли 1 декабря 1618 года в Деулино48 и здесь было заключено так называемое Деулинское перемирие сроком на 14 с половиной лет49. Летописец XVII века, правда, называет другое село, недалеко от Троицкой обители, - Сватково, где в действительности находилась ставка королевича Владислава50: «Того же году государевы послы с литовскими послами съехався под Троицею в Сваткове селе помирилися на 14 лет и на 6 месяцов, а отдали Литве городов московских: Смоленеск, Белую, Невль, Красной, Дорогобуж, Рословль, Почеп, Трупческ, Себеж, Серпе[й]ск, Стародуб, Новгородок, Чернигов, Монастырской и записми укрепились»51. Это было именно перемирие, потому что поляки не хотели отказываться от своих претензий на Московский царский престол, а русская сторона была не согласна с потерей Смоленска.

Гетман П.Сагайдачный на обратном пути разорял пригороды Калуги, при этом он призывал королевича продолжить военные действия против Москвы. Вернулся он из московского похода «уже не только кошевым атаманом, но и фактическим гетманом Малороссии»52. Он рассчитывал, что, оказывая помощь королевичу, он сможет затем решить вопрос о численности казачьего войска и его статус. Однако в 1619 году король потребовал от казаков сокращения их войска, прекращения морских походов против турок и т. д. Историк М.Грушевский считает это «черною неблагодарностью со стороны правительства» Речи Посполитой по отношению к запорожским казакам53.

Михайловская повесть о мужестве жителей, защищавших свой город от врагов, современна и близка по сюжетике к произведению, в котором описана героическая оборона жителями Пскова своего города во время его осады в 1615 году шведским королем Густавом II Адольфом54. Наряду с описанием военных действий в ней говорится о заступлении «святых угодников Божиих, псковских чудотворцов». Описывается молитвенное обращение псковичей к Богу, сообщается о двух видениях, которые были «некоему благочестивому мужу именем Иоанну», затем о видении «некоему мужу благочестивому, именем Иоанну, имеющу блаженство Господа ради»55, наконец, еще один «человек поведа дивну повесть, именем Симеон»56.

Деулинское перемирие положило конец военным действиям на Руси и принесло мир исстрадавшемуся народу, способствуя последующему возрождению государственности в разоренной стране. Сохранившиеся древнерусские повести свидетельствуют о мужестве и героизме нашего народа в тяжелое время Смуты. Оборона города Михайлова в XVII веке напоминает судьбу Козельска XIII века, однако, в отличие от него, имеет счастливое завершение. 2018 год - это год 400-летия обороны Михайлова. В героическом городе имеется памятник, надпись на нем гласит: «Русским воинам и горожанам участникам героической 10-ти дневной обороны города Михайлова в августе 1618 года от славных потомков».

Благодаря Деулинскому перемирию произошел размен пленными. В Москву вернулся из Речи Посполитой ростовский митрополит Филарет, отец царя Михаила Феодоровича. В 2019 году - 400 лет с его возвращения из польского плена и его патриаршей интронизации. Началось более активное возрождение русской государственности, Смута на Руси закончилась. Род Романовых в свое время был подвергнут опале при Борисе Годунове, но именно его представителям пришлось возрождать страну после Смуты.

 

Ниже прилагается текст повести об осаде города Михайлова.

Повесть об осаде города Михайлова гетманом Сагайдачным в 1618 году

Полезна воспоминанию о преславном чудеси, како гетман Сагайдачный и запороги град Михайлов облегоша57 бранию и мнози от запорог погибоша, Божиим судом «искушени58 бывше» (Прем. 11:10), град же невредим бысть молитвами Пресвятыя Владычици нашея Богородицы и заступлением небесных сил Архистратига Михаила и великаго чудотворца Николы.

В лето 7126 (1618) при государе Царе и великом князе Михаиле Феодоровиче всея России король Польский и Литовский Жигимонт, хотя Московское государство поглотити и конечному потреблению59 предати, а веру православную искоренити и превратити в свою латынскую веру, посла сына своего Владислава со многими людьми и вои60 под Царствующий град Москву, а на Украйну посла - гетмана именем Петра Конашевича Сагайдачнаго, и с ним запороги до двадесяти тысящ, который, яко начальной61 сему всепагубному воровству62 и разоритель Московскаго государства, внезапу прииде с вои своими на Христово стадо. И, яко змии и лютии «волцы хищницы» (Мф. 7:15), нападоша на град Ливны и Елец и разорению предаша, люди же Божии, вкупе с женами и детьми, «усты меча» (1 Мак. 5:28) поядоша и сих кровию землю обагриша, а монастыри и церкви Божии расхитиша и огнем сожгоша. Но еще злочестивии крови христианския не насытишася, паки на достояние Божие (Пс. 127:3) вооружишася. Собрався в «сонмище сатанино» (Откр. 2:9), умыслиша напасти на область Рязанскую и на прочие грады, хотяще разорити их, яко же Ливны и Елец. Михайла Дорошенко Цапырковъ (?) и товарищи его со многими вои приидоша, грады поплениша: Лебедянь, Донков, Скопин, Ряской. А мужи, жены, дети до ссущих63 младенец, многими муками мучаще, посекоша. И нападоша на область Рязанскую, посады пожгоша, люди и священники побиша, и ко граду Переяславлю Рязанскому приступиша. Но Божиею милостию и заступлением Владычицы нашея Богородицы чудотворныя иконы Федотиевския и помощию страстотерпцев Христовых Бориса и Глеба и молитвами святаго Василия, епископа Рязанскаго, на приступе64 мнози побиени быша. А прочия отшедше от града, воеваша Рязанской уезд, и паки к Елцу поидоша и плениша Воронежский уезд.

Сам же окаянный всепагубный враг, Петр Сагайдачной, внезапу прииде с Елца в Шацкой град и в Донков и отпусти пред собою под град Михайлов полковника Милостиваго, а с ним тысящу человек, и повелел ему нощию приити безвестно65 и взяти град Михайлов украдом66. Михайловския же ратныя люди в то время немнози быша на городовой стене, а иннии по городам на государеве службе: в Калуге и Серпухове противу поганых ляхов. И долготерпеливый Господь и Бог наш, в Троице славимый, и Пресвятая Владычица Богородица, христианская державная Помощница, и Небесных сил воевода Архистратиг Михаил, и великий чудотворец Никола не даша конечному православным христианом потреблению быти, ожидая грешных покаяния. В ту нощь, в кую приходу Милостиваго ко граду быти, за десять поприщь67 тучи и громи страшни быша с дождем необычным, и Милостивый с запороги тою нощию не дойде до града, а прииде скорым приходом августа в 12 день. И в той же день внезапу приидоша во град68 Сапожковскаго города69 ратныя люди до 40 человек, кои шли со службы, и вышед с вои сущими во граде, победиша воюющих запорог и побиша множество. Полковник же Милостивой отъиде от града с великим страхом (3 Мак. 17:19).

Услышавше о сем, начальник их Петр Сагайдачной наполнися многия ярости и прииде ко граду Михайлову со всеми собранными его вои, августа в 16-й день. И того же дня нощию приидоша Михайлова города ратныя люди из Калуги и из Серпухова: черкес, стрельцев и козаков до 80 человек. Сагайдачный изготовися с запороги и приступи на взятие града августа в 17-й день со многими злокозненными умыслы со всех стран, а наряд70 постави с двух стран и повеле из наряду стену града горящими ядры зажигати, а во град из луков стрелы со огнем пущати безчисленно. Приступаша же ко граду два дни да нощь, приметая71 примет72 к стене града.

Людие градския, видяще беду свою, ужасошася и изнемогающе от многих приступов, абие вспомянуша, по Писанию и Божию глаголу, како Господь Бог за умножение грехов восхоте погубити град Ниневию. Егда же людие града того, услышавше от пророка Ионы о праведном гневе Божием (Иона 1, 2, 3, 5-8), не точию сами восприяша пост и покаяние, но и младенцем и скотом ясти не даша и вси от сердца покаяшася. Тогда долготерпеливый Владыка, Господь наш Иисус Христос не презри моления их и не погуби их (Иона 3, 10). Тако и града Михайлова начальник и вси людие, видяще нападения врага и изнемогающе вельми, покаяшася вси мужи и жены о гресех своих и «воздевше руце на небо» (2 Мак. 3:20), начаша молитися с плачем и воплем глаголюще: Владыко Человеколюбче Царю! Яко же древле излиял еси милость Твою на град Ниневию и избавил живущих в нем от погибели, тако и ныне, Владыко Царю, призри на ны грешныя от святаго жилища Твоего (Втор. 26:15; Ис. 63:15), удиви милость Твою на нас (Пс. 16:7): не ищи в нас дел праведных, не обрящеши бо в нас ничто же доброе. Но яко же горький плачь Апостола Петра приял еси (Мф. 26:7573), тако приими и наш плачь малый, отъими рукописание грехов наших и «губою милосердия отри прегрешения»74 наши по велицей Твоей милости. Не презри горьких слез вопиющих к Тебе, сотвори второе избавление граду и людям нареченным во имя Твое святое (Деян. 11:26).

Тако плачущим и молящимся всем живущим во граде, явися в то время чудо Пресвятыя Богородицы: прииде в соборную церковь Архистратига Михаила некто именем Митрофан и всем предстоящим в церкви поведа сице: Случися мне, изнемогшу на защите града, воздремати и слышах глас свыше, глаголющ (Мф. 3:17) ко всем сущим во граде: Не бойтеся от находящих на вы врагов, приидох Аз, Небесная Царица, на помощь к вам. Станите добре и мужайтеся, а страх и ужас отриньте от сердец ваших. Слышавше сие, жителие града - священницы, клирицы, иночествующие и вси люди возопиша от среды75 сердца, воздеюще руце на небо (2 Мак. 3:20) и молящеся Господу Богу и Пречистей Богоматери о ниспослании помощи ко избавлению от предстоящей погибели. А сущии внутрь града ратныя люди силою Божественною и заступлением Богоматери возмогоша и охрабешася, врата града отверзоша и устремишася с воплем на враги, множество запорог побиша, щиты, штурмы и приметы вси пожгоша. И бе явно видети преславную помощь Владычицы нашея Богородицы.

Сагайдачный же с запороги отступи от града со страхом, кричаще абие76 гражданом: не блазнитеся о вашей силе и моем отходе, всячески утре град ваш, яко птицу, рукою моею возму, и пуста его положу, и огню предам, а живущим в нем, малу и велику, повелю руку и ногу отсещи и повергнути псам. И повеле всем своим запорогом присягати на том, дабы, не взяв града, прочь от него не отходити. И изготовив щиты, штурмы и приметы, прииде на взятие града августа
в 23-й день и обложи его со всех сторон снарядом77. Жители же града, видяще грозящую им погибель, взяша Нерукотворенный образ Господа Бога н Спаса нашего Иисуса Христа, да образ Владычицы Богородицы Одигитрии, да образ местный78 Небесных сил Архистратига Михаила и великаго чудотворца Николы, преходя по стенам града, моляхуся тако: Защитниче наш Господи (Пс. 83:10), Господи, призри от святаго жилища Твоего (Втор. 26:15) на скорбь и озлобление79 людей Твоих, отжени и низложи враги наши, да не рекут нам, «где Бог их?» (Пс. 113:10) «Ты бо еси Бог наш» (Пс. 30:15), иже гордым сопротивляешися (Иак. 4:6), а на смиренныя оком милосердым призираеши (Пс. 33:17); на Тя уповаем и от Твоея десницы избавления чаем, Твоя бо держава неприкладна80 и владычество нерушимо. Избави град и люда Твоя от предстоящия беды и напасти.

Тако молящимся и плачущимся со священным клиром, всем людем явися чудо святаго Николы чудотворца. Прииде в соборную церковь Архистратига Михаила некто, именем Димитрий, портной мастер и поведа священником и всем предстоящим в церкви: Случися мне во время утренняго пения в хижицы моей тонце81 уснути, и прииде ко мне некий человек стар, власы на главе имея сединами украшены и начат мя будити. Егда же аз, яко бодрствен бых, поведа ми тако: Почто у вас во граде страх и ужас на всех и плачь неутешим? Вы же не бойтеся, но молитеся и уповайте, «услышана бо бысть молитва» ваша (Лк. 1:13) и посылает Бог к вам на помощь великаго чудотворца Николу. И повеле мне возрети на полуденную82 страну. И, возревшу ми, видех грядуща с небеси великаго чудотворца Николу на воздусе: ризы на нем быша белы, яко снег, и на главе его венец светел, подобен злату. От видения сего ужасохся аз страхом велиим и трепетен бых. Будящий же повелел сказати священником и всему миру, чтобы ходили со святыми иконы и кресты и молилися Богу и Преблагословенней Владычице Богородице, и Бог не предаст вас в руки врагов.

Слышавше сие, священницы и вси людие взяша из соборныя церкви хоруговь, на ней же написан Нерукотворенный образ Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, а на другой стране образ Небесных сил Архистратига Михаила, да образ Защитницы нашея Богородицы запрестольный и других церквей святыя иконы и поидоша на большой приступ83 к Сторожевой башни, где запороги примет приставиша к стене града, наполниша рвы ко граду землею и имеяху лестницы готовы ради на град восхождения. Во граде же и у ратных людей зелие84 в то время истощась. И бишася вои и жителие со враги ручным85 оружием и со стены града древом и камением метаху, а иннии, вышед из подградныя86 стены в подкопы с оружием мечным, многих запорог побиша, и сами мнози за веру живот87 свой положиша, а прочии начаша зело изнемогати и скорбети. Приидоша же мнози запороги и ко Архангельским вратам с многими умыслы88 на взятие града и начаша зажигати стену града. В то время принесоша во врата запрестольный образ Владычицы нашея Богородицы, да хоруговь Архистратига Михаила и образ великаго чудотворца Николы, градския же воины и людие начаша вопити с «плачем великим» (Суд. 21:2; 1 Мак. 4:39) о избавлении града от погибели. И заступлением Архистратига Божия Михаила и великаго чудотворца Николы градския вои со гражданы охрабрешась, врата града отверзоша и начаша поражати враги со «многою силою» (Пс. 32:16) и одолением. И бе видети преславное избранное воеводство89 Владычицы нашея Богородицы, яко отроцы и жены устремишася на запороги и множество их побиша. Во истину совершися реченное: яко един гоняше тысящи (Втор. 32:30). Такову крепость некрепким и силу немощным дарова Небесная Царица и Заступница рода христианскаго, яко минувшей нощи, а дню наставшу, щиты, штурмы и приметы, яже бяху привезли запороги на взятие града и трупиева (?), огню предаша.

А священницы, клирицы, иночествующие, начальник града и сущий с ним людский народ, пришед в соборную церковь, руки на небо воздеюще (Сир. 48:22), пеша молебны, благодаряще со слезами Господу Богу и Спасу нашему Иисусу Христу и Пренепорочной Матери Его, Владычице нашей Богородице, и Небесных сил воеводе, Архистратигу Михаилу, и великому чудотворцу Николе о преславном чудеси, о избавлении града от предстоящия погибели. А всепагубный враг Сагайдачный с остальными запороги своими отъиде от града со страхом и скорбию августа в 27-й день.

Чудо первое Архистратига Михаила: егда стояше Сагайдачный под градом, в то время некто от запорог умысли разрушити себе на потребу храм на посаде во имя Архистратига Михаила, возлезе на храм и нача раскрывати90 и абие взыде на него страх и ужас и погибе.

Чудо второе Архистратига Михаила: егда поиде от града Сагайдачный с  запороги, повеле на посаде храмы и домы вси сожещи, и жегоша все храмы и посады. А на посаде стояша два храма: во имя Архистратига Михаила и Николы чудотворца в великой тесноте среди дворов. И около их вси домы погореша, а храмы милостию Божиею и заступлением Архистратига Михаила и великаго чудотворца Николы от огня невреждени быша.

И оттоле мы жители богохранимаго града Михайлова совершаем по вся лета торжественныя празднества в те дни: в первый приступный91 день, августа в 17-й день, чудо Архистратига Михаила, а об отшествии от града запорог августа в 27-й день празднуем великому чудотворцу Николе (Киевская старина. Киев, 1885. №12. С. 684-689).

 

 1Лисейцев Д.В. Временные границы Смуты // Российская история. 2012. №5. С. 43-54.

 2Корсакова В., Ляпунов Захарий Петрович // Русский библиографический словарь (РБС). Т.: Лабзина-Ляшенко. СПб., 1914. С. 832.

 3Хилинский К.В. Станислав Жолкевский// Люди Смутного времени. СПб.: Брокгауз-Ефрон. 1905. С. 26-27.

 4Полное собрание русских летописей (ПСРЛ).М., 1978. Т. 34. С. 256.

 5Акты исторические. СПб., 1841. Т. 2. 1598-1613. С. 357.

 6Похлебкин В.В. Внешняя политика Руси, России и СССР за 1000 лет в именах, датах, фактах. Вып. 2. Кн. 1: Войны и мирные договоры. М., 1995. С. 201-202. Текст договора см.: Лыжин Н.П. Столбовский договор и переговоры ему предшествовавшие. СПб., 1857. С. 142-173. См. также: Селин А.А. Столбовский мир 1617 года. СПб., 2017.

 7Пирлинг [П.] Дмитрий самозванец. Ростов-на-Дону, 1998. С. 433.

 8Там же. С. 435.

 9Там же. С. 436.

10 Стельмашенко М., священник. Петр Скарга (Историческое исследование). Киев, 1912. С. 327.

11Там же. С. 328. Об этом же говорит иерарх в другой своей речи, обращенной к королевичу // Сборник Муханова. М., 1836. С. 187.

12Стельмашенко М., священник. Петр Скарга… С. 238.

13Савич А.А. Деулинское перемирие 1618 г. (Из истории польской интервенции начала XVII века) // Ученые записки Московского педагогического института им. К.Либкнехта. Т. 4. Серия историческая. М., 1939. Вып. 2.  С. 80.

14Ульяновский В.И. «Прямой» или «кривой» герой Смуты? Рязанско-Муромский архиепископ и Патриарх Московский грек Игнатий//Рязанская старина. 2006-2008. Рязань, 2013. Вып. 4-6; С. 16-58; Макарий архимандрит. Патриарх-грек на Московском престоле // «По пути времени…». 2015-2016. Тверь, 2017. Вып. 6. С. 104-127; Он же. Патриарх Игнатий, поставленный самозванцем // Богословский вестник. Научно-богословский журнал. Сергиев Посад, 2017. №24-25. С. 209-304.

15Акты исторические (АИ). T. 3: 1613-1645. СПб., 1841. С. 68. О нахождении в королевской свите патриарха Игнатия сообщает и архиепископ Арсений, пребывавший в Москве // Хроники Смутного времени. М., 1998. С. 198.

16Черепнин Л.В. Земские Соборы Русского государства в XVI-XVII вв. М., 1978. С. 227-229.

17Славянская энциклопедия. XVII век. М., 2004. Т. 2. С. 300. См. также: Лепин Д.А. На степном пограничье: Верхний Дон в XV-XVII веках. Тула, 2013. С. 75.

18Костомаров Н.И. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. М., 1990. Кн. 1. Вып. 1, 2, 3. С. 734.

19Повесть опубликована в журнале «Киевская старина», при этом издателями было отмечено: «Заимствуем этот редкий исторический памятник из редкого в своем роде издания Черниговских губернских ведомостей за 1853 г., №33, в свое время заимствовавших оный из Рязанских губернских ведомостей» // Киевская старина. Киев, 1885. №12. С. 684.

20Возможно, в рукописи повесть не имела заголовка и поэтому данное название было сделано издателями, при этом дату указали от Рождества Христова, а не от сотворения мира, как это было принято тогда // Киевская старина. Киев, 1885. №12. С. 684.

21Повесть об осаде города Михайлова гетманом Сагайдачным в 1618 году // Киевская старина. Киев, 1885. №12. С. 684.

22Снессорева С. Земная жизнь Пресвятой Богородицы и описание святых чудотворных икон. Ярославль, 1993. С. 206-207. Отмечается, что празднование Феодотьевской иконе «установлено в память избавления Рязани от нашествия в 1668 г. запорожских черкесов помощью и заступлением Пресвятой Богородицы» // Там же. С. 207. Очевидно, целесообразнее говорить о нападении на Рязань казаков именно в 1618 г. и связывать начало прославления чудотворного образа с деятельностью рязанского архиепископа Феодорита (1605-1617 гг.), см. о нем: Горбунов Б.В. Феодорит//Рязанская энциклопедия. Рязань, 2000. Т. 2. С. 600; Гераськин Ю.В. Архиепископ Феодорит в годы Смутного времени//Калужские страницы. V Международная научно-практическая конференция. У истоков Российской государственности. Роль женщин в истории династии Романовых. Исследования. Материалы. СПб., 2013. С. 95-101. Автор отмечает в конце своего текста: «В 1999 г. в день Святого Духа, в Свято-Троицком монастыре Рязани состоялось торжественное прославление архиепископа Феодорита. Святитель общецерковно почитается в Соборе рязанских и Соборе костромских святых. Установлен день памяти святителя Феодорита - 10/23 сентября, в дату его преставления» (Там же. С. 101).

23Добролюбов И., священник. Историко-статистическое описание церквей и монастырей рязанской епархии, ныне существующих и упраздненных с списками их настоятелей за XVII, XVIII и XIX ст. и библиографическими указаниями. Рязань, 1891. Т. 4. С. 261.

24О двоичном прославлении святых см.: Макарий, архимандрит. О почитании святых. Сергиев Посад, 2017. С. 70-78.

25Филарет (Гумилевский) архиепископ. Русские святые, чтимые всею Церковью или местно. СПб., 2008. С. 196-197.

26Учати - начать // Срезневский И.И. Материалы для Словаря древнерусского языка по письменным памятникам. СПб., 19093. Стб. 1334.

27ПСРЛ. М., 2000. Т. 13. С. 168; Макарий, архимандрит. Жизнь и труды святителя Макария, Митрополита Московского и всея Руси. М., 2002. С. 141. О князе А.И.Воротынском, скончавшемся в монашеском звании в Троице-Сергиевом монастыре, см.: Славянская энциклопедия. Киевская Русь - Московия. М., 2001. Т. 1. С.16.

28Маханько М. Почитание и собирание древних икон в истории и культуре Московской Руси XVI века. М., 2015. С. 57.

29Макарий митрополит Московский и Коломенский. История Русской Церкви. М., 1996. Кн. 6. С. 403-410; Орловский П., протоиерей. Участие запорожских козаков в восстановлении (Иерусалимским Патриархом Феофаном) православной южно-русской церковной иерархии в 1620 году // Киевская старина. Киев, 1905. №10. С. 133-141.

30Начальный - главный, верховный // Словарь русского языка XI-XVII вв. М., 1983. Вып. 10. С. 308).

31Добролюбов И., священник. Историко-статистическое описание… 1888. Т. 3. С. 7. См. также: Воротникова И.А.; Неделин В.М. Кремли, крепости и укрепленные монастыри Русского государства. Крепости центральной России. М., 2013. С. 818-820.

32Воротникова И.А.; Неделин В.М. Указ. соч. С. 796. План крепости города Михайлова см.: Там же. С. 797.

33См. его слова: Памятники литературы Древней Руси. XIII век. М., 1981. С. 440-455.

34Платонов С.Ф. Очерки по истории Смуты в Московском государстве XVI-XVII вв. (Опыт изучения общественного строя и сословных отношений в Смутное время.) М., 1937. С. 393.

35Там же. С. 394.

36Печегина Е. Московский поход П.Сагайдачного//Ucrainica Petropolitana. Сборник научных трудов. СПб., 2008. Вып. 2. С. 35.

37Повесть об осаде города Михайлова гетманом Сагайдачным в 1618 году // Киевская старина. Киев, 1885. №12. С. 689.

38Добролюбов И., священник. Указ. соч. Зарайск, 1884. Т. 1. С. 280.

39Васенко П. Г. Бояре Романовы и воцарение Михаила Федоровича. М., 2013. С. 241.

40К.Х. Сагайдачный Петр Кононович//Русский биографический словарь. Т.: Сабанеев - Смыслов. СПб., 1904. С. 40; Курбатов О.А. Военная история русской Смуты начала XVII века. М., 2014. С. 210.

41Костомаров Н.И. Указ. соч.

42Печегина Е. Указ. соч. С. 36.

43Курбатов О.А. Военная история русской Смуты начала XVII века. М., 2014. С. 211-212. См. также: ПСРЛ. Л., 1985. Т. 37. С. 175, 198.

44Татищев В.Н. Собрание сочинений. М., 1996. Т. 7-8. С. 165-166. Подробнее об этом см.: Скобелкин О.В. Французы, которые помогли отстоять Кремль в 1618 г.//Мининские чтения. Труды научной конференции, проходившей в ННГУ им. Н.И.Лобачевского 20-21.10.2006. Нижний Новгород, 2007. С. 119-122.

45Тарабарина Ю.В. Победа над королевичем Владиславом 1 октября 1618 г. и мемориальное строительство 1620-х гг.//Сакральная топография средневекового города. М., 1998. С. 100-108. Аналогичного характера празднества могли учреждаться и в различных других городах. От Устюжны Железопольской были отбиты все приступы интервентов, во время которых внутри града носилась с крестным ходом икона Богоматери Одигитрии. В память этого события был установлен «праздник честен Пречистей Божия Матери и еже с Пречистым Ея и чюдотворным образом освященному Собору и всем людем ходити около града по всяко место месяца февраля в 10 де[нь], яко да не збавдено (так - а.М.) будет таковое преславное чюдо и впредь будущим родом» (Васильев Ю.С., Тихомиров С.А. Сказание о нашествии поляков на Устюжну Железопольскую//Устюжна. Историко-литературный альманах. Вологда, 1993. [Вып.] 2. С. 192.

46Грушевский М.С. Иллюстрированная история Украины. М., 2001. С. 253. См. также: К.Х.Сагайдачный Петр Кононович//Русский… С. 41.

47Сказание Авраамия Палицына. М.; Л., 1955. С. 246; Опарина Т.А. Иноземцы в России XVI-XVII вв. Очерки исторической биографии и генеалогии. М., 2007. С. 241.

48В память этого события 1 декабря 1620 г. преподобным Дионисием Радонежским по благословению Патриарха Филарета в Деулино был освящен храм во имя преподобного Сергия (Сказание Авраамия Палицына. С. 248).

49Похлебкин В.В. Указ. соч. С. 436-437.

50Голубинский Е.Е. Преподобный Сергий Радонежский и созданная им Троицкая Лавра. Жизнеописание преподобного Сергия. Путеводитель  по Лавре. М., 1909. С. 336.

51ПСРЛ. М., 1968. Т. 31. С. 158.

52Славянская энциклопедия. XVII век. М., 2004. Т. 2. С. 300.

53Грушевский М.С. Указ. соч.

54ПСРЛ. СПб., 1848. Т. 4. С. 331-332. См. также: Кирпичников А.Н. Оборона Пскова в 1615 г. (по новым русским и шведским материалам)//Средневековая и новая Россия. Сборник научных статей. К 60-летию профессора Игоря Яковлевича Фроянова. СПб., 1996. С. 424-445; Коваленко Г.М. Псковская «конфузия» Густава II Адольфа // Псков в российской и европейской истории (1100-летию первого летописного упоминания). М., 2003. Т. 1. С. 302-304.

55См. о нем: Охотникова В.И. Иоанн // Православная энциклопедия. М., 2010. Т. 23.
С. 246-247.

56Семевский М. Повесть о прихождении Свейскаго краля с немцы под град Псков// ЧОИДР. М., 1869. Кн. 1. Отд. 5. С. 3-8. В ХХ веке «Повесть» была издана В.И.Попковым по четырем спискам. Попков В.И. Повесть об осаде Пскова шведами в 1615 году//Традиции и новаторство в русской литературе. М., 1973. С. 23-31.  См. также: Охотникова В.И. Повесть о прихождении Шведского короля Густава Адольфа на град Псков//Словарь книжников и книжности Древней Руси. Вып. 3 (XVII в.). Ч. 4: Т - Я. Дополнения. СПб., 2004. С. 530-531.

57Облегати - окружать, осаждать // Словарь русского языка XI-XVII вв. М., 1987. Вып. 12. С. 69.

58Искушати = искусити - проверить, испытать // Там же. М., 1979. Вып. 6. С. 265.

59Потребление - истребление, гибель // Там же. М., 1992. Вып. 18. С. 20.

60Вои - воины // Там же. М., 1975. Вып. 2. С. 309.

61Начальный - главный, верховный // Там же. М., 1983. Вып. 10. С. 308.

62Воровство - преступление, бесчинство // Там же. М., 1976. Вып. 3. С. 31.

63Ссущий - грудной младенец, питающийся молоком матери // Дьяченко Г., священник. Полный церковно-славянский словарь. М., 1993. С. 656.

64Приступ - штурм // Словарь русского языка XI-XVII вв. М., 1995. Вып. 20. С. 41.

65Безвестно - неожиданно, внезапно // Там же. М., 1975. Вып. 1. С. 96.

66Украдом - украдкой, тайком // Срезневский И.И. Материалы для Словаря древнерусского языка по письменным памятникам. СПб., 1903. Т. 3. Стб. 1184.

67Поприще - расстояние // Словарь русского языка XI-XVII вв. М., 1991. Вып. 17. С. 99-100. Слово «поприще» в Древней Руси чаще употреблялось в церковной литературе и соответствовало версте // Белобров В.А. Традиционные русские меры длины. М., 2018. С. 173-174.

68Град - крепость // Словарь русского языка XI - XVII вв. М., 1977. Вып. 4. С. 69.

69В публикации: Саножковскаго города.

70Наряд - артиллерия // Словарь русского языка XI-XVII вв. М., 1983. Вып. 10. С. 228.

71Приметати - привалить, набросать что-либо около чего-либо, сделав завал, насыпь // Там же. М., 1994. Вып. 19. С. 218.

72Примет - то, что осаждающие бросали к стенам города, чтобы вызвать пожар; чем заваливали ров для облегчения подъема на стену // Там же. С. 217.

73Анастасий Синаит преподобный. Избранные творения. М., 2003. С. 298.

74Автор Повести цитирует толкование на шестой псалом преподобного Анастасия Синаита // Анастасий Синаит преподобный. Избранные творения. М., 2003. С. 298.

75От среды сердца - из глубины души // Словарь русского языка XI-XVII вв. М., 2006. Вып. 27. С. 134.

76Абие - тотчас, немедленно // Там же. М., 1975. Вып. 1. С. 18.

77Снаряд - артиллерийские орудия и боеприпасы // Там же. М., 2000. Вып. 25. С. 244.

78Местный образ - икона, посвященная престольному празднику и находящаяся в нижнем ряду иконостаса справа от царских врат // Там же. М., 1982. Вып. 9. С. 111.

79Озлобление - страдание, мучение // Там же. М., 1987. Вып. 12. С. 310.

80Неприкладный - несравнимый, беспримерный // Там же. М., 1986. Вып. 11. С. 251.

81Тонце - чутко, неглубоко // Там же. М.; СПб., 2015. Вып. 30. С. 34.

82Полуденный - южный //Там же. М., 1990. Вып. 16. С. 264.

83Приступ - часть городских укреплений // Там же. М., 1995. Вып. 5. С. 41.

84Зелие, зелье - порох // Там же. М., 1978. Вып. 5. С. 372

85Ручное - носимое в руках // Там же. М., 1997. Вып. 22. С. 265.

86Подградный - место, местность под городом, близ города // Там же. М., 1989. Вып. 15. С. 247.

87Живот - жизнь // Там же. М., 1978. Вып. 5. С. 103.

88Умысел от умыслити, т.е. задумать, замыслить // Срезневский И.И. Указ. соч. Т. 3. Стб. 1217.

89Воеводство - командование войском // Словарь русского языка XI-XVII вв. М., 1975. Вып. 2. С. 262.

90Раскрывати - разбирать крышу // Там же. М., 1997. Вып. 22. С. 17.

91Приступный - относящийся к осаде, т.е. штурму // Там же. М., 1995. Вып. 20. С. 44.

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати