ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Возвращение «политического вундеркинда»: итоги парламентских выборов в Австрии

10:46 16.10.2019 • Андрей Кадомцев, политолог, советник Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации по международным вопросам

В конце сентября «Австрийская народная партия», которую возглавляет бывший канцлер 33-летний «политический вундеркинд» Себастьян Курц, вновь заняла первое место на парламентских выборах. По предварительным данным, которые должны быть окончательно подтверждены 16 октября, партия Курца получила 37,5% голосов, и займет 71 из 183 мест в Национальном совете, нижней палате австрийского парламента[i]. Вместе с тем, наблюдатели предсказывают молодому политику большие трудности при формировании нового кабинета министров. Что означают итоги голосования для самой Австрии и для Европы в целом?

Парламентские выборы в Австрии носили внеочередной характер и были назначены в результате развала правящей коалиции партии Курца – консервативной, право-центристской Австрийской народной партии (АНП) и «ультра-правой», «националистической» Партии свободы (АПС), в мае нынешнего года. Поводом для скандала послужила публикация в немецком журнале «Шпигель», согласно которой руководство АПС в 2017 году вело некие тайные переговоры с якобы «племянницей русского олигарха» о предоставлении коммерческих преференций и госконтрактов в обмен на финансовую помощь партии. Впоследствии, как обычно, выяснилось, что записанная скрытой камерой «встреча на Ибице» была подстроена журналистами, недовольными политическими успехами АПС.

Как показали итоги прошедших выборов, «скандал на Ибице» действительно подорвал доверие австрийских избирателей к «ультра-правым», одновременно, лишь укрепив политические позиции Курца. АНП превзошла ожидания аналитиков, и получила на 9 парламентских мандатов больше, чем на выборах 2017 года. Второе место досталось другой партии, традиционно представленной на австрийском политическом «Олимпе» - Социал-демократической (СДПА), которая, однако, показала «худший результат в послевоенной истории». СДПА получила 40 мест – на 12 меньше, чем в 2017 году. «Партия Свободы» пришла третьей, потеряв 10 процентов голосов и 20 мандатов – теперь у «националистов» 31 депутат. «Зеленые» (Die Grüne Alternative), прежде не представленные в Национальном совете, получили сразу 26 мест. Либеральное объединение «Новая Австрия» (NEOS) получило 15 мест, увеличив свое представительство на 5 мандатов.

Таким образом, АНП подтверждает свою лидирующую роль в австрийском политикуме. Причем партии удалось победить на выборах второй раз подряд впервые с 1960-х. По мнению большинства наблюдателей, в решающей степени консерваторы обязаны своим успехом именно личности Себастьяна Курца. Молодой политик, уже занимавший к тому моменту пост министра иностранных дел, возглавил АНП весной 2017 года, на фоне возрастающего разочарования многих австрийских избирателей «торжеством политического центризма». Традиционные партии из года в год обещали сторонникам «еще больше» «стабильности и предсказуемости всей системы», однако граждане, особенно на фоне усиления целого ряда тревожных тенденций, испытывали растущее беспокойство выхолащиванием «самого содержания политики как столкновения взглядов и мировоззрений», отмечает председатель СВОП Федор Лукьянов. Между тем, Европу накрывали один кризис за другим, «от долгового до миграционного». Избиратели все больше сомневались в способности традиционных партий, с их стремлением к достижению консенсуса даже ценой выхолащивания предлагаемых решений, найти адекватные ответы на всё новые внутренние и внешние вызовы, с которыми сталкивается ЕС. Именно такой к моменту прихода Курца на пост председателя являлась и АНП, одна из двух «системообразующих» партий Австрии, пытавшаяся еще дальше уйти от идеологической определенности и выступать за «всё хорошее против всего плохого». Однако в результате лишь терявшая доверие былых сторонников.

По мнению британского The Economist, ключевую роль в стремительном политическом взлете Курца сыграли два обстоятельства. Во-первых, Курц занял пустовавшую среди право-центристов «нишу» сторонника жесткой политики в отношении беженцев. В 2015-2016 годах Австрия оказалась в эпицентре европейского миграционного кризиса – в пересчете на одного жителя небольшая альпийская республика приняла больше мигрантов, чем любая другая страна ЕС, за исключением Швеции. Курц, в тот момент занимавший пост министра иностранных дел, сменил прежний, вполне либеральный взгляд на вопросы миграции на жесткую линию на закрытие границ и ограничение возможностей предоставления убежища. Вместе с правительствами ряда балканских государств Курц провел большую работу по блокированию маршрутов нелегальной миграции.

Во-вторых, Курц стал воплощением запроса значительной части австрийского общества на «свежую кровь» и новые идеи в политике. В короткие сроки молодой лидер сумел достичь значительных качественных изменений в кадровом составе руководства АНП, в том числе на местах, а также в подходах и методах работы с избирателями. С его приходом  респектабельные, но утратившие политическую инициативу и способность к генерации свежих идей консерваторы «обрели второе дыхание». Курц бросил вызов разочарованию значительной части электората, создав себе образ энергичного политика со свежим взглядом на проблемы Австрии и Европы. В течение первого срока на посту канцлера, молодой лидер сумел убедить значительную часть австрийцев в своей способности  довольно успешно интегрировать в правительстве бюрократические навыки представителей истеблишмента с амбициями и недвусмысленной, хотя порой и резкой, повесткой «популистов». Сам Курц также записывает в число достижений своего первого правительства инициативы по снижению налогов и уменьшению государственного долга.

Как показали результаты прошедших выборов, его партии удалось заручиться поддержкой представителей всех слоев общества, за исключением разве что «столичных либералов». И теперь молодой политик, «которого многие считали защитником интересов обеспеченной элиты, отныне может считаться избранником всего народа»[ii]. Его электоральная база продолжает укрепляться - Курц остается самым популярным партийным лидером  в стране. Для своих сторонников, он олицетворяет политическую волю к переменам, которой, по их мнению, давно лишились как большинство прежних функционеров АНП, так и социал-демократы. Вместе с тем, традиционный австрийский и европейский политический истеблишмент сохраняют настороженное отношение к Курцу, в первую очередь, из-за его готовности пойти на союз с «ультра-правыми» при формировании своего первого правительства в конце 2017 года. Распад правящей коалиции в минувшем мае вследствие скандала с руководством АПС, как показалось многим, лишь подтвердил подобные опасения. Вместе с тем, ряд экспертов напоминают о том, что на должности канцлера Курц показал себя умелым администратором и «эффективно отодвинул» «правых» от принятия многих ключевых политических решений, в том числе в области внешней политики.

Теперь избиратели ждут от него ответа на «меняющиеся ожидания», лейтмотивом которых, по мнению ряда наблюдателей, становится исторический и геополитический пессимизм. По Европе распространяются опасения относительно перспектив на будущее в условиях ослабления ЕС на фоне конкурирующих мировых центров. Между тем, задача формирования нового кабинета Австрии представляется большинству наблюдателей очень непростой. Вариантов формирования большинства (минимум 92 мандата) три: большая коалиция, возвращение к коалиции с АПС, или же т.н. «правительство dirndl» («бирюзово-зелено-розовое», называемое так по цветам традиционной альпийской одежды) с «зелеными» и либералами из NEOS. Первый вариант может вызвать разочарование среди сторонников Курца, которые поддержали молодого политика как раз вследствие накопившейся за послевоенные десятилетия усталости от бесконечной череды правительств, включавших в себя либо одну из двух ведущих партий, либо сразу обе. Кроме того, с СДПА у Курца «принципиальные расхождения» по многим вопросам в социально-экономической сфере. Новая попытка объединения с АПС не только чревата скандалами, но и способна подорвать общеевропейскую репутацию и амбиции Курца. Наконец, союз с «зелеными» и либералами наверняка вызовет острые разногласия по вопросам миграции, экологической и социальной политики.

Сейчас в Европе идет острая дискуссия вокруг того, с какой институциональной конструкцией ЕС будет пытаться преодолеть внутренние противоречия и внешние вызовы. В этом принципиальном споре используются самые жесткие методы. Ярким ее проявлением стал и грандиозный скандал в Австрии, уничтоживший предыдущее правительство Курца. Между тем, молодой и амбициозный политик стремится повысить роль Вены в европейских делах. В течение всего срока на посту канцлера он демонстрировал твердую приверженность политическим ценностям «европейского мейнстрима». Регулярно проявлял интерес к политическим процессам в Европе, высказывался в поддержку – «настолько, насколько это возможно», реформаторских инициатив президента Франции Эмманюэля Макрона. Хотя и не соглашался с рядом предложений Парижа, касавшихся реформы еврозоны, склоняясь, скорее, к более осторожной позиции Германии. Кроме того, в ходе первого срока на посту канцлера, молодой лидер добился от партнеров из АПС окончательного отказа от идеи о возможности выхода Австрии из ЕС. Теперь, в середине октября, когда «популисты» отступили в ряде стран Европы – в Италии, возможно, в Венгрии, а также во Франции, где пошло на спад движение «желтых жилетов», мало кто ожидает от Курца, что он проявит себя как «популист в центристской шкуре». Напротив, молодой австриец, вышедший на первый план в политике во многом благодаря своей четкой и решительной линии в вопросах миграции, может оказаться надеждой Европы, измотанной половинчатыми решениями, столь привычными для бюрократических коридоров Брюсселя.

Вместе с тем, не следует забывать, что немалый прирост голосов Курцу обеспечили те, кто раньше голосовал за Партию свободы[iii]. И, по мнению реалистов, у двух политических объединений по-прежнему гораздо больше общего, чем готов публично признать Курц. Возможно, молодой лидер и сумел решить задачу противостояния «популистам», взяв на вооружение, хотя и в смягченном виде, часть идей евроскептиков и «суверенитистов». Однако в результате произошло смещение политической повестки консерваторов «вправо». И как бы не уверяли всех Курц и его соратники в своей твердой приверженности «центризму», речь идет уже совсем о другом «центре» - т.е. об опасной тенденции «поправения» всего политического спектра Австрии и Европы[iv]. «Популисты», возможно, и «отступили» кое-где в Евросоюзе. Однако третье место той же АПС, по-прежнему дающее «арифметические» шансы на участие в правительстве, демонстрирует скорее высокий потенциал их политической выживаемости.

Австрийские выборы, как представляется, пока подтверждают тенденцию, проявившую себя в ходе майских выборов в Европарламент: успех сопутствует в первую очередь тем политическим силам, которые «говорят  без экивоков» - твердым сторонникам «укрепления суверенитета».[v]

Лишь будущее покажет, станет ли возвращение Себастьяна Курца на вершину австрийской политики предвестником ренессанса «обновленных» европейских центристов на фоне постепенного отступления «националистов» и «популистов». Признаком постепенной адаптации европейского политического истеблишмента к запросу избирателей на более сбалансированный курс, сочетающий защиту суверенных прав и национальных интересов стран-членов ЕС и объективную, по мнению реалистов, потребность Сообщества в углублении федерализации, в централизации общих политических институтов.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати