ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Польша: прометеизм против постсоветского пространства

10:00 27.07.2019 • Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»

Идеология прометеизма, как это ни странно в современных политических реалиях, остаётся составной частью польской восточной политики, под которой понимается политика Польши в отношении постсоветского пространства. Оформившийся в 1920-1930-х гг. прометеизм для польской политической мысли – до сих пор востребованная система взглядов о переустройстве Восточной Европы, выходящая за рамки упрощённой формулировки раскола России вдоль «национальных швов».

В свое время, наиболее четко и прямолинейно, цель этой политической идеи сформулировал ближайший сподвижник и единомышленник первого главы новообразованного польского государства Пилсудского генерал Юлиан Стахевич: «Целью, на достижение которой направлены наши усилия, являются существующие и будущие национальные государства на Востоке. Их появление будет историческим последствием слома силы России, но в то же время может явиться и элементом укрепления мощи державы Польской».

О важности, которая придаётся данной идеологии в современной польской политике, говорит факт тщательного накопления и документирования материалов, к ней относящихся, правительственными и неправительственными учреждениями в Польше и за её пределами, и тематическими изданиями, ей посвящёнными (Институт Пилсудского в Америке, Институт Пилсудского в Лондоне, Институт Пилсудского в Варшаве, Институт ген. Сикорского, журнал Nowy Prometeusz и т.д.) (1,2,3,4).

Популяризацией идеи прометеизма за рубежом, ее интернационализацией Варшава хочет достичь признания международным сообществом морально-политической правомочности региональных амбиций Польши в Центрально-Восточной Европе на протяжении всей истории польско-российских отношений.

При этом прометеизм преподносится как политико-идеологический феномен не только польской, но международной политики (5). В 2018 г. посольство Польши в Великобритании совместно с Центром изучения Восточной Европы Варшавского университета и министерством культуры и национального достояния Польши провели VIII ежегодную конференцию «Выдающиеся личности прометеизма». Это была вторая по счёту конференция, проведённая за пределами Польши. Первой была конференция 2017 г. в украинском Луцке с участием польских и украинских историков и дипломатов. Что представляет собой этот проект в современных условиях?

Он достаточно систематизирован и отличается определенной иерархией интересов. Украина и Кавказ считались ранее и считаются сегодня двумя основными точками приложения данной идеологии. Украинская и кавказская тематика в польских изданиях, посвящённых этому вопросу, занимают по частоте упоминания и объёму первое и второе место, соответственно. Активизация польской дипломатии в рамках реализации задач этого проекта на Украине и Кавказе хронологически и предметно совпадает и отличается только по объёму в зависимости от текущих возможностей Варшавы.

Внутри Кавказского региона эта странная на современном этапе теория выделяет Грузию и Азербайджан как наиболее эффективные направления для политического сотрудничества. Республикам Средней Азии отводится менее заметное третье место. Так происходит из-за отсутствия у Варшавы каких-либо реальных рычагов влияния в среднеазиатском регионе. Тем не менее, акцент в этом случае делается на Казахстан как самую крупную республику Средней Азии. При этом у Польши отсутствует не только положительный, а вообще какой-либо опыт серьезного регионального взаимодействия с охватом Кавказа и Средней Азии.

Оставшимся постсоветским государствам современная идеология прометеизма уделяет остаточное внимание. Частичным исключением является Молдавия, где польская сторона координирует свои усилия с Румынией. Значение Молдавии для Польши в рамках данного проекта обусловлено довольно активной экспансионистской молдавской политикой Бухареста. Варшаву и Бухарест связывает договор о стратегическом партнёрстве на 2016-2020 гг. В 2020 г. он будет наверняка продлён.

Балтийско-черноморский помост (территория протяжённостью 1200 км. между Балтикой и Чёрным морем, политически выраженными звеньями которого выступают Польша, Литва, Украина) и его географические фланги (6) – вот главная геополитическая сцена и направление усилий этого «личного» польского проекта.

При этом, если рассматривать его в историческом контексте, прометеизм не только не безупречен, но и страдает идеологическими огрехами. Тезис Варшавы о культурно-исторической и цивилизационно-политической общности народов балтийско-черноморского региона, что регулярно подчёркивают его сторонники, не имеет реальных подтверждений. В нем принято разделять государства между Балтикой и Чёрным морем на две категории – те, с кем поляки сосуществовали в рамках Речи Посполитой (Украина, Белоруссия, частично Молдавия) и те, с кем поляки не жили в едином государстве (республики Кавказа и Средней Азии). Последняя категория стран, не обладающая общими с Польшей историческими и культурными традициями, а также опытом совместного сосуществования, по мнению идеологов, может иметь с Варшавой только временную общность интересов в рамках проекта. В то время как первая категория считается приоритетной и демонстрирует некоторый всплеск сотрудничества на ниве прометеизма, особенно там, где имели место «цветные» госперевороты (Украина, Грузия). Можно с уверенностью предположить, что без насильственной смены власти взаимодействие этих постсоветских стран с Варшавой, наверняка, носило бы более прагматичный характер, без увлечения политико-идеологическими конструкциями, каковой является данная идеология.

В силу этого потенциальными союзниками для Польши в рамках этого проекта на постсоветском пространстве являются деструктивные политические группировки радикально-националистического толка, готовые к участию в силовых сценариях захвата власти. Это лишает прометеизм морального права именоваться интеллектуально-политическим течением созидательного содержания, при том, что Варшава всегда акцентирует внимание на моральной составляющей этой старой исторической конструкции, приписывая ей политическую бескорыстность.

То, к чему стремится польский прометеизм, является весьма надуманной идеологией в современных геополитических реалиях, основанной, скорее, на желании увеличения своего политического веса в регионе и Европе, чем на достижении какого-либо реального результата.

События в государствах, куда прометеизм пытается прийти вместе с «цветными» революциями, свидетельствуют о его неспособности быть самостоятельным и стабилизирующим фактором политического пространства от Балтики до Чёрного моря, а главное - о его искусственности и политической неактуальности.


1) https://www.pilsudski.org/pl/

2) http://www.pilsudski.org.uk/pl/index.php

3) http://instytutpilsudskiego.com

4) http://nowyprometeusz.pl

5) http://nowyprometeusz.pl/wp-content/uploads/2018/12/NP12-Kornat.pdf

6) https://teologiapolityczna.pl/geopolityka-jerzego-niezbrzyckiego-czyli-rozwiniecie-koncepcji-pomostu-baltycko-czarnomorskiego-tpct-149-1

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати