ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Первая АЭС в Бангладеш заработает в 2023 году

17:59 29.04.2019 • Евгений Педанов, специальный корреспондент

Фото: mid.ru

Сергей Лавров встретился с новым министром иностранных дел Бангладеш Абдулкаламом Моменом. Как отметили министры, энергетика – это ключевая сфера двустороннего сотрудничества. «Мы развивающаяся страна, наша потребность в энергоносителях постоянно растет», — заявил Абдулкалам Момен.

«Россия была в числе первых стран, признавших независимость Бангладеш» (Сергей Лавров)

Сергей Лавров подчеркнул, что история отношений с Бангладеш уходит в период, когда страна только обретала свою независимость. «Москва всегда поддерживала нас в борьбе за независимость», — добавил коллега из Бангладеш. Сейчас «Росатом» строит первую атомную электростанцию в республике. АЭС «Руппур», по словам Абдулкалама Момена, должна войти в строй к 2023 году. «Газпром» участвует в разведке месторождений сжиженного природного газа. Кроме того, Бангладеш сотрудничает с Россией в развитии возобновляемых источников энергии. Министр республики приветствовал инвестиции российских компаний. Среди других сфер взаимодействия главы МИД выделили военно-техническую, а также борьбу с терроризмом и координацию в ООН. Абдулкалам Момен поблагодарил Россию за работу с правительством Мьянмы по вопросу репатриации беженцев рохинджа.

Во время пресс-конференции министры ответили на вопросы журналистов.

«Международная жизнь»: Какие шаги сейчас предпринимают правительства Бангладеш и Мьянмы, чтобы решить проблему возвращения беженцев рохинджа и чтобы обеспечить безопасность этой этнической группы?

Абдулкалам Момен: С самого начала Бангладеш и Мьянма работают на двусторонней основе, чтобы решить этот вопрос. Меньшинство рохинджа жили в Мьянме веками. Действительно, были уже моменты в истории, когда были гонения, когда их притесняли. И они неоднократно находили убежище в нашей стране. Сейчас в Бангладеш проживает порядка 1,1 миллиона рохинджа. У нас уже есть договоренность с Мьянмой и определенные механизмы, которые должны работать для репатриации этих людей. В ноябре 2018 года на родину должна была отправиться первая партия рохинджа.

«Репатриация не происходит, ни один беженец не был еще возвращен» (Абдулкалам Момен)

Хорошая новость заключается в том, что при въезде в Бангладеш мы брали биометрические данные у всех беженцев. Теперь установлена личность каждого.  До этого были разночтения с Мьянмой относительно того, сколько людей действительно находится у нас. Сейчас есть оцифрованный список их биометрии. Мы передали его Мьянме. Они согласны с нашей оценкой. И люди, чья личность установлена, могут вернуться. В Ракхайне (штат Мьянмы) действует ряд организаций, которые мешают этому процессу. Я говорил с министром иностранных дел Мьянми – это мой добрый друг. И он меня заверил, что в этом году в ближайшее время будут активизированы усилия по возвращению беженцев рохинджа. В мае очередное заседание нашей двусторонней рабочей группы, где будут проговариваться конкретные практические вопросы.

«Свыше миллиона беженцев рохинджа бежали из Мьянмы» (Абдулкалам Момен)

Сейчас важно, чтобы рохинджа могли чувствовать себя в безопасности, когда вернуться домой. Вернуть их не просто ради того, чтобы выгнать из нашей страны, а чтобы они чувствовали себя как дома. Дело в том, что власти Ракхайна и в какой-то степени власти Мьянмы должны создать условия, для того чтобы эти люди могли поверить, что, вернувшись, они окажутся в безопасности. Как уже говорил господин Лавров, есть силы, которые посылают сигнал: «Попробуйте только вернуться, вас ждут большие проблемы». Есть такие силы, есть те, кто разжигают вражду. Но эти вопросы нужно решать путем диалога и обсуждения. Другими словами, мы довольны тем, как идет диалог, но договоренности реализуются пока не так быстро, как хотелось бы. Я надеюсь, что процесс реализации договоренностей благодаря согласованию с международными партнерами удастся ускорить.

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати