ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Укрепление России и Китая в Африке все больше тревожит Запад (Часть 2)

10:58 26.03.2019 • Андрей Кадомцев, политолог, советник Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации по международным вопросам

Россия превращается в проблему для США в Африке. Такую точку зрения высказал недавно американский Heritage Foundation. В западных СМИ и научных ресурсах появляется все больше материалов и комментариев о начале нового витка борьбы великих держав за Африку. «Международная жизнь» предлагает вниманию читателей вторую из двух аналитических статей, посвященных столкновению интересов на африканском континенте.

После политико-дипломатического затишья 1990-х, российско-африканские политические и экономические контакты вновь начали активно развиваться с середины 2000-х. В 2006 году Владимир Путин побывал в ЮАР и Марокко. В 2009 году Анголу, Египет, Намибию и Нигерию посетил Дмитрий Медведев. 5-9 марта 2018 года состоялась поездка Министра иностранных дел Российской Федерации С.В. Лаврова по ряду стран Африки. Глава российского внешнеполитического ведомства посетил Анголу, Намибию, Мозамбик, Зимбабве и Эфиопию. В июне 2018 г. Сергей Лавров побывал с визитом в Руанде, где встретился также и с руководством Африканского союза.  По итогам переговоров было объявлено о достижении договоренности между РФ и Африканским союзом о подготовке «политического рамочного документа», призванного сформулировать «концептуальные  основы для сотрудничества на ближайшие годы». В конце июля, в ходе саммита БРИКС в ЮАР, Владимир Путин встретился с представителями ряда африканских стран. На вторую половину нынешнего года в Москве намечена первая встреча в верхах «Россия – Африка». Проведение саммита будет способствовать развитию и укреплению связей между Москвой и государствами региона, расширению сфер сотрудничества, а также углублению взаимодействия на всех ключевых направлениях.

Как отметил Сергей Лавров в марте прошлого года в интервью журналу «Hommes d’Afrique», Москва удовлетворена уровнем политического диалога со странами региона. Многие из них разделяют российскую позицию по ключевым проблемам современной международной повестки дня. В то же время, «экономическое взаимодействие пока не столь насыщено». «Хотя за последние годы наметился некоторый рост. Товарооборот со странами Африки к югу от Сахары в 2017 г. составил 3,6 млрд. долл., в 2016 г. – 3,3 млрд. долл., в 2015 г. – 2,2 млрд. долл.». В настоящее время, российские государственные и частные компании «представлены в Африке в области геологоразведки и добычи полезных ископаемых, а также энергетическом и нефтегазовом секторе: занимаются разведкой, разработкой нефтегазовых участков и реализацией нефтепродуктов, участвуют в национальных программах газификации и создания систем газохранилищ, осуществляют техническое обслуживание ГЭС, ведут работу над проектом строительства АЭС и центров ядерной науки и технологий. Развивается сотрудничество в сфере высоких технологий. Налицо и перспективы в других областях – транспорт, промышленность, сельское хозяйство»[i].

В течение 2018 года, сотрудничество России с государствами Африки продемонстрировало хорошую динамику. В мае прошлого года российское Министерство экономического развития провело деловую конференцию «Россия — Африка». Было отмечено поступательное развитие российско-африканских экономических связей, намечены пути углубления сотрудничества как на уровне государственных ведомств, так и между деловыми кругами. Петербургский международный экономический форум 2018 года  включал в себя обширную программу встреч и консультаций по вопросам расширения сотрудничества в различных отраслях промышленности, а также в банковско-финансовом секторе. В ходе саммита БРИКС в Йоханнесбурге, Президент России Владимир Путин высказался в поддержку включения африканских стран в реализацию проектов под эгидой БРИКС в экономике, финансах и сферах продовольственной безопасности. В течение 2018 года, представителями министерств и ведомств России и государств Африки, были подписаны соглашения и меморандумы о сотрудничестве в сфере высшего образования, освоении космоса, телекоммуникациях, транспорте, финансах, банковском секторе, энергетике, рыболовной отрасли. По данным ФТС России, в 2018 г. товарооборот между Российской Федерацией и странами Африки увеличился с 17,4 млрд. долл. до 20,4 млрд. долл., отечественный экспорт вырос на 18,1%, импорт в Россию из стран региона – на 11,1%[ii].

Таким образом, рост интереса России к африканскому континенту носит стратегический характер. А позиции Москвы во многих государствах континента весьма сильны еще с советского времени.  В частности, как напоминают российские наблюдатели, до 1991 года Москва развивала активные военно-технические связи со многими африканскими странами. С начала 1990-х масштабы связей по литии ВТС значительно сократились. В основном речь шла об обеспечении сервисного обслуживания вооружений и техники, поставленных раннее. В 2000-е годы военно-техническое сотрудничество получило новый импульс развития. Представители вооруженных сил многих африканских стран вновь регулярно участвуют в военных учениях с Вооруженными силами РФ, как непосредственно,  так и в качестве наблюдателей. А африканские эксперты позитивно оценивают помощь России в борьбе против терроризма и радикализма, а также политику России в области ВТС. Для Москвы укрепление обороноспособности и суверенитета африканских партнеров - «важный аспект двусторонних связей не только с точки зрения интересов российских производителей», но и в общем контексте усиления конкуренции всех современных мировых центров влияния за позиции на континенте.[iii]

«Высокий динамизм» и «наступательный характер» российской политики в Африке в последние годы с раздражением отмечают и западные источники. По их мнению, причины возвращения интереса Москвы к африканским делам следует искать в первую очередь в геополитике. Россия ищет новых союзников и партнеров с целью укрепления позиций в мире и «нейтрализации давления западных стран». По данным британского The Economist – Россия с 2014 года заключила 19 военных соглашений с государствами Африки. А товарооборот РФ с африканскими странами  с 2006 по 2018 год вырос более чем в четыре раза. Как сообщает The Financial Times, Россия участвует в разработке нефтяных месторождений в Гане, Нигерии и Мозамбике. Алмазных копий – в Зимбабве и Ботсване. В исследовательских проектах в области атомной энергетики в Судане, Руанде и Замбии. Перспективы – еще более впечатляющи. По западным оценкам, только военное обучение в СССР или при его участии до 1991 года прошли не менее 250 тысяч африканцев. И это создает значительный политический задел для возобновления и развития сотрудничества между Россией и странами Африки.

При этом западным наблюдателям не нравится большая часть российских экономических проектов на африканском континенте. Постоянно звучат голословные обвинения в использовании «теневых схем», «отмывании доходов». В целом, Москве, как и Пекину, пытаются настойчиво навесить клеймо «неоимпериалиста». Двойные стандарты позволяют западным источникам непринужденно осуждать Россию за действия, которые, в исполнении США и стран Европейского Союза, преподносятся как «эффективные» и «единственно возможные». Вместе с тем, ряд европейских экспертов видят потенциал для взаимодействия РФ и ЕС в вопросах стабилизации ситуации с миграцией африканцев в Европу.

Нынешнее руководство США настроено категорически: в уже упомянутой в первой статье речи Джона Болтона, в адрес России прозвучали тенденциозные обвинения в том, что Россия якобы «подрывает мир и безопасность» и ее действия «противоречат интересам африканского народа». Ну и наконец, Москва, по его мнению,  якобы ограничивает «возможности для американских инвестиций, организуют вмешательство в военные операции США и представляют серьезную угрозу интересам национальной безопасности Соединенных Штатов»[iv]. Выступление Болтона выглядит как недвусмысленная заявка на новую стратегию активного противодействия Москве и Пекину на африканском континенте. Примечательно, что заявления такого рода вызывают оторопь и недоумение даже у многих западных экспертов. Официальный Вашингтон, стремительно теряющий влияние и авторитет среди африканских стран, явно тоскует о временах печально знаменитого Сесила Родса.

Как представляется, особую значимость  усилению России на континенте придает именно ее способность уравновешивать влияние других держав, как западных, так и азиатских. К примеру, в экономической сфере, Россия расширяет сотрудничество с африканскими партнерами в вопросах укрепления их продовольственной безопасности. А также в развитии современных отраслей экономики, повышающих международную конкурентоспособность государств континента. Инвестиции из Российской Федерации особенно востребованы в проектах по развитию инфраструктуры и в строительной отрасли. Большие перспективы имеются в сфере энергетики и пищевой промышленности, российский потенциал которых высоко оценивается экспертами из африканских государств. Новую динамику сотрудничеству могла бы придать повышенное внимание Москвы к многосторонним форматам сотрудничества, к развитию трансграничных проектов, сильно востребованных в странах Африки. В качестве приоритетных интересны для рассмотрения возможности реализации совместных российско-африканских проектов, СП, инициативы и форматы, призванные поддержать вновь создаваемые африканские компании, начинающих местных предпринимателей. Большим потенциалом для расширения присутствия в Африке обладают российский сектор услуг, широко востребованы экспертные компетенции, высокотехнологичные разработки российских предприятий. Вместе с тем, по мере усиления позиций Москвы на континенте, прогнозируется возрастание рисков столкновения и соперничества интересов между Россией и другими державами, в том числе незападными. Примером такого рода является активное противодействие и Запада, и Востока, которое встретил «Росатом» после того, как выразил намерение активно развивать сотрудничество с ЮАР в вопросах атомной энергетики.

Таким образом, в активе России уже сейчас имеются как важные достижения, так и еще более значительный потенциал для развития взаимовыгодного сотрудничества с большинством африканским государств. В условиях обострения глобальной геополитической конкуренции не трудно предположить, что чем более углубленный и многоплановый характер будет приобретать сотрудничество между Россией и африканскими странами, тем большую «озабоченность» будут проявлять ведущие страны Запада, и большее противодействие оказывать. Настоящая борьба за Африку еще только начинается.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати