Как США Техас аннексировали, а потом и пол Мексики захватили

12:56 21.03.2019 Александр Моисеев, обозреватель журнала «Международная жизнь»


Этот сборник (Война США против Мексики. Постфактум. 170 лет спустя. М., ИЛА РАН, 2018. – 170 c.) был подготовлен и вышел в свет усилиями региональной общественной организации «Ассоциация исследователей ибероамериканского мира» (АИИМ), Фонда поддержки публичной дипломатии им. А.М. Горчакова и Института Латинской Америки Российской академии наук. Статьи российских и зарубежных ученых в книге посвящены малоизвестным или полузабытым страницам судьбоносной для Мексики эпохи первой половины XIX века, последствия которой дают о себе знать до сих пор. Книга так и называется - «Мексикано-американская война 1846–1848 гг. в исторической ретроспективе».

Новое издание включает в себя Предисловие, три больших раздела: «Поворотный этап исторического пути двух стран», «Мексикано-американская война: уроки для современного мира» и «Наследие войны в современных отношениях». В конце книги помещены сведения об авторах. Всего на страницах сборника выступили 12 крупнейших российских и мексиканских исследователей этой темы. Большую работу по подготовке книги к печати проделал Редакционный совет в составе В.И. Морозова, А.А. Манухина и Т.А. Медведевой.

Война 1846-1848 годов стала одним из важнейших компонентов культурно-исторической памяти мексиканцев, отмечают авторы. Он определил складывание их национальной идентичности. Вместе с тем, в разделе, касающемся влияния войны на современность, ученые указывают такую особенность в отношениях между Мексикой и Соединенными Штатами, как взаимозависимость. И последнее особенно важно в связи с феноменом «мирной реконкисты» США испаноамериканцами на рубеже XX-XXI веков. Как для мексиканцев, так и для многих американцев кажутся неприемлемыми ксенофобия и подозрительность. На современном этапе уроки прошлого конфликта могут вновь оказаться важными, как никогда, считают авторы книги.

 

В первом разделе авторы, в частности, Ирина Селиванова из Центра латиноамериканских исследований Института всеобщей истории РАН, кандидат исторических наук, рассказывает о войне за независимость в Мексике, о достаточно прогрессивных для своего времени мероприятиях, которые оказали влияние на принятые впоследствии в стране документы. О том, как готовилась и происходила аннексия Соединенными Штатами мексиканского Техаса подробно и убедительно пишет руководитель Научно-издательского центра Института Латинской Америки РАН, доктор политических наук и главный редактор журнала «Iberoamérica» Анатолий Боровков. Чтобы понять, как произошла аннексия Техаса, отмечает Боровков, надо представить себе Мексику в конце второго десятилетия XIX века. Это была испанская колония – вице-королевство Новая Испания. Ее территория простиралась от границы с США на севере до Панамы на юге. Эта огромная территория в 4. 665 тыс. кв. км была очень мало заселена, имела неразвитую сеть коммуникаций и слабую систему административного управления, пишет автор. Кроме того, по разным оценкам на территории Мексики проживало около 7 миллионов человек. К тому же большая их часть была сосредоточена в столице страны городе Мехико. А Техас был заселен еще меньше, чем остальная территория страны…

Соединенные Штаты, которые прежде приобрели Луизиану и Флориду, неоднократно настаивали перед колониальными властями на продаже им территории Техаса, постоянно получали из Мадрида отказ. Предпринимались даже попытки захватить его силой оружия. После провала этой затеи метод вооруженного вторжения, рассказывает Анатолий Боровков, сменился «мирным» проникновением. (Кстати сказать, власти США примерно в те же времена дважды предлагали Испанской короне продать им Кубу, но также получили твердый отказ – А.М.). Тем временем, Мексика переживала глубочайший политический кризис, отмечает автор. Достаточно сказать, что с 1824 по 1848 год в Мексике произошло около 250 военных мятежей и сменился 31 президент. Страна была под угрозой распада. В то же самое время усиливались сепаратистские настроения в Техасе, которые всячески подогревались североамериканцами. Соединенные Штаты всячески способствовали бурный процесс заселения Техаса с севера. Среди них крепли сепаратистские настроения. Большая часть выходцев из США была заинтересована в сохранении рабства в Техасе. Мексиканское же правительство в 1829 году приняло закон об отмене рабства. И это вызвало у колонистов возмущение и протесты.  В американской прессе была развернута яростная антимексиканская кампания. Как это знакомо!  Особенно на фоне сегодняшней агрессивной политики Вашингтона против независимых государств Латинской Америки, да и не только Латинской Америки…

Почти десять лет длилось состояние войны между Мехико и Техасом, поддерживаемое деньгами и оружием со стороны США. И в условиях безысходности, пишет автор, мексиканские власти выразили намерение признать независимость Техаса при условии его неприсоединении к США и свою готовность вести по этому поводу переговоры. Однако было уже поздно. И 21 июня 1845 года за присоединение официально высказался техасский конгресс. А 4 июля это решение одобрил конвент представителей населения Техаса в Остине, состоявший почти исключительно из уроженцев Соединенных Штатов. Позднее, 13 октября 1845 года этот вопрос был поставлен на всенародное голосование и одобрен большинством голосов. Вот так, внешне вполне демократично, но в то же время лицемерно и цинично мексиканский Техас стал североамериканским. Ведь в референдуме участвовало всего 4,5 тысячи человек, то есть, 10,5% населения…

Аннексия Техаса, подчеркивает Анатолий Боровков, была лишь частью агрессивных планов США. Об этом свидетельствует развязанная уже спустя пять месяцев широкомасштабная война против Мексики. В наши дни правящие круги США и их союзники обвиняют Россию в возврате своей прежней территории Крыма без каких-либо военных действий и человеческих жертв, закрывая глаза на захват Техаса и половины территории Мексики, заключает автор.

На мой взгляд, весьма интересен и материал книги под названием «Мексикано-американская война глазами российской прессы» Виктора и Лазаря Хейфецов. В целом публиковавшаяся в российских газетах информация запаздывала почти на месяц. Нередко это был пересказ публикаций европейских изданий. В российских газетах не брезговали и слухами. Однако в печати появлялись и серьёзные аналитические статьи, отмечают авторы. Вот что писал, например, некий отечественный политолог в столичной газете «Русский инвалид» сообщал, что с самого основания своего США начали обнаруживать свою страсть к завоеваниям. Война, которой так долго опасались, вспыхнула.

Американская эскадра в Мексиканском заливе получила повеление напасть на Веракрус…и на сей раз покорит Калифорнию окончательно… «Северная пчела» информировала своих читателей: «В Times считают невероятным, чтобы война кончилась одним определением Техасской границы».

В августе 1846 года российские газеты, цитируя своих западноевропейских коллег, писали, что американская демократия обнаружила очень жадный дух притязаний. Ей, кажется, «уже мало всего нового материка и на новый случай она хочет двинуться до Панамского перешейка. Идея завоевать Мексику очень польстила национальному тщеславию и овладела всеми умами… Умные люди в Конгрессе и в газетах протестуют против этого духа завоеваний. Они предупреждают, что система завоеваний и склонность к военным предприятиям неизбежно скоро должны сделаться роковыми для свободы и что национальные учреждения при этом должны погибнуть. Но они вопиют в пустыне»…

В далекой России, пишут авторы, в общем-то прекрасно понимали суть мирного соглашения между Мексикой и термин «справедливый» применяли к нему лишь в кавычках. Журналисты давали ясно понять, что США пришли не просто забрать земли у Мексики, но и не допустить туда никакую внешнюю державу – в полном соответствии с пресловутой доктриной Монро.

 

…«Бедная Мексика. Она так далеко от Бога, и так близко от Соединенных Штатов». Ракеты, самолеты, интернет, телефон сделали мир компактнее, и сказанные когда-то мексиканским диктатором Порфирио Диасом эти слова можно отнести ко многим государствам, географически от США далеким, но внесенным в список приоритетов ее внешней политики. Весь мир оказался  так близко от Соединенных Штатов, а принципы и методы ее гегемонии в мире во многом остались такими же, как и в середине XIX века, заключают наши ученые-историки.

Примерно такими же выводами делится с читателя книги и другие авторы. «Демагогия, двойная мораль, военные интервенции за рубежом со времен войны с Мексикой масштабно вошли в арсенал американской дипломатии и в целом геополитического поведения Вашингтона», - отмечает, к примеру, директор по науке ИЛА РАН Владимир Давыдов, который размышляет об уроках мексикано-американской войны. Может быть, все же сегодня что-то меняется? Увы, но, к сожалению, говорить об этом не приходится. Вот, что, завершая книгу отмечает доктор политических наук Владимир Сударев: «В период президентства Дональда Трампа США во многом «потеряли» Мексику, - обстоятельство куда как значимое для будущего латиноамериканской политики Вашингтона. Соединенные Штаты лишаются главного стратегического союзника в Западном полушарии и вынуждены будут действовать в одностороннем порядке, что отнимает у них целый ряд преимуществ и, однозначно, повлечет за собой снижение их влияния в этом регионе». Вывод для Вашингтона, прямо скажем, неутешительный.

Как предполагают издатели, сборник представляет интерес, прежде всего, для ученых, аспирантов, студентов и всех, интересующихся историей и современным состоянием отношений США и стран Латинской Америки. Да и для тех, кто следит за прошлыми и настоящими хитросплетениями мировой политики.

Ключевые слова: США Мексика

Версия для печати