Мурадов: Крым – это основа российской государственности, цивилизации и идентичности

13:56 13.03.2019 Юрий Суманеев, редактор журнала «Международная жизнь»


фото Суманеев Юрий

Фонд исторической перспективы совместно с Российским историческим обществом провел 12 марта в Москве международную конференцию «Крымский треугольник: Крым – Россия – Украина 1954 – 2014».

Тема Крыма, его возвращения в состав России и споры о значении этого события – еще очень долго будет центральным местом не только внутриполитического и исторического дискурса, но и отправной точкой в диалоге России с Украиной и странами Запада. Значения событий 2014 года крайне важны для России по нескольким причинам.

Во-первых, это первый пример в новейшей истории консолидации так называемого «русского мира», возращения исконных, исторических территорий, утраченных благодаря провальной политике позднесоветского руководства страны. Как сказал на конференции Председатель Государственного Совета Республики Крым Владимир Константинов: «Крым – это святое место для России. Референдум в Крыму стал сигналом для всего русского мира, для всего мирового сообщества о намерениях и возможностях современной России».

Во-вторых, Россия укрепила свои позиции на стратегически важном юго-западном направлении. Черное море для нашей страны – это экономические и военные врата в южную Европу и на Ближний Восток, главного театра действий современной мировой политики. Президент Фонда исторической перспективы Наталия Нарочницкая справедливо заметила: «Причерноморский регион – это так называемый «углеводородный эллипс», артерия, по которой природные ресурсы поступают с Востока на Запад». Также по ее словам доминирование России в Черном море (а оно возможно только при обладании Черноморским флотом, базирующимся в Севастополе) помогает нашей стране стабилизировать ситуацию в кавказском регионе. «Мы видели, как в 90-х годах «ползучая эрозия» военных баз на Черном море сказывалась на разгуле экстремизма и беспредела на Северном Кавказе и прикавказских регионах России.

В-третьих, присоединение Крыма и укрепление позиций в черноморском регионе – это первый в новейшей истории активный шаг России во внешней политике. «Крым – это вынужденный ответ России на расширение НАТО на Восток. Программа «Восточное партнерство» обострила и без того сложную ситуацию на постсоветском пространстве и стало первым шагом на пути к катастрофе на Украине», - отметил главный редактор журнала «Международная жизнь» Армен Оганесян.

Многие эксперты считают крымский референдум 2014 года исправлением двух ошибок, допущенных руководством нашей страны в 1954 и 1991 годах. Если бы Н. Хрущев не передал Крым в состав УССР или при обсуждении Беловежских соглашений российская делегация добилась бы пересмотра советских соглашений в рамках новых реалий, то никакого референдума в 2014 году проводить бы не пришлось, поскольку Крым бы и так был частью единой РСФСР, а позже России. По мнению научного сотрудника Института российской истории РАН Владимира Круглова: «Акт 1954 года было единоличным решением одного человека. Это решение и тогда и сейчас сопровождалось логичной аргументацией: Хрущев хотел загладить действия Сталина в Крыму 1944 года (депортацию крымских татар) согласно общей антисталинской концепции того времени, а также передачу Крыма УССР объясняли «экономическим удобством», поскольку снабжать полуостров всем необходимым было удобнее с материковой части Украины. Однако это не оправдывает того факта, что никто не поинтересовался мнением людей, населявших эту территорию. Можно утверждать, что с большой долей вероятности это мнение было бы очень схожим с результатами референдума 2014 года, то есть советские крымчане проголосовали бы за то, чтобы быть частью РСФСР». Конечно, нельзя считать Хрущева и прочих политических деятелей того периода врагами народа и предателями – все они искренне верили, что Советский Союз – это «вечное государство», что его построили навсегда. Поэтому изменение региональных границ в составе единой страны не считалось чем-то непоправимым или преступным. Но в 1991 году те же региональные границы превратились в государственные, и тут уже есть вопросы к правительству Ельцина. Хотя на этот раз ко мнению жителей Крыма отнеслись более внимательно и провели референдум о государственном и правовом статусе Крыма, однако по словам Члена Комитета Совета Федерации по международным делам Сергея Цекова: «На референдум был вынесен вопрос о воссоздании Крымской Автономной ССР как субъекта Союза ССР и участника Союзного договора, а не присоединение к России, притом что статус и будущее всего Союза были в то время неопределенными». В этом историческом эпизоде «победила» новая украинская, а не российская дипломатия, пускай и благодаря вероятным консультациям с Западом. И снова руководство нашей страны наивно понадеялось на вечную дружбу уже независимых стран в составе СНГ. Только в последнее время Россия стала руководствоваться правилом, озвученным еще Александром III: «У России есть только два союзника – ее армия и флот».

Референдум в Крыму однозначно был следствием политических событий на Украине. Неконституционный государственный переворот, произошедший в Киеве и последующий разгул преступного национализма стали причиной гражданской активности населения Крыма, активатором «Крымской весны». «Особый менталитет крымчан, сформированный героическим прошлым этой земли, войнами и оккупацией, защитой рубежей большой Родины не позволил спокойно терпеть тот факт, что люди теперь живут в стране, по столице которой спокойно разгуливают молодчики в символике тех сил, с которыми воевали их отцы и деды», - заявил на конференции Заместитель Председателя Совета министров Республики Крым Георгий Мурадов. «Крымчане подали знак, на который Россия не могла не откликнуться», - добавил он. Естественным образом, связь так называемого «Евромайдана» и «Крымской весны» понимают и все на Украине, поскольку это клеймо, закрепляющее незаконный характер текущей киевской власти. Наши парламентарии и дипломаты не раз указывали на то, что незаконность госпереворота в Киеве определяет правомерность и необходимость возможности волеизъявления отдельных субъектов и граждан определять свою дальнейшую судьбу. Поэтому крымский прецедент очень важен для руководства Украины, он однозначно будет трендом внешней политики Киева в обозримом будущем. Ни Донбасс, ни какая-либо еще внутренняя или внешняя проблема не сравнится для Украины по важности с утратой Крыма. В этом смысле Крым связал Россию с Украиной на годы вперед, пусть и по такому отрицательному принципу. По словам политолога Ростислава Ищенко: «Положительный момент в крымском факторе даже не в том, что Украина теперь не вступит ни в НАТО, ни даже в Евросоюз; а в том, что «проблема» Крыма может разрешиться положительно только при одном условии – полном примирении или объединении обеих стран».

Однако пока текущее киевское руководство перебирает все возможные способы оспорить и оклеветать результаты референдума 2014 года. Официальная Украина постоянно на любых возможных международных площадках – таких как ООН, ЕСПЧ и т.д. - поднимает вопросы о якобы нарушениях прав человека в Крыму, притеснении меньшинств по языковому, религиозному и прочим признакам. В ход пускаются любые одиозные причины и поводы с одной лишь целью – обесценить законность и значение событий 2014 года. Правовая сторона крымского референдума является важнейшей для международного статуса Крыма и положения Российской Федерации на международной арене. Якобы неправомерность проведения референдума и последующего присоединения Крыма к России стала причиной бесчисленных санкций со стороны Запада, способом спекуляций во внешней и внутренней политике ряда стран. Крым помог восстановить в глазах западной «общественности» образ России как врага прав и свобод цивилизационного мира. Многие эксперты открыто говорят, что история с Крымом стала волшебным спасением для умирающего от недостатка финансирования НАТО и довело финансирование ВПК США до беспрецедентных показателей за всю историю. «Россия же в этой ситуации выглядит как обороняющаяся, оправдывающаяся сторона. Причем, на мой взгляд, даже оправдывается она неправильно и плохо», - заявил в своем выступлении Михаил Ремизов, президент Института национальной стратегии. Он также добавил, что «российские официальные лица напрасно проводят параллели с прецедентом в Косово. Риторика такая: вы (объединенный Запад, силы НАТО – прим. автора) первые в Косово нарушили международное право, поэтому и мы в Крыму нарушили. Запад сначала позволил сформироваться террористическим ячейкам в Косово, а потом когда Милошевич попытался их нейтрализовать, под видом защиты гражданского населения помогли Косово отделиться. Поэтому получается, что и в случае с Крымом негласно читается и эта параллель, что Россия сначала спровоцировала «русских сепаратистов» в Крыму для активных гражданских действий, а потом под этим предлогом помогла Крыму самоопределиться». Крымский прецедент, по его словам, совершенно уникальный, особый случай. Его нельзя ставить в один ряд с Косово, Техасом, Тайванем, Квебеком, Аландскими и Фолклендскими островами и так далее. Случаев отделения, присоединения и самоопределения стран и территорий история знает немало. И все эти случаи уникальны и каждый из них требует внимательного индивидуального подхода и оценки. По словам М. Ремизова России нужны новые основания для дискурса о Крыме на международной арене: «Стоит сменить модель поведения, и если уж на то пошло, взять за основу другие исторические примеры. Например, отношения с заморскими территориями Великобритании и Франции, которые при самоопределении, например, Фолклендов и острова Майотта выступали в роли третейских судей в территориальном споре». Н. Нарочницкая справедливо заметила по этому поводу, что «некоторые исторические прецеденты выходят за рамки существующих международных правовых актов и не могут ими регулироваться».

Таким образом, референдум в Крыму 2014 года является знаковым событием как для России, так и для всего мира, особенно для европейского менталитета, поскольку он вскрывает природу политики двойных стандартов, которая до «Крымской весны» с легкостью удавалась западному эстеблешменту. Референдум в Крыму проведен по всем канонам демократического волеизъявления, колыбелью которого считается западная цивилизация; в это же самое время официальный Брюссель и Вашингтон ставят под сомнения законность этого волеизъявления. Однако время как всегда все расставит по своим местам. «Признание Крыма мировым сообществом де-юре – это дело времени, потому что признание де-факто уже происходит и произойдет, как оно произошло, например, с Республикой Северного Кипра: никто официально не признал принадлежность РСК к Турции, однако все ездят туда отдыхать и ведут с Северным Кипром бизнес. Я думаю, тоже самое будет скоро и в Крыму», - добавил в заключение конференции А. Оганесян.