ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Гаити: между США и Китаем

11:39 20.02.2019 • Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»

Народные волнения на Гаити с протестами против политики США и требованием к президенту страны Жовенелю Моизу покинуть свой пост заставляют обратить внимание на геополитическую судьбу этого центрально-американского государства (1).

Гаити обрёл свободу в 1804 году, избавившись от французских колонизаторов. В 1823-ем Вашингтон взял на вооружение доктрину Монро, что определило контуры внешнеполитической среды, в которой Гаити пребывает до сих пор. Доктрина Монро определяла американский континент как зону исключительных интересов Вашингтона и отрицала право европейских держав претендовать на своё влияние в регионе. 

Доктрина Монро оказалась удавкой на шее гаитянской государственности, лишая её внешнеполитической маневренности и шанса на формирование спасительной многовекторности с опорой на другие страны, кроме США.

Американские стратеги прошлого наделяли важным стратегическим значением в Мексиканском заливе и Карибском море пять географических позиций – устье Панамского канала, устье Миссисипи, Ямайку, Кубу и Гаити. Миссисипи была артерией поставок американских товаров из глубины страны на побережье Мексиканского залива с выходом в Тихий океан (через Панамский канал) и Атлантику. Куба позволяет «закупорить» Мексиканский залив и контролировать вход в него из Атлантики через Флоридский пролив. 

В свою очередь, Гаити, как и Ямайка, лежит на пути морских маршрутов из Тихого океана через Панамский канал к восточному побережью США и в Европу. Гаити – первая удобная гавань на выходе из Панамского канала через Карибское море в Атлантику и последняя на входе из Атлантики через Карибское море в Панамский канал. 

Стратегическое значение Гаити для морских перевозок сравнивали со значением Мальты и Гибралтара (The Monroe Doctrine in Its Relation to the Republic of Haiti) (2). Не подконтрольный Вашингтону Гаити воспринимался как угроза основным положениям доктрины Монро, ибо делал невозможной их практическую реализацию. 

С избранием на пост президента Гаити проамериканского политика Жовенеля Моиза внешняя политика Порт-о-Пренса оказалась в американских руках. Это проявилось в 2018 г., когда центрально-американские государства оказались участницами дипломатического противостояния Китайской Народной Республики и Тайваня. 

После разрыва дипломатических отношений между Доминиканской Республикой и Тайванем, длившихся 77 лет, в связи с установлением дипломатических отношений между Сан-Доминго и Пекином, Моиз отправился с визитом в Тайбэй в знак поддержки позиции Тайваня (3). Гаити стала одной из всего шести стран с населением более 2 млн. человек, признавших Тайвань (наряду с Сальвадором, Парагваем, Никарагуа, Гондурасом и Гватемалой). 

Гаитянско-доминиканская граница превратилась в рубеж тайваньско-китайского дипломатического противостояния. Занять другую позицию Порт-о-Пренс не мог, опасаясь лишиться $96 млн. помощи от Всемирного банка, Межамериканского банка и ЕС. 

Не следует упускать из виду факт того, что Порт-о-Пренс надеется обменять признание Тайваня на тайваньские инвестиции. В составе гаитянской делегации в Тайбэе входили руководители Центрального банка Гаити. Тайбэй пообещал гаитянам кредит в $150 млн.

Разрывать отношения с Пекином администрация Моиза не намерена, о чём было заявлено отдельно. Ранее Пекин выражал готовность инвестировать $4,7 млрд. в различные проекты на Гаити, но тайваньские деньги доходят до гаитянского адресата быстрее. Это и определило временную благосклонность Порт-о-Пренса к Тайваню.

С 1993 г. на Гаити действует торговое представительство КНР. Несмотря на внешнеполитическую зависимость Гаити от США, в будущем нельзя исключить переориентации Порт-о-Пренса на Пекин даже при действующем президенте. Реальность такого сценария будет зависеть от готовности Китая повысить объёмы инвестиций в гаитянскую экономику и от скорости практической реализации данной готовности. 

Экономические интересы Порт-о-Пренса и Пекина могут сойтись на горнодобывающей промышленности Гаити, имеющей большой потенциал, но никогда не игравшей ключевой роли в экономике острова, располагающего запасами серебра, золота, молибдена, меди. 

Для китайской экономики, завязанной на импорт ресурсов, это существенный пункт. Основную часть импорта из стран Карибского бассейна в Китай (это 0,001% всего китайского импорта) составляют алюминий, бокситы, асфальт, металл. Гаити может занять здесь свою строчку. Дополнительными плюсами являются потребность Гаити в инфраструктурных и строительных проектах и сравнительно лёгкий таможенный доступ товаров из Гаити в США.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 

1) https://www.la-croix.com/Monde/Haiti-manifestants-brulent-drapeau-americain-2019-02-16-1301002963

2) http://ufdc.ufl.edu/AA00001143/00001/34j

3) https://www.miamiherald.com/news/nation-world/world/americas/haiti/article211776004.html

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати