ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Кто соберет новый «большой пазл» в АТР

11:34 20.02.2019 • Владимир Петровский, доктор политических наук, действительный член Академии военных наук, главный научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН

Мюнхенская конференция по безопасности 2019 г. привлекла всеобщее внимание не только составом участников, но и основным докладом, подготовленным организаторами. Его название «Большой пазл: кто его соберет» претендовало на рецепт сохранения и укрепления «либерального международного порядка», который, по мнению авторов, становится все более фрагментированным и хаотичным.

Рассуждения о глобальной безопасности в докладе предполагали внимательное рассмотрение различных аспектов безопасности  в ключевых регионах современного мира, включая, конечно, и Азиатско-Тихоокеанский регион.  Но здесь читателя ждет разочарование: в главе «Регионы» ничего не говорится о Восточной Азии  и АТР, а в главе «Акторы» есть весьма лапидарный параграф лишь о Японии, которая рассматривается авторами как форпост «коллективного Запада» в Азии.

Правда, в первой главе доклада есть краткий параграф «Возвращение конкуренции великих держав», в котором можно встретить рассуждения о курсе на противостояние  России и Китаю, взятом администрацией Д. Трампа. Например, вот такой емкий пассаж: «Стратегическое мышление в Китае все чаще исходит из того, что сверхдержава США пришла в состояние упадка и со временем откажется от своего мирового господства. Коммунистическая партия считает, что история на стороне Китая, который возьмет верх».[1]

А в соответствующей главе доклада вопросы региональной  безопасности в Восточной Азии и АТР рассматриваются, что называется, глазами Японии и через призму устоявшихся западных доктринальных установок. Говорится, например, о том, что ракетно-ядерная программа  КНДР представляет для Токио «непосредственную угрозу», а укрепление комплексной мощи Китая – «долгосрочный стратегический вызов». Поэтому Япония, считают авторы, находится «на передовой противостояния влиянию Китая в регионе», будь то китайская Инициатива Пояса и Пути (ИПП), соревнование в сфере разработки критически важных технологий, развитие вступившего в силу в декабре 2018 г. «Всеобъемлющего и прогрессивного Транстихоокеанского партнерства (ВПТТП) или стратегическое сотрудничество в рамках Индо-Тихоокеанского партнерства  с участием США, Австралии и Индии.

И здесь нельзя не удивиться откровенно конфронтационному посылу авторов Мюнхенского доклада: всё вышеупомянутое рассматривается ими исключительно как инструменты конкуренции и противостояния, а не потенциального партнерства и сотрудничества. В то время как Китай, провозгласивший в своей внешней политике «стратегию взаимного выигрыша», отнюдь не считает Азиатский банк развития, в котором доминирует Япония, конкурентом своей ИПП, присоединился к многосторонним консультациям по развитию ВПТТП  и хотел бы видеть в недавно провозглашенном Индо-Тихоокеанском партнерстве не только военно-стратегическое (откровенно антикитайское, кстати), но и торгово-экономическое содержание.

В докладе для Мюнхенской конференции можно встретить любопытные пассажи о курсе кабинета Синдзо Абэ на пересмотр статьи 9 японской Конституции, которая устанавливает ограничения на военный потенциал страны и предписывает ей иметь не полноценную армию, а Силы самообороны. Этим стремлениям, которые автора доклада называют «бриллиантом в короне приоритетов Абэ», противится большинство населения самой Японии и все ее соседи.

Но и сейчас, подчеркивается в докладе, когда Япония тратит на оборонительные нужды не более 1% своего ВВП (третьего по размеру в мире), японские Силы самообороны располагают бОльшим количеством личного состава, чем Германия, и  бОльшим количеством военных кораблей, чем Франция.[2]

И, конечно, в докладе нет ни слова (кроме краткого упоминания Индо-Тихоокеанского партнерства) о попытках создания в Восточной Азии и АТР многосторонних переговорно-консультационных механизмов по вопросам безопасности. Включая российско-китайскую инициативу по созданию инклюзивной и «сетевой» системы региональной безопасности, работу Форума АСЕАН по вопросам безопасности (АРФ) и Восточноазиатского саммита (ВАС), а также Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА).

Итак, доклад для Мюнхенской конференции скорее разочаровывает, чем вдохновляет. И не только своим односторонним, «западоцентричным» подходом к вопросам глобальной безопасности, конфронтационными посылами и невниманием к Восточной Азии и АТР. Главное, как видится читателю доклада, – это ошибочное стремление укрепить старый «либеральный международный порядок», который, видимо, уже не удастся собрать из кусочков этого «пазла».

Вместо того, чтобы собирать этот устаревший пазл (или, если угодно, склеивать разбитую чашку), следовало бы начать собирать новый – и думать о новом международном порядке, который идет на смену евро-атлантическому «либеральному».

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции



[1] Munich Security Report 2019. The Great Puzzle: Who Will Pick Up the Pieces? P.8. https://www.securityconference.de/en/publications/munich-security-report/munich-security-report-2019/

[2] Munich Security Report 2019. The Great Puzzle: Who Will Pick Up the Pieces? P.28. https://www.securityconference.de/en/publications/munich-security-report/munich-security-report-2019/

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати