Мария Захарова поделилась своим мнением о «человеке года»

12:26 20.12.2018 Юрий Суманеев, редактор журнала «Международная жизнь»


фото: Суманеев Юрий

Конец года - время подводить итоги. Многие организации и СМИ готовят аналитические заключения и отчеты, а также отмечают людей и целые страны в различных номинациях. Практика выбора международными СМИ «людей года» по тем или иным критериям известна давно. Напомним, что Президент России Владимир Путин неоднократно становился «человеком года» по версии западных изданий. Четырежды подряд, включая и уходящий 2018 год, по версии журнала Forbes, один раз, в 2007 году, по версии авторитетнейшего американского журнала Time. Главным критерием выбора СМИ называют степень фактического влияния на глобальную политику, «реального политического веса» конкретного человека, а также вклад в дело укрепления мира и стабильности.

При этом другие издания выбирают номинанта на престижную премию исходя, очевидно, из других соображений. Так британская Financial Times назвала “человеком 2018 года” миллиардера-глобалиста Джорджа Сорроса, которого во многих государствах, в том числе и на Западе, считают “возмутителем политического спокойствия” и обвиняют во вмешательстве во внутренние дела других стран и попытках дестабилизировать политическую ситуацию. Защищаемые Соросом ценности авторы Financial Times противопоставили идеям, которые якобы исповедуют Владимир Путин и Дональд Трамп, указав при этом, что Сорос уже больше тридцати лет «ведет борьбу с авторитаризмом, расизмом и нетерпимостью».

На брифинге официального представителя МИД Марии Захаровой журнал «Международная жизнь» решил поинтересоваться, кто по ее мнению заслуживает звания «человека 2018 года».

«Международная жизнь»: Мария Владимировна, кто, по Вашему мнению, мог бы претендовать на подобное звание?

М. Захарова: «Я не имею права на личные заявления, стоя за этой трибуной. Но все же сделаю неофициальный комментарий в качестве человека, связанного с медийной работой, давно занимающегося информационной сферой.

Я не люблю номинации «человек года», «человек пятилетки», «человек столетия». Честно говоря, для меня это пустые, ни о чем не говорящие, формализованные названия. Но в контексте того, что мы сегодня касались темы безопасности журналистов, что мы регулярно обсуждаем и комментируем различные медийные истории, я хотела бы сузить ответ на этот вопрос до сферы СМИ, а не говорить об интересных людях и их потрясающих достижениях в экономике, культуре, миротворчестве, здравоохранении, кинематографии.

Для меня человеком, который показал своим примером, что обстоятельства не могут сломить того, кто привержен своей профессии и любит ее, несмотря ни на что, стала Татьяна Фельгенгауэр. Могу сказать это абсолютно искренне.

Мы часто с легкостью говорим о том, что происходит с другими людьми, зацикливаясь на своих маленьких горестях и бедах. Т. Фельгенгауэр прошла через то, что многим из нас, слава Богу, даже и не снилось, и нашла в себе силы вернуться в профессию, показав, что ничего не изменилось. Когда рассуждаешь на эту тему со стороны, могут быть какие-то иные взгляды. Когда пытаешься представить то, что человек пережил, и каково это – пройти первый раз по тому самому коридору в том самом офисе, где все это произошло, – понимаешь, что это настоящее мужество.

Я, может, и не согласна с ней во многом. Но благодаря силам, которые она нашла в себе, показав, что можно преодолеть даже такое – когда к твоему горлу приставлен нож – в моем мироощущении она свой след оставила.

Это не относится к разбору политических взглядов. Но то, что человек нашел в себе силы вернуться в профессию, несмотря на то, что это преступление в отношении нее было совершено на рабочем месте, – для меня это огромный поступок».

Любопытно, что упомянутый выше журнал Time также отметил Т. Фельгенгауэр в числе номинантов на почетное звание. Издание уже второй год присуждает «человека года» не одной персоне, а целой группе лиц, объединенных идейно. В 2017 году это были так называемые «Нарушители молчания» - люди, которые выступили против сексуальных надругательств и преследований. Проблема, вроде бы, актуальная, но до статуса глобально-политической явно не дотягивающая, да и не перед всеми государствами она сегодня стоит так резко, как перед редакцией Time в том смысле, что, к сожалению, в мире пока еще есть проблемы военных конфликтов, голода, болезней и нищеты. В уходящем 2018 году Time выбрала «людьми года» социальную группу «Стражи» - журналисты, гонимые за свои взгляды и поиск правды. За такой пафосной формулировкой следуют вполне конкретные фамилии, которые сейчас у всех на слуху: Джамаль Хашшоги, Мария Ресса, расстрелянные члены американской редакции Capital Gazette, корреспонденты Reuters, а также российско-украинский журналист Аркадий Бабченко и сотрудник «Эхо Москвы», журналистка Татьяна Фельгенгауэр, на которую в конце 2017 года было совершено нападение в здании редакции, где она работала.

Несмотря на тематически справедливый выбор Time в целом, не совсем понятны принципы, руководствуясь которыми в один ряд поставлены такие люди как, например, Джамаль Хашшоги и Аркадий Бабченко. Первого из них цинично убили за профессиональную деятельность, а второй «герой» лишь участвовал в афере международного масштаба, спродюсированной СБУ. Также в этом списке нет таких людей как Кирилл Вышинский, главный редактор «РИА Новости — Украина», которого за добросовестное выполнение своих профессиональных обязанностей заключили в украинскую тюрьму, не предъявив никаких реальных обвинений.

Сегодня мы знаем немало примеров подобных подтасовок, когда группу действительно достойных кандидатов на то или иное звание «дополняют» «нужными» людьми для реализации каких-либо политических задач. Вспомнить хотя бы Нобелевскую премию мира, которую в разные годы присуждали Матере Терезе, Далай-ламе 14, Врачам без границ и многим другим субъектам международных отношений, репутацию которых трудно очернить. Ту же самую премию в 1990 году получает Михаил Горбачев, в период руководства которого произошел неконституционный развал СССР и разрушение биполярной системы, которое в итоге привело к бомбардировкам Югославии, цветным революциям, гражданской войне на Украине, а в 2009 – Бараку Обаме, который будучи президентом одобрил интервенцию НАТО в Ливию, с последующим погружением этой страны в хаос гражданской войны, а также отправку дополнительных контингентов в Афганистан, что привело к дестабилизации политической обстановки в этой стране и активизации террора, который бушует там до сих пор. Но непререкаемый авторитет большинства лауреатов Нобелевской премии служит волшебной Эгидой для остальных.

Напрашивается нехитрый вывод: важно не то, кому присуждают премию, а то, кто ее присуждает.