ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Ближний Восток: итоги уходящего года

18:16 19.12.2018 • Андрей Торин, редактор журнала «Международная жизнь»

Фото: capital.kz

В Москве состоялся мультимедийный круглый стол, посвященный изменениям политической ситуации на Ближнем Востоке, произошедшим в 2018 году, и о вкладе России в стабилизацию обстановки в этом регионе.

С какими основными угрозами и вызовами столкнется регион в наступающем году? На этот и другие вопросы ответили известные российские востоковеды, принявшие участие в мероприятии. 

 

Ближний Восток и Северная Африка: итоги выборов

Старший преподаватель Департамента политической науки  Научно-исследовательского университета «Высшая школа экономики»  Григорий Лукьянов отметил, что  2018 год ознаменовался целой серией выборов, прошедших в странах Ближнего Востока и Северной Африки. В целом их итоги продемонстрировали устойчивую тенденцию к сохранению прежних тенденций, за исключением Турции, где в ходе двух предвыборных кампаний – президентской и парламентской, сложилась неоднозначная ситуация. Президенту Турецкой Республики Реджепу Эрдогану удалось сохранить свой пост, однако внутрипарламентская структура существенно изменилась, и с этим ему придется считаться. Напомним, что правящая Партия справедливости и развития набрала большинство опираясь на альянс с Партией национального движения.

По словам Г.Лукьянова, важное значение для Ближнего Востока  имели парламентские выборы в Ираке, состоявшиеся 12 мая 2018 года. В их ходе были определены 329 членов главного законодательного органа - Совета представителей,  задача которых состоит в избрании президента  и премьер-министра страны. По словам эксперта, у прошедшей избирательной кампании было две основных задачи – продемонстрировать жизнеспособность сложившейся в стране политической системы и преодолеть последствия состоявшегося 25 сентября 2017 года референдума в иракском Курдистане, в ходе которого более 93% участников проголосовало за независимость. Вопрос устойчивости политической системы, выстроенной в Ираке жизненно важен для страны, поскольку очередной войны она может и не выдержать. Добавим, что 2 октября 2018 года иракский парламент избрал президента Ирака. Им стал Бархам Салех, представитель Патриотического союза Курдистана.

Что же касается еще одной проблемной страны региона – Ливии, то в ней парламентские и президентские выборы, а также референдум по новой конституции перенесены на весну 2019 года.

 

Сирия: трудный путь к миру

На протяжении уходящего года интерес отечественных и зарубежных экспертов был прикован к ситуации в Сирии. В то же время позиция России по мирному урегулированию конфликта в этой стране остается неизменной. Г.Лукьянов отметил, что в октябре 2018 года   к уже известным Астанинскому и Женевскому форматам урегулирования сирийского конфликта добавился Стамбульский, названный так из-за места проведения четырехстороннего саммита, посвященного послекризисному урегулированию в Сирии, в котором помимо президентов России и Турции Владимира Путина и Реджепа Эрдогана приняли участие лидеры Франции и Германии – Эмманюэль Макрон и Ангела Меркель.  Несмотря на то, что никаких кардинальных изменений саммит в Стамбуле не принес, он предоставил возможность ведущим странам ЕС очередной раз продемонстрировать свою позицию в важных международных вопросах.

В то же время арабские государства постепенно склоняются к признанию действующего правительства Сирии, что находит свое выражение в призывах вернуть Сирии членство в Лиге арабских государств.

По мере того, как ИГИЛ (запрещена в России) и другие экстремистские организации теряют свои позиции в Сирии, для них все большую популярность приобретает Синайский полуостров, Йемен и Ливия. По мнению Г.Лукьянова, с целью собственного выживания они готовы идти на слияние с местными криминальными сообществами. «На Синае это уже происходит», - отметил эксперт. 

В то же время сложная ситуация сохраняется в сирийской провинции Идлиб, где большинство представителей радикальной сирийской оппозиции, пользующихся поддержкой Анкары. По мнению заместителя директора Института стран СНГ, военного эксперта Владимира Евсеева, в сложившейся на территории Сирии ситуации Дамаску отчасти выгодно сохранение на северо-западе страны курдских сил самообороны.

Напомним, что 12 декабря президент Турции Реджеп Эрдоган заявил о готовности начать в ближайшие дни операцию против курдских сил самообороны, дислоцированных к востоку от реки Евфрат. Такое развитие событий крайне нежелательно для сирийского руководства, поскольку оно грозит сдачей Манбиджа (крупного города на западном берегу) и расширением турецкой буферной зоны в сторону Кобани (на восточном берегу).

Могут ли в сложившихся условиях разногласия между Вашингтоном и Анкарой по курдскому вопросу вылиться в вооруженные столкновения? Владимир Евсеев считает, что вряд ли.  «Прямых столкновений не будет, однако в Манбидже могут быть задействованы не турецкие военные, а вооруженные протурецкие формирования. В этом случае столкновения с американцами вполне возможны», - уточнил эксперт.  Кроме того, он добавил, что в текущей ситуации только интеграция курдов в единое сирийское государство позволит дать гарантию целостности страны и избавить ее от настойчивого присутствия США.

 

Иран под внешним давлением

По словам Г.Лукьянова, определенное укрепление  позиций Москвы в ближневосточном регионе и сохраняющиеся  противоречия между Вашингтоном и Брюсселем способствовали обозначению отношения европейских стран к  вопросу выхода США из Совместного всеобъемлющего плана действий по иранской ядерной программе. Несмотря на односторонний выход Вашингтона из этого соглашения, Берлин и Париж в целом заинтересованы в соблюдении этого документа и в развитии экономического сотрудничества с Тегераном.  

Заместитель директора Института прогноза и политического урегулирования Александр Кузнецов считает, что утилитарный и популистский подход к ближневосточной проблематике, свойственный Белому дому в последние годы, лишь осложняет ситуацию и не ведет к позитивным изменениям. Так, например, выход США из СВПД, сохранение старых санкций против Тегерана и введение новых себя не оправдали. Достаточно сказать, что при общих запретах на закупки  иранской нефти есть 8 государств, на которые распространяются временные исключения. К этим странам относятся Китай, Япония, Южная Корея, Тайвань, Турция, Индия, Италия и Греция. В результате объем добычи нефти в Исламской Республике Иран упал на 0,5 млн. баррелей в сутки. По словам А.Кузнецова, эта цифра незначительна, а у Тегерана сохранились все возможности при необходимости нарастить объемы добычи.

Кроме того, администрация Трампа пошла на фактическое ограничение суверенитета Ирана, пытаясь распространить внутреннее законодательство США на другие страны. Например, Вашингтон пошел на отключение иранских банков от системы SWIFT. Согласно данным, озвученным государственным секретарем Соединенных Штатов Майком Помпео, Вашингтон добивается полного прекращения ракетной программы Тегерана, требует прекратить поддержку движений «Хизбалла» и ХАМАС, а также шиитского ополчения «Хашд-аш-Шааби» в Ираке. «На подобные шаги Исламская Республика Иран не пойдет никогда, поскольку они подрывают суверенитет этой страны. Однако в Белом доме этого не понимают и продолжают проводить линию на конфронтацию», - заметил А.Кузнецов.

 

Раскол в арабском мире: саудовско-катарский конфликт и война в Йемене

Некоторые  изменения происходят и вокруг конфликта в Йемене. Косвенно на нее оказал  воздействие международный скандал, вызванный произошедшим в октябре 2018 года резонансным убийством  саудовского журналиста Джамаля Хашогги, сильно подорвавшее реноме официального Эр-Рияда. Несмотря на то, что США приложили немалые усилия к тому, чтобы нивелировать скандал и тем самым защитить своего союзника в регионе, это событие уже частично сказалось на изменении баланса сил в регионе, и на позиции самой Саудовской Аравии в йеменском кризисе. В итоге стороны конфликта (проправительственные силы, опирающиеся на поддержку коалиции во главе с саудитами, и шиитское хуситское ополчение) провели переговоры в Швеции под эгидой ООН и договорились об уступках в районе стратегически важного порта Ходейда, за овладение которым до сих пор идут бои. Однако там,  где позиции королевства Саудов  ослабевают, крепнут позиции их региональных конкурентов: Катара, Ирана, Турции. Поэтому говорить о переломе ситуации еще преждевременно.

Произошедшие в уходящем году события  на Ближнем Востоке способствовали углублению раскола в рядах Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива. Единственный вопрос, в котором подавляющее большинство участников этого объединения сохраняет единство – это обеспечение блокады Катара, осуществляемой с 2017 года, к которой, помимо членов Совета, присоединились Египет, Йемен (сторонники свергнутого президента Хади), Ливия (временное правительство в Триполи), Мальдивы, Мавритания и Коморские Острова. 

 

Палестино-израильский конфликт: «сделка века» не состоялась

Получил новый импульс и палестино-израильский конфликт. Это произошло в связи со столкновениями на границе Израиля и сектора Газа в марте-мае 2018 года. Согласно контролируемому движением ХАМАС «Палестинскому информационному центру», эти события получили название «Великого марша возвращения», что означает право всех палестинцев на возвращение на территорию Израиля. Дополнительным стимулом к обострению ситуации стало решение президента США Дональда Трампа  о переносе посольства из Тель-Авива в Иерусалим. Г.Лукьянов отметил, что,  несмотря на многочисленные заявления Белого дома о необходимости урегулирования конфликта, никаких заметных конструктивных предложений от команды Трампа не последовало.

Не получила поддержки и инициированная Белым домом концепция урегулирования арабо-израильского конфликта, известная как «сделка века». Как отметил А.Кузнецов, этот проект предполагает фактический отказ от исполнения резолюций ООН, подразумевающих создание двух государств – арабского и еврейского, а также возвращение беженцев в места, покинутые ими после Шестидневной войны 1967 года. Кроме того, предполагается сохранение суверенитета Израиля над большей частью западного берега реки Иордан, а территория Палестинского государства ограничивается сектором Газы и двумя анклавами в Иудее и Самарии со столицей в восточном предместье Иерусалима Абу-Дис. При этом только некоторые арабские кварталы Восточного Иерусалима переходят под юрисдикцию палестинцев, а Храмовая гора и Старый город остаются неотделимой частью Израиля. В обмен Белый дом обещает развитие экономических проектов, направленных на активизацию экономических контактов Газы и Синайского полуострова в Египте. В Палестине уже заявили о категорическом неприятии этого плана и опасениях, что его реализация может вызвать новый всплеск насилия.

Предпринял Белый дом и инициативу  создать  при посредничестве США и  Израиля нового военного альянса арабских стран, который уже получил по аналогии с Североатлантическим альянсом так называемого  «арабского» или «суннитского» НАТО. Главная роль в новой организации отводится Саудовской Аравии, а сам блок должен включить государства Персидского залива, а также Египет и Иорданию. Однако А.Кузнецов считает этот ход администрации Трампа сомнительным прежде всего из-за саудовско-катарского конфликта, а также особой позиции Египта по могим вопросам международной региональной повестки. 

 

Роль России на Ближнем Востоке

В свою очередь, роль России в ближневосточном регионе связана с поддержкой соглашения о сокращении добычи нефти странами ОПЕК и другими нефтедобывающими странами («ОПЕК плюс»), что, по мнению Г.Лукьянова, означает стремление не только к проблеме мирного урегулирования на Ближнем Востоке, но и в стремлении сохранить влияние на определенные тренды глобальной экономики. Одновременно в фокусе внимания российского политического руководства остается ситуация в Ливии. Об этом свидетельствует  факт участия  премьер-министра России Дмитрия Медведева в международной конференции в Палермо, посвященной урегулированию кризиса в этой стране и созванной в ноябре 2018 года  по инициативе итальянского правительства и премьер-министра Италии  Джузеппе Конте. В целом Россия выступает за формирование в ближневосточном регионе инклюзивной системы безопасности, к которой вправе присоединиться все страны региона, вне зависимости от специфики политического режима в каждой из них.

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати