ГЛАВНАЯ > Культурная дипломатия

История отношений с Токио: основание Православной церкви в Японии

12:31 14.12.2018 • Мария Ястребова, стажер

Сегодня, в знаменательный год культуры России и Японии нельзя не вспомнить, что XIX век дал нам, современникам, наглядный пример сосуществования двух в корне не похожих религий – синтоизма и православия, созвучие японской молитвы “норито” и православного моления “ектения”, пример культурных взаимоотношений столь отличных друг от друга стран.

В Бельском уезде Смоленской губернии (сегодня это деревня Береза  Оленинского района Тверской области) в 1836 году родился мальчик, нареченный Иваном. Казалось бы, его судьба предрешена: следуя по отцовским стопам Иван Касаткин дослужится до одного из церковных чинов в местном приходе. Иван поступает в Бельское духовное училище, а затем и в Смоленскую духовную семинарию, что потребовало больших усилий и закалило его: начиная от дороги в 150 верст пешком и заканчивая усердием в учебе. Незаурядные способности и упорство делают юношу одним из лучших учеников и в 1857 году Иван был рекомендован для поступления в Санкт-Петербургскую духовную академию.

Фортуна отблагодарила юношу – открывается должность настоятеля посольской церкви при недавно открытом русском консульстве в Хакодате, Японии. Подобная должность в островной стране Дальнего Востока звучала весьма скромно для цвета Петербургской духовной академии. Однако Иван Дмитриевич принял решение, неожиданное для него самого: «Проходя как–то по академическим комнатам, я совершенно машинально остановил свой взор на лежавшем листе белой бумаги, где прочитал такие строки: „Не пожелает ли кто отправиться в Японию на должность настоятеля посольской церкви в Хакодате и приступить к проповеди Православия в указанной стране". А что, не поехать ли мне, — решил я, — и в этот же день за всенощной я уже принадлежал Японии»[1]. Так собственное бесстрашие и предприимчивость, открытость к миру и всему новому, и может, как знать, божественное провидение, подтолкнули Ивана сделать шаг, коренным образом изменивший всю его будущность – уехать с духовной миссией в Японию. В этот же год юноша принял монашеский постриг с именем Николай, навсегда вошедшим не только в историю духовенства, но и в историю российско-японских взаимоотношений.

Так началась миссионерская деятельность Николая Японского (1836 - 1912) – основателя Православной церкви в Японии, архиепископа Русской церкви, почётного члена Императорского православного палестинского общества, – героя отнюдь не литературного жанра, а исторического.

В наши дни, когда глобализация раскинула свои сети по всему земному шару, мысль о распространении в XIX веке конфессии христианства в стране восходящего солнца по-прежнему звучит на грани вымысла с действительностью.

Неспроста одно из толкований древнего имени Японии – Ямато – «Путь гор»[2], а один из символов Японии – гора Фудзияма. Гористый ландшафт предопределил замкнутость и жёсткий консерватизм японцев, превратив любые попытки привить иную культуру в Японии в путь через горы. Непроходимые, переменчивые, опасные.

Стоит отметить, что попытки привнести христианство на остров были предприняты еще в XVI веке и связаны с орденом иезуитов и личностью Франциска Ксаверия. Поначалу очевидный успех «христианского столетия» в итоге обернулся запретом миссионерской деятельности и гонением на христиан. И этому есть два логичных объяснения. Первое связано с чуждой синтоистам  христианской идеей монотеизма. Второе неотвязно следует за человеческим фактором – алчностью первооткрывателей Японии, которые наткнулись на неведомый остров и более озаботились богатствами страны нежели познанием ее культуры. В записках капитана В.М. Головнина, которые живо заинтересовали будущего архиепископа Русской церкви до возникновения идеи отправиться в Японию, говорится о печальном опыте европейских миссионеров: «Главной, или, лучше сказать, единственной, причиной гонения на христиан японцы полагают нахальные поступки как иезуитов, так и францисканцев, присланных после испанцами, а равным образом и жадность португальских купцов; ... пастырями сими управляло одно корыстолюбие, а вера служила им только орудием, посредством коего надеялись они успеть в своих намерениях»[3].

Действительными угрозами для отца Николая и всей миссии были три ключевых момента. Первый связан с внутренней политикой Японии. За год до его прибытия в Японию миссионеры, проповедовавшие христианство, только спустя 250 лет получили право посещать страну в качестве иностранных граждан. Однако законы по-прежнему грозили смертной казнью любому японцу, принявшему христианство. Данный факт сильно сдерживал миссионеров в их работе по распространению христианства, и  только в 1873 году запрет был снят.

Второй момент был обусловлен внешнеполитической ситуацией. Несмотря на налаживание диалога между Россией и Японией, что закономерно привело к заключению первого дипломатического соглашения между этими двумя странами – Симодского трактата, соперничество в экономической и политической сфере нарастало.

И последний, третий, – культурный. Японский язык ввиду иероглифической письменности кандзи и сложной акцентуации довольно затруднителен  для изучения иностранцами. Сложность существующей системы письменности стала очевидной даже для самих японцев, что привело в конце XIX века к предложениям о реформе и сокращению числа кандзи[4].

Так чем же объяснить неоспоримый успех православной миссии Николая Японского, которая изначально выглядела как предприятие рисковое и почти неосуществимое? Николаю удалось выполнить недостижимый по тем временам шаг, в первую очередь, благодаря основам его личности, заложенным в нем с самого детства. Упорство помогло Николаю преодолеть немыслимые без современного транспорта расстояния между Петербургом и Японией. На этом непростом пути длиною в год Николая не остановило ни отсутствие железной дороги, ни скованный льдом водный путь, ни вынужденная зимовка в Николаевске. Внутренние, возможно природные чувство такта и мудрость определили уважение к культуре и народу страны, где велась миссионерская деятельность, невмешательство в дела государства, а природное трудолюбие помогло с завидной энергией изучить язык и историю Японии, характер ее народа.

Искусная дипломатия помогла отцу Николаю заложить основы культурного обмена между Россией и Японией. Его трудами и настойчивостью Святейшим Синодом была учреждена в Японии постоянно действующая Православная Духовная Миссия. На японский язык им были переведены Священное писание, Евангелие, большинство богослужебных книг – переводам он посвятил время с шести до десяти вечера ежедневно в течение тридцати лет[5], – Титанический труд! Собор Воскресения Христова был построен в Токио благодаря стараниям Николая, от которого исходила не только идея построения собора и руководство проектом, но и материальная поддержка – Николай принял личное участие в сборе средств на строительство, проповедуя в городах России.

После себя архимандрит, а с 1880 года епископ, Николай оставил весомый литературный, исторический, этнографический труд – свой дневник, который он вел на протяжении всей сознательной жизни. Дневник был полностью опубликован в виде пятитомного издания в Санкт-Петербургском издательстве «Гиперион» в 2004 году. В ближайшем будущем Русская православная церковь намерена издать весь объем собраний сочинений святителя  – просветителя Японии Николая на русском и японском языках[6].

Черту стараниям уже архиепископа Японского (с 1906 г.) Николая подвел Святейший патриарх Mосковский и всея Руси Алексий II в обращении к читателям в I Томе Дневников: «32 тысячи православных уроженцев Страны восходящего солнца были объединены в 265 церковных общин и духовно окормлялись 41–м священником, православные соборы в Токио и Киото, множество небольших православных церквей были к тому времени построены на японской земле. Православие перестало восприниматься японцами как чуждое национальной традиции явление. С великим почтением стали относиться представители всех сословий японского общества к основателю Русской Духовной Миссии в их стране»[7].

На похороны архиепископа Николая император Японии прислал громадный венок живых цветов с иероглифами «Высочайший дар». Имя Николая Японского не уходит из современной жизни. Свидетельством почитания его памяти является и тот факт, что на родине в деревне Береза Оленинского района, в 1997-2003 годах был построен на средства благотворителей и пожертвования прихожан первый храм в России, посвящённый равноапостольному Николаю Японскому. А в июле этого года вместо ветхого деревянного был установлен новый крест. Местные жители предполагают, что он будет стоять до устройства мемориального комплекса в честь их великого земляка[8]. В Японии тем временем началось строительство первого православного монастыря во имя Святого равноапостольного Николая Японского и  летом этого года был совершен первый молебен на месте закладки храма[9].

Трудно переоценить заслуги отца Николая перед культурной и народной дипломатией в российско-японских отношениях. Основанная им Японская Православная Церковь оказалась настолько прочна, что удивительным образом устояла над всеми военными и политическими конфликтами России и Японии.

Тяжелейшим испытанием для Николая лично и православия в Японии явилась русско-японская война. Он объявил своей пастве: «...я, как русский подданный, не могу молиться за победу Японии над моим собственным отечеством. Я также имею обязательства к своей родине и именно поэтому буду счастлив видеть, что и вы исполняете долг в отношении к своей стране» и, прервав свои богослужения в церкви, организовал Общество духовного утешения русских военнопленных.

Николай Японский, причисленный к лику святых за свой более чем 50-летний праведный и самоотверженный миссионерской труд, доказал, что религия является не только мощным транслятором культуры страны, но и дипломатическим орудием взаимного налаживания отношений между столь непохожими друг на друга странами.

 

Фотоматериалы взяты с сайта http://russian7.ru/post/7-istorij-iz-zhizni-svyatogo-missionera-nikolaya-yaponskogo/

 

Источники:

  1. Головнин В.М. Записки флота капитана Головнина о приключениях его в плену у японцев [Электронный ресурс]. – URL: http://az.lib.ru/g/golownin_w_m/text_0040.shtml (дата обращения: 28.11.2018).

  2. Дневники св. Николая Японского. Том Ι [Электронный ресурс]. – URL: https://lib.pravmir.ru/library/book/2435 (дата обращения: 02.12.2018).

  3. Сакура и дуб / Всеволод Овчинников. – Москва: Издательство АСТ, 2015.  – С. 30.

  4. https://www.pravmir.ru/svyatitel-nikolaj-yaponskij/ (дата обращения: 04.12.2018).

  5. https://news.rambler.ru/other/41065018/?utm_content=rnews&utm_medium=read_more&utm_source=copylink (дата обращения: 04.12.2018).

  6. http://hram-nikyaponsky.ru/nashi-novosti/obnovlenie-kresta (дата обращения: 07.12.2018).

  7. https://www.pravmir.ru/v-yaponii-postroyat-pervyiy-pravoslavnyiy-monastyir/ (дата обращения: 05.12.2018).


[1] Дневники св. Николая Японского. Том Ι [Электронный ресурс]. – URL: https://lib.pravmir.ru/library/book/2435 (дата обращения: 02.12.2018).

[2] Сакура и дуб / Всеволод Овчинников. – Москва: Издательство АСТ, 2015.  – С. 30.

[3] Головнин В.М. Записки флота капитана Головнина о приключениях его в плену у японцев [Электронный ресурс]. – URL: http://az.lib.ru/g/golownin_w_m/text_0040.shtml (дата обращения: 28.11.2018).

[4] прим. Китайские иероглифы, адаптированные для японского языка.

[7] Дневники св. Николая Японского. Том Ι [Электронный ресурс]. – URL: https://lib.pravmir.ru/library/book/2435 (дата обращения: 29.11.2018).

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати