ГЛАВНАЯ > Конференции

Борис Костенко: «Мы находимся в состоянии информационной войны»

11:34 12.12.2018 •

«Международная жизнь»: Борис Игоревич, на сессиях Братиславского медиафорума и вчера, и сегодня очень много говорили о фейк ньюc (fake news). Не кажется ли Вам, что изначально это происходит по невежеству журналистов, которые просто плохо образованы?

Б.КостенкоОдновременно, и «да» и «нет». Журналист это, в первую очередь, профессия и называется она «литературный сотрудник», то есть редактор.

В Московском университете факультет журналистики всегда был местом, где было и сегодня представлено то, что мы называем элитным прикладным гуманитарным образованием. На факультете журналистики готовят профессиональных редакторов.

Иногда спрашивают: «А кто главный в нашем ремесле?». Так вот, главным всегда в журналистике является редактор. И даже, если ты сам себя им назвал, то так или иначе ты обязан разделять ответственность на распространяемую информацию, тем более на массовую аудиторию. С точки зрения эфирной ответственности, если говорить об эфире телевизионном, к которому я имею отношение, или к печатной публицистике, или к интернет-активности, именно эта ответственность и лежит в основе понимания, откуда сегодня такая озабоченность по поводу недобросовестных новостей или фейковых, то есть заведомо ложных.

Преднамеренное распространение дезинформации - это не безграмотность журналистов… Те, которые подписывают свое сообщение или работают в кадре с микрофоном, зачастую это действительно и, как правило, молодые люди, не представляющие четко, что такое профессия журналиста. Но выпускает это сообщение редактор, иногда осознано, не проверяя, или не верифицируя, её содержание. Сегодня мы находимся в такой ситуации, когда нас «убаюкали», что все хорошо, что все говорят только правду, и «особенно» на такой площадке, как интернет. «Рассказчиков», или «сказочников», стало много в сети, а журналистов наоборот… Главное, как они считают, - это просто сообщать людям о том, что происходит в мире, в твоей стране, в твоем небольшом городе. Локальная, допустим, журналистика никогда не умрет, она всегда останется в любом виде: в печатном или электронном.

Но на любом уровне и сразу встает вопрос, который и раскрывают на факультетах журналистики: «Зачем ты это делаешь? С какой целью? И какую социальную ответственность ты разделяешь?». Эта ответственность может быть коммерческой, может быть ориентирована на общественные интересы. Когда ты работаешь на местного, допустим, хозяина какой-нибудь фабрики, у которой свои задачи, и он содержит небольшую газету, то вполне понятно, что она будет публиковать и, как она будет себя вести. А если это орган местной выборной власти, то придётся соответствовать и представлять интересы местной интеллигенции: учителя, врачи, служащие, которые озабочены больше судьбами своих детей, некими социальными лифтами, экологией, проблемой здравоохранения в той или иной области. Но так как тема нашей конференции – это международная безопасность, то здесь в Братиславе мы выходим на проблему «недоброкачественной журналистики» на несколько другом уровне. Речь идёт о хладнокровном манипулировании общественным мнением и о циничном оказании жёсткого и недвусмысленного влияния на принятие политически решений. В конце цепочки выстроенных в строго определённом порядке информационных вбросов мы видим, к сожалению, войну, бомбардировки, химические атаки, преследования журналистов, их физическое устранение… Такие факты, к сожалению, широко известны.

С одной стороны, полемика на Медиафоруме в Словакии, который организован Московским университетом, идёт на серьёзном экспертном уровне, в академической и корректной форме, в спокойной обстановке, но, с другой стороны, на всем этим -  борьба за власть, судьбы людей, конкретная кровь... Это вносит абсолютно иной ракурс в обсуждение темы. Никто не скрывает, что журналистика влияет на состояние общества, на проведение неких компаний, например, предвыборных, в том числе. Или по принятию каких-либо санкций… Хорошо известны информационные проекты, когда прямо «продавливали», не считаясь ни с чем, желание тех или иных сил, игнорируя интересы, а точнее, суверенитет целого народа, его суверенное право самому решить свою судьбу. Цель поставлена: конкретная страна должна стать членом той или иной организации, например, европейского уровня; того или иного политического блока, как, например, НАТО. В своё время. в России с озабоченностью наблюдали за развитием политической ситуации в той же Черногории, когда помимо воли народа эту маленькую страну сделали членом НАТО, и реализовали это по соответствующим информационным лекалам и технологиям.

 

«Международная жизнь»: Технологии информационного противоборства постоянно совершенствуются. Что можно ожидать, к чему готовиться?

Б.КостенкоВ первую очередь, это жёсткие информационные технологии, применение которых не может иметь юридических последствий. Когда мы начинаем разбирать их природу, а к таким относиться и практика «фейк ньюc», то фактически речь идёт об относительно стандартном распространение заведомо ложных сведений, за которые нельзя привлечь к суду. Уже несколько лет, но крайне вяло, идут дискуссии на уровне ООН, ЮНЕСКО, ОБСЕ о том, чтобы легально воспрепятствовать, хотя бы на межгосударственном уровне, «не достойному поведению» в области информационных обменов. Выясняется, что есть огромный пласт информационной, кибер- или цифровой деятельности, в особенности, сетевой, которая никак не попадает под законодательство. При этом уже наработан обширный инструментарий приемов и «шаблонов» по насильственному и бесконтрольному изменению сознания, или с целью формирования, помимо воли, нужного вектора мотивации значительных социальных групп.

Постоянно в западных средствах массовой информации распространяются сведения, что Российская Федерация со всем своим, якобы, мощным пропагандистским комплексом – это единая система по распространению ложных сведений. Ничего оригинального в этом нет. В международном информационном противостоянии всегда старались дискредитировать источник информации своего оппонента или конкретного противника по психологической войне. Получается так, что мы находимся в жёсткой фазе информационной войны и далеко не равных условиях. Не надо этого скрывать, и не следует ничего бояться. На страницах вашего журнала «Международная жизнь» достаточно остро ставятся подобные вопросы. Вы же не уходите от обсуждений тяжелейших проблем, связанных с противостоянием интересов государств, блоков. Раньше мы говорили о противостоянии систем. Но и геополитические интересы никуда не делись. Как, пожалуй, и интересы геоинформационные… За этими понятиями стоит безопасность страны, устойчивость ее развития, конкуренция в современном мире. И, когда говорим о многополярности, об ответственном подходе к проблемам распространения ложных новостей, о необходимости наведения минимального порядка в этой сфере, том числе, в интернете, а также проведение чёткой политики по обеспечению собственных интересов в киберпространстве, мы почему-то очень быстро находим понимание с нашими партнерами по БРИКС. Уже несколько лет Китай, Россия и Индия очень плотно сотрудничают по вопросам решения на законодательном уровне своих проблем информационной безопасности.

Что же касается массового сознания, то здесь свои технологии. Есть законодательный уровень, есть позиция международных организаций, есть некое международное общественное мнение, точнее то, что от него осталось. И из тех важных тезисов, которые сегодня прозвучали на Братиславском форуме – это «независимый информационный капитал», который должен разделять ответственность перед обществом, если он, конечно, работает на свою страну, и это одна ситуация. Если это транснациональный капитал, то здесь уже много вопросов. И ещё один, пожалуй, очень важный тезис, который находится в поле зрения интересов и других специалистов, других экспертов – это тезис о «информационном суверенитете». И вот этот методологический подход объясняет многие проблемы, которые существуют у наших партнёров, которые нас принимают здесь в Словакии, как часть восточной Европы, уже живущей по другим законам и фактически, имеющей наднациональное законодательство и наднациональные инструменты, которые его регулируют. И очень важно, что за этим стоит мировоззрение и национальный интерес. Мы никуда от этого не денемся. Крайне важно, что именно российскую журналистику в её этических подходах и отличает та самая духовно-нравственная составляющая, которая сегодня и есть залог того успеха, на который мы надеемся. Мы не будем воевать с нашими противниками их же методами. У нас есть свои, и противоядие от той самой информационной токсичности. Россия понимает, каким путем идти. И как было веками, наша сила в Правде…       

 

Борис Костенко, телеведущий, советник проректора МГУ имени М.В. Ломоносова по информации и медиа коммуникациям

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати