ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Самонадеянность силы и заложники в торговой войне

11:37 11.12.2018 • Владимир Петровский, доктор политических наук, действительный член Академии военных наук, главный научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН

Не успели высохнуть чернила на комментариях тех, кто (как и автор этих строк) расценил недавнюю встречу Дональда Трампа и Си Цзиньпина в Буэнос-Айресе как временное перемирие в торговой войне, как произошло то, что напоминает взятие заложников и открытие второго фронта. Задержание в Канаде под давлением США главного финансового директора китайского телекоммуникационного гиганта Хуавэй Мэн Ваньчжоу превращается на наших глазах в полноценный международный скандал с далеко идущими последствиями.

Мэн Ваньчжоу грозит экстрадиция в США: Вашингтон подозревает ее в нарушении санкций США против Ирана, в частности, в осуществлении выплат Ирану через британское отделение американского банка HSBC. Однако с какой стати гражданку КНР пытаются обвинять по нормам американского законодательства, да еще и не на территории Соединенных Штатов?

Реакция китайской стороны оказалась не просто жесткой, а предельно жесткой. Зам. главы МИД КНР потребовал от американского и канадского послов в Китае немедленного освобождения задержанной, назвав его «крайне дурным деянием». Прежде всего, потому, что мы опять столкнулись с бесцеремонной попыткой экстерриториального использования американского законодательства.

Другие страны, Россия прежде всего, уже сталкивались с этим не раз: вспомним дела Бута, Ярошенко или «русских хакеров», которых правдой и неправдой вывозили в США и отдавали в руки американской Фемиды.

Что называется, накипело. Поэтому министр иностранных дел России Сергей Лавров, обычно сдержанный в своих комментариях (и отметив, что Россия не участвует в американо-китайской торговой войне), сказал, что линия на экстерриториальное применение своих национальных законов «вызывает неприятие у подавляющего большинства нормальных стран и людей». «Это очень аррогантная, великодержавная политика, которую никто не принимает…Надо с этим заканчивать».[1]

Нельзя не согласиться. Но прежде хотелось бы понять, кто и зачем устроил эту провокацию, тем более предвидя ожидаемую реакцию? Арест Мэн Ваньчжоу обрушил американские рынки и напугал инвесторов, которые и так находятся в ожидании эскалации торговой войны между США и Китаем.

Дело, конечно, в недовольстве американскими властями деятельностью самой Хуавэй. The Wall Street Journal сообщила о том, что министерство юстиции США уже давно ведет расследование на предмет нарушения компанией американских санкций против Тегерана.

Но дело не только в санкциях. Американская сторона обвиняет Хуавэй (как прежде китайскую ZTE) в потенциальных угрозах безопасности телекоммуникационным сетям, которые якобы исходят из попыток использования следящих устройств. США обратились к своим ближайшим союзникам (прежде всего к Канаде, Великобритании, Австралии и Новой Зеландии, с которыми они создали систему совместного сбора и использования разведывательных данных «Пять глаз») с требованием отказаться от включения в тендеры на госзакупки технологий 5G, разработанных Хуавэй.

Но есть основания полагать, что дело не в защите безопасности, а в элементарном стремлении обойти конкурента: Хуавэй стала общепризнанным лидером в разработке и применении технологии и оборудования и связи 5G, за которыми будущее: «интернет вещей», «умные города», беспилотные автомобили и многое другое. Поскольку технология и оборудование поставляются вместе со стандартами их использования, то разворачивается подковерная борьба за вытеснение стандарта 5G, разработанного Хуавэй, с мировых рынков.

А теперь по поводу того, что «надо с этим заканчивать». Вопрос в том, как. Формально экстрадиция в США задержанных происходит в рамках национального законодательства, но по американскому запросу (который часто сопровождается грубым и унизительным давлением со стороны американских властей, о котором принято умалчивать).

А есть еще многолетняя практика американского Конгресса вносить на свое усмотрение и в одностороннем порядке изменения в уже подписанные международные договоры и соглашения при их ратификации. И это тоже в чистом виде проявление самонадеянности силы, arrogance of power, как было сказано когда-то.

Вопрос вполне можно поднять в Совете безопасности ООН, но его рассмотрение будет наверняка заблокировано представителем США. Но есть еще моральная и политическая оценка соответствующей политической практики, с которой и начинается работа над соответствующими нормами международного права.

Если КНР и Россия, а также другие страны, у которых тоже «накипело», внесут на рассмотрение Генеральной Ассамблеи ООН проект резолюции «О недопустимости попыток экстерриториального использования норм национального законодательства стран-членов ООН», то такую резолюцию наверняка и с удовольствием поддержало бы подавляющее большинство представленных в ГА ООН стран, возможно, за исключением дюжины наиболее рьяных приверженцев политики Вашингтона…

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции



[1] «Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на пресс-конференции по итогам 25-го заседания СМИД ОБСЕ, Милан, 7 декабря 2018 года», http://www.mid.ru/ru/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/3437709

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати