ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Брексит: где окажутся ядерные подлодки в случае разделения

15:33 23.11.2018 • Евгений Педанов, специальный корреспондент

Премьер-министр Великобритании Тереза Мэй встретилась с главой Еврокомиссии Жан-Клодом Юнкером. Пресс-секретарь Еврокомиссии отметил, что во время переговоров о сделке между ЕС и Великобританией был достигнут прогресс. Речь идет о проекте соглашения по «брекситу», одобренного британским правительством 14 ноября. Этот документ вызвал множество споров в руководстве Великобритании, несколько министров уволились в знак протеста.

«Великобритания загнала себя в ловушку» (Людмила Бабынина)

Руководитель Центра политической интеграции Института Европы (ИЕ) РАН Людмила Бабынина подчеркнула, что, если Великобритания выходит из ЕС без сделки, то никакого транзитного периода не будет. В Брюсселе 25 ноября пройдет внеочередной саммит ЕС, на котором будут завершены переговоры об условиях и порядке «брексита». Тереза Мэй заявила, что в преддверие саммита еще раз встретится с Жан-Клодом Юнкером, чтобы гарантировать успех этого процесса.

В ходе круглого стола в пресс-центре МИА «Россия сегодня» Людмила Бабынина и руководитель Центра британских исследований ИЕРАН Елена Ананьева ответили на вопросы журнала «Международная жизнь».

«Международная жизнь»: Кто выиграет от «брексита»?

«В представленном проекте Британия, фактически, остается в таможенном союзе ЕС» (Людмила Бабынина)

Людмила Бабынина: Вообще в «брексите» выигравших нет. Проиграют все. Вопрос в масштабах. Европейский союз немножко взял себя в руки, он пострадал экономически и в имиджевом плане, но сейчас они демонстрирует устойчивость. Британия пострадает сильнее, особенно в краткосрочной и среднесрочной перспективе, независимо оттого, какое соглашение они подпишут (или же не подпишут). Что касается ВТО, если Великобритания выйдет из ЕС без сделки, ей сейчас надо провести переговоры со всеми государствами и подписать новые соглашения. Если они принимают этот план, то им этого делать не нужно, потому что тогда сохранится общая внешнеторговая политика. Тогда все соглашения будут действовать от имени Евросоюза, и Британия будет продолжать в них участвовать, не имея независимой внешнеторговой политики.

«Международная жизнь»: Как изменится внешняя политика Великобритании?

«Согласно одобренному проекту, у Британии не будет собственной торговой политики, сохранится юрисдикция суда и часть законодательства ЕС» (Людмила Бабынина)

Людмила Бабынина: Что касается внешней политики ЕС, то здесь взаимодействие с Великобританией наименее проблематично, потому что есть практика привлечения третьих стран к миссиям, операциям, партнерским соглашениям с ЕС. Поскольку это сфера единогласия и, фактически, межправительственного сотрудничества, то больших сложностей во взаимодействии не будет. Потому что внешнеполитические ориентиры и угрозы у Великобритании и остальных стран ЕС сходны. Внешняя политика – это то, с чем будет легче всего договориться. Другое дело, что Британия не сможет участвовать в проектах Постоянного структурированного сотрудничества (PESCO – европейский оборонный союз), которое учредили в прошлом году, но она и не предполагала в них участвовать.

«Международная жизнь»: Как «брексит» повлияет на сепаратистские настроения в Шотландии?

Людмила Бабынина: Сепаратистские настроения в Шотландии сохраняются. Но идея ее независимости довольно спорная, потому что в ЕС независимой Шотландии придется вступать заново с неизвестным результатом. Создавать собственную армию, валюту, границы, делить шельф – это очень большие затраты, и непонятно, зачем их нести. Все равно большая часть связей у нее не с ЕС, а собственно с Великобританией.

«В торговле больше всего пострадает Ирландия, потому что в своем экспорте и транзите в ЕС очень сильно завязана на Великобританию» (Людмила Бабынина)

Елена Ананьева: Нужно еще иметь в виду, что, если в Великобритании население уже под 70 миллионов человек, то в Шотландии проживает всего 5 миллионов. Более того, возникает вопрос с базами ядерных подводных лодок. У Британии четыре ядерных подлодки, все они базируются в Шотландии. При том, что Шотландия, когда проводила первый референдум о независимости, требовала вывести ядерное оружие со своей территории. Куда ставить подлодки – это была бы головная боль разъединенного королевства, так как население распределено очень плотно. Стоят вопросы об участии в НАТО о вступлении ЕС. Когда проводили первый референдум, глава Шотландской национальной партии Алекс Салмонд говорил: «А мы оставим фунт стерлингов в качестве национальной валюты». А это как? Это ведь основа национального суверенитета. Британцы сказали, что не оставите.

«Если Британия выходит без сделки, разрываются все технологические цепочки» (Людмила Бабынина)

Встает проблема соотношения национальных интересов и суверенитета. Мы постоянно говорили о том, как сочетаются принципы самоопределения и территориальной целостности. И в принципе, они больше сочетаются, потому что территориальная целостность скорее относится к внешнему вмешательству, а самоопределение – это внутренний вопрос. Право на самоопределение не гарантирует территориальную целостность, потому что она регулируется внешней политикой. А здесь как? Ради чего Шотландии жертвовать национальными интересами. Мы помним, как распадался СССР, и рвались эти хозяйственные связи. Это страшное дело.

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати