ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Ближний Восток: история конфликктов

21:01 26.10.2018 • Андрей Торин, редактор журнала «Международная жизнь»

Фото: rithmeurasia.org.

Связи России и Ближнего Востока имеют многовековую историю. В 2015 году наша страна оказалась в центре внимания мирового сообщества, начав по просьбе политического руководства Сирийской Арабской Республики военную операцию против действовавших на территории этой страны террористических группировок. И именно Москва в настоящий момент играет одну из основополагающих ролей в процессе мирного урегулирования.

Вопросам поиска Москвой своего нового места на Ближнем Востоке и специфике этого региона в формировании новой архитектуры региональной безопасности была посвящена лекция программного координатора Российского совета по международным делам (РСМД) Руслана Мамедова «Россия на Ближнем Востоке: уйти или остаться?», состоявшаяся в Государственном музее современной истории России.

По словам эксперта, само понятие «Ближний Восток» появилось изначально в европейской политической практике в XVI-XVII веках, когда на мировой арене происходили масштабные изменения, связанные с формированием британской военной и торговой морской гегемонии. Впоследствии этот термин был заменен на «Средний Восток» (Middle East), который и употребляется до сих пор. В самом арабском мире оба понятия вплоть до конца XX века почти не использовались. Вместо них существовали понятия «Магриб» («запад», то есть страны Северной и Северо-Западной Африки, исключая Египет) и «Машрик» (восток, то есть страны к востоку от Египта – Ирак, Сирия, Иордания, историческая Палестина, Ливан). Кроме того, исламские ценности имели в регионе определяющее значение и были прочно связаны с политическим наследием существовавшего в VII-XIII веках халифата, пережившего начиная с X века раздробленность и павшего под ударами монголов. Столица династии Аббасидов, Багдад, привлекала особое внимание наследников Чингисхана своими богатствами.

Начиная с XV века этот регион стал объектов соперничества двух мощных держав – Османской империи со столицей в Стамбуле, и Ирана, возглавлявшегося династией Сефевидов (столицей последнего стал Тебриз). Для того, чтобы сохранить собственную самостоятельность и избежать подчинения султану Османов, персидский шах вынужден был принять шиитскую версию ислама. Политизация религиозных взглядов всегда была свойственна исламу, но теперь положение в регионе стало определяться суннито-шиитским противостоянием.

Резкий перелом в положении региона произошел в XVIII-начале XX веков, когда ведущим государствам Европы, после долгих усилий, удалось поставить под свой контроль Иран и добиться максимального ослабления Османской империи. После Первой мировой войны на обломках последней возникла Турецкая Республика и целый конгломерат арабских государств. Многие из них имели статус подмандатных территорий Великобритании и Франции, а независимость получили уже в 1940-1950-х годах.

После обретения политической самостоятельности странами региона, одной из наиболее популярных идей стала интеграция на основе арабского единства. Однако, по словам Р.Мамедова, все попытки осуществить объединение на панарабской основе потерпели неудачу, и причина тому – экономические противоречия между странами, которые так и не удалось преодолеть. Самым масштабным проектом панарабистов на Ближнем Востоке стала Объединенная Арабская Республика, образованная по инициативе президентов Египта и Сирии - Гамаля Абдель Насера и Шукри аль-Куатли, и включавшая территории этих двух стран (в перспективе предполагалось также вхождение в состав ОАР Ирака). Однако рост противоречий, а также военный переворот, произошедший в Сирии в 1961 году, привели к ее распаду.

В отличие от стран Запада, Россия по-иному выстраивала отношения с этим регионом. Во-первых, Ближний Восток имел для нашей страны сакральное значение (в исторической Палестине находятся места, священные для каждого христианина). Во-вторых, инкорпорация в состав Российской империи Крыма, Кавказа и Средней Азии подразумевала выстраивание отношений с монархами арабского Востока и европейскими державами, имеющими собственные интересы в Средиземноморье. Российские корабли имели право заходить в крупнейшие порты региона – Басру, Бейрут, Эль-Кувейт.

После распада Российской империи и возникновения на международной арене Советского Союза отношения со странами Ближнего Востока приобрели двойственный характер. Для внешней политики СССР одновременно был характерен и антиколониальный, и мессианский пафос, связанный с попытками экспорта социалистических и коммунистических идей в страны региона. Во второй половине ХХ века за ближневосточное направление советской дипломатии отвечали два центра – Министерство иностранных дел и Международный отдел ЦК КПСС, который проявлял подчас исключительную изобретательность в привлечении на сторону Москвы новых сторонников на Востоке. Союзникам предоставлялась экономическая и военная помощь, отечественные специалисты принимали участие в подготовке армейских кадров ряда арабских стран. Советский Союз оказывал активную поддержку странам Ближнего Востока в строительстве основ индустриального общества. Ярким примером тому может служить советско-египетское экономическое сотрудничество.

Однако одновременно в советской политической элите постоянно шли дискуссии о том, насколько целесообразно поддерживать новообразованные режимы на Ближнем Востоке, многие из которых были не столько социалистическими, сколько националистическими.

Особое значение в регионе приобрела деятельность «Партии арабского социалистического возрождения» (Баас), сочетавшей в своей деятельности идеи социализма, арабского единства и секуляризма и образовавшей свои отделения почти во всех странах региона. В 1963 году функционеры Баас пришли к власти в Ираке и Сирии.

После распада СССР страны Ближнего Востока лишились важного элемента обеспечения собственной безопасности. Зато значительные преимущества получили Соединенные Штаты Америки, располагавшие собственными военными базами в регионе. Уже в начале 1990-х годов Вашингтон начал проводить активную политику очередного переформатирования региона, позже получившую наименование «нового Ближнего Востока».

Поворотным моментом для всего региона стало вторжение сил международной коалиции во главе с США и Великобританией в Ирак, закончившееся свержением режима Саддама Хусейна в 2003 году. Это событие резко изменило весь баланс сил и привело к резкому росту религиозно-экстремистских и террористических движений. Попытка осуществить в отношении стран Ближнего Востока концепцию «управляемого хаоса» привела только к осложнению ситуации.

Уже в 2003 году среди ведущих стран Запада наметился раскол по вопросу о стратегии в странах Ближнего Востока. Поводом послужила инициатива США по организации интервенции в Ирак. С критикой этого решения выступили Франция и Германия. В свою очередь, события «арабской весны», начавшейся в 2011 году, привели к резко отрицательной оценке деятельности западных стран в регионе, и резкой критике со стороны России. Особой критике в России удостоились военные атаки против Ливии и свержение Муамара Каддафи.

К 2015 году деятельность транснациональных террористических организаций охватила значительную часть стран региона. Фактический распад Ирака и Ливии, сложная ситуация, возникшая в Сирии, привели к усилению позиций движения «Исламское государство» (запрещено в России). При этом крупнейшие региональные державы не в состоянии были достичь консенсуса по принципиально важным вопросам. Именно в этих условиях и на основании Договора о дружбе и сотрудничестве между СССР и Сирией, подписанного в 1980 году, было принято решение о военном вмешательстве в конфликт. В течение трех лет, прежде всего усилиями Военно-космических сил России, был обеспечен перелом в военных действиях, а правительственные войска Сирии вернули под контроль большую часть территории страны. В свою очередь, Астанинский формат мирных переговоров между правительственными силами Сирии и их противниками позволил вовлечь в урегулирование крупнейшие региональные державы. Так Россия, Турция и Иран стали гарантами мирного процесса на Ближнем Востоке.

Приняв участие в урегулировании сирийского конфликта, Россия попыталась найти площадку для переговоров с Западом. Эта попытка себя оправдала. По словам Р.Мамедова, если бы наша страна не вмешалась в разрешение этого конфликта, гуманитарная катастрофа в регионе приобрела бы беспрецедентные масштабы.

Несмотря на то, что политическое урегулирование сирийского кризиса отчасти будет зависеть от российско-американских договоренностей по Ближнему Востоку, окончательный мир может быть установлен только самими сирийскими гражданами. По словам Р.Мамедова, в Дамаске должны отчетливо понимать, что восстановить прежний, довоенный статус кво не удастся, и страна должна найти способ дальнейшего существования в изменившемся мире. Для этого необходимо снять противоречия, существующие в сирийском обществе, в том числе и через национальное примирение и принятие согласованного проекта новой конституции этой страны. В свою очередь, Россия, говоря словами Отто фон Бисмарка, сказанными по иному поводу, стремится играть в регионе свою роль «честного брокера», поддерживая диалог со всеми регионами без исключения. 

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати