США «повышают ставки» в глобальной игре

11:45 22.10.2018 Пётр Искендеров, старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, кандидат исторических наук


США коренным образом пересматривают принципы своей внешнеполитической деятельности в мире. На смену курсу приоритетного внимания к теме прав человека и гуманитарным проблемам приходит прагматичный и одновременно агрессивный подход. Во главу угла ставятся финансово-экономические интересы американских компаний, а средствами достижения таких целей становятся «торговые войны» и использование региональных проблем.

Одним из архитекторов вышеуказанных изменений выступает помощник госсекретаря США по делам Европы и Евразии Уэсс Митчелл. По данным американских источников именно он в последние месяцы приложил серьезные усилия для того, чтобы максимально «заострить» политику администрации Дональда Трампа, придав ей значительно более конфронтационный характер и одновременно отказаться от прежних установок Белого дома и Госдепартамента.

В трактовке Уэсса Митчелла США должны уделять гораздо большее внимание, в частности, региону Центральной и Восточной Европы с тем, чтобы более активно противостоять здесь России и Китаю. Выступая на заседании Атлантического совета, он подчеркнул, что на протяжении долгого времени США и западноевропейские страны «не воспринимали» серьезно конкуренцию за влияние в Восточной Европе. По словам представителя Госдепартамента, теперь перед США стоит задача «укрепить Запад, чтобы противостоять растущему влиянию соперников», причем решать эту задачу следует в первую очередь на «дальних рубежах». [1]

«Политическое и экономическое проникновение» во внутренние дела государств Центральной и Восточной Европы может расколоть НАТО, предупреждаетУэсс Митчелл и предлагает новую стратегию США в регионе, основанную на четырех принципах. Они заключаются, прежде всего, в укреплении «позитивного влияния» США, а также в противодействии тому, чтобы страны, которым США помогают, в том числе, в рамках НАТО, «попустительствовали соперникам»,

«Западная Европа не может продолжать усиливать свою энергетическую зависимость от той самой России, от которой ее защищает Америка», - повторяет известный тезис Уэсс Митчелл. По его словам, для США неприемлемо, что ее союзники в Центральной Европе поддерживают энергетические проекты наподобие сооружения газопровода «Северный поток - 2» и тем самым делают весь регион «более уязвимым».

«Восточная Европа пытается преодолеть зависимость от российского газа. Западная Европа делает наоборот», - таким образом излагает американское видение ситуации в этой области газета The Washington Post. При этом издание признает, что с точки зрения финансово-экономического обоснования позиции США на европейском энергетическом рынке являются уязвимыми, и напоминает, что, по мнению деловых кругов Германии, «за недавними нападками Трампа на «Северный поток - 2» стоят не проблемы энергетической безопасности, а экспортные интересы США». Газета приводит высказывание президента промышленной ассоциации Германии Дитера Кемпфа о том, что СПГ, скорее всего, никогда не станет реальной альтернативой российскому газу, поскольку его транспортировка через Атлантический океан слишком дорога. На доставку СПГ через Атлантику может уйти не одна неделя, а строительство терминалов, где будет выгружаться газ, обходится дорого, - подтверждает руководитель энергетической программы Института GLOBSEC Policy Нолан Тайзен: «СПГ и российский газ будут конкурировать, но СПГ не станет заменой российскому экспорту». [2]

Еще один принцип новой стратегии США в Европе заключается в поддержке территориальной целостности и суверенитета «союзников» – в том числе Украины, Грузии и Белоруссии.

Наконец, США будут настаивать на том, чтобы государства уважали права своих соседей. В этом контексте Уэсс Митчелл упомянул противоречия, которые существуют в отношениях России и Украины.

Помимо этого, по данным американского интернет-издания BuzzFeed, он, в частности, выступает за то, чтобы даже «авторитарные государства» рассматривались как «потенциальные партнеры» США в том случае, если это помогает противостоять влиянию в них России, Китая и других оппонентов США. В рамках такого подхода Уэсс Митчелл организовал в текущем году визит в Вашингтон министра иностранных дел Венгрии Петера Сийярто. Этот визит стал первым после 2012 года посещением американской столицы высокопоставленным государственным деятелем Венгрии, которую США и Европейский союз в последние годы обвиняют в растущем авторитаризме, национализме и симпатиях к России.

Еще одним проявлением пересмотра европейской политики США стала поддержка, высказанная Белым домом и Госдепартаментом идее заключения соглашения между Белградом и Приштиной об обмене территориями. Начиная с 2008 года – когда в одностороннем порядке была провозглашена независимость Косово – Запад выступал категорически против дальнейшего изменения границ в балканском регионе. Руководство ЕС и сейчас высказывается против раздела Косово на сербскую и албанскую части и одновременного присоединения к нему албанонаселенных областей Южной Сербии. Однако американские дипломаты в ходе неофициальных бесед с представителями Белграда и Приштины уже поддержали вышеуказанный план. «Наша позиция заключается в том, что если обе стороны готовы выработать компромисс между собой и достигнуть соглашения, то со своей стороны мы не станем исключать возможность изменения границ», - подтвердил помощник президента США по национальной безопасности Джон Болтон. [3]

Согласно концепции Митчелла, подобное соглашение полностью отвечает ключевым интересам США в регионе. По его мнению, в случае нормализации отношений между Белградом и Приштиной при активном участии американской дипломатии они будут более тесно привязаны к Вашингтону. [4] Мнение ЕС по этой проблеме Вашингтоном здесь не учитывается.

Если Уэсс Митчелл в силу специфики своей должности и интересов больше ориентирован на Европу, то вице-президент Майкл Пенс на первый план ставит глобальное торгово-экономическое противодействие Китаю. Выступая на днях в американском Институте Гудзона, он предъявил Пекину целый перечень претензий: нарушение основополагающих принципов правил торговой и инвестиционной деятельности, промышленный шпионаж, воровство новейших технологий, нарушение прав человека.

В качестве первоочередных мер противодействия Пекину администрация Дональда Трампа предлагает, в частности, задействовать такое средство, как заключение двухсторонних соглашений с региональными партнерами Вашингтона, в которых прописана общая политика по сдерживанию Китая. «Мы не остановимся, пока наши отношения с Китаем не будут основаны на принципах справедливости, взаимопонимания и уважения нашего суверенитета», - заявил вице-президент США, пообещав, что администрация Трампа фундаментальным образом осуществит «перезагрузку» двухсторонних отношений. [5]

Однако существуют серьезные сомнения относительно того, что данная «перезагрузка» способна коренным образом изменить существующую ситуацию – учитывая финансово-экономические возможности Китая. Ключевым индикатором здесь выступает сама обстановка на американо-китайских торговых переговорах – посредством которых Вашингтон надеется укрепить свои глобальные позиции. По признанию министра торговли США Уилбура Росса, в настоящее время на этих переговорах наблюдается пауза. «Не знаю, можно ли назвать это тупиком. Мы находимся там, где находимся, …..похоже, у нас сейчас что-то вроде перерыва», - признал он.

Ранее в Вашингтоне и Пекине предполагали, что президент США Дональд Трамп и председатель КНР Си Цзиньпин могут «продвинуться» в рамках торговых переговоров во время предстоящего саммита «Большой двадцатки» в Аргентине, запланированного на конец ноября – начало декабря текущего года. Однако Уилбур Росс считает это маловероятным: «Встречи мировых лидеров на G20 никогда не затрагивают большого количества деталей. Вы не можете заключить торговое соглашение на несколько тысяч страниц за час». [6] Но история знает, что Китай умеет ждать.

При этом аналогичные тенденции прослеживаются на мировых валютных рынках – где у США имеются серьезные основания беспокоиться за позиции собственной национальной валюты. Россия и Китай планируют минимизировать, а впоследствии избавиться от расчетов в долларах. Как сообщил заместитель российского министра экономического развития Сергей Горьков, сейчас Москва и Пекин готовят межправительственное соглашение о переходе на двусторонние расчеты в национальных валютах. По мнению экспертов двух стран, «с уверенностью можно сказать, что президент США Дональд Трамп и его команда в ближайшие два года продолжат оказывать давление на Китай и Россию. Поэтому вряд ли стоит удивляться, если к концу первого президентского срока Трампа половина торговли между Россией и КНР будет проводиться в национальных валютах». [7]

Серьезные последствия для американской экономики принесли и инициированные Вашингтоном «торговые войны» не только с Китаем, но и Евросоюзом, Канадой и Мексикой – то есть с его ближайшими союзниками. США уже обратились во Всемирную торговую организацию (ВТО) с запросом о том, чтобы ее третейская группа рассмотрела ситуацию с использованием протекционистских мер рядом стран в ответ на введение самими Соединенными Штатами пошлин на сталь и алюминий. Аналогичное обращение в ВТО готовят со своей стороны Канада, Китай и Мексика.

Наконец, пересмотр внешнеполитической стратегии и активизация усилий США по «переформатированию» существующих международных и региональных проблем в свою пользу напрямую связаны с кризисом, в котором оказалась американская политика в регионе Ближнего Востока. В военно-политическом плане налицо ослабление позиций США в Сирии, где все более активную роль играют Россия, Турция и – что особенно неприемлемо для Вашингтона – Иран. В экономическом отношении США вступают во все более сложное противостояние со странами ОПЕК и даже, несмотря на давние союзнические отношения, с Саудовской Аравией. После убийства саудовского журналиста Джамала Хашоги в Турции эта ситуация еще более усугубилась. «Мы наблюдаем эскалацию угроз и контругроз», - так характеризует нынешнее состояние отношений Вашингтона со своими союзниками в ближневосточном регионе французский эксперт Жан-Поль Бетбез, допускающий в этих условиях рост мировых цен на нефть до уровня выше 100 долларов за баррель. [8]

Если говорить в целом об изменениях внешнеполитической концепции США, то важно отметить, что ее ключевые слабости заключаются в финансово-экономическом обосновании – то есть именно в той сфере, на которую в первую очередь ориентирован бизнес-подход администрации Дональда Трампа.

США «повышают ставки» в своей глобальной игре. При этом возникает главный вопрос – выдержит ли Вашингтон экономическое противостояние с половиной мира несогласных?

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 

Примечания:

[1] URL: https://twitter.com/atlanticcouncil/status/1052975433132793856?s=21

[2] URL: https://www.washingtonpost.com/gdpr-consent/?destination=%2fworld%2f2018%2f10%2f17%2feastern-europe-is-trying-break-its-dependence-russian-gas-western-europe-is-doing-opposite%2f%3futm_term%3d.a411c7d1f1e0&utm_term=.e0da949f32fc

[3] URL: https://www.rbc.ru/politics/29/08/2018/5b86769b9a7947866771c72f

[4] URL: https://www.rbc.ru/politics/19/10/2018/5bc8f60d9a794738dbb3628a?from=main

[5] URL: https://regnum.ru/news/2495130.html

[6] URL: https://www.vestifinance.ru/articles/108735

[7] URL: https://www.vestifinance.ru/articles/108813

[8] URL: http://www.atlantico.fr/decryptage/pourquoi-menaces-arabie-saoudite-propulser-baril-petrole-200-dollars-provoquer-recession-mondiale-jean-paul-betbeze-3533955.html