ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Сирийские курды между Вашингтоном, Турцией и Дамаском

12:15 02.10.2018 • Андрей Исаев, журналист-международник

Нешуточный ажиотаж вокруг Идлиба, возникший в последние недели, заслонил на политическом и медийном поле процессы, протекающие в Сирийском Курдистане. А ведь, скорее всего, именно здесь в обозримом будущем может развернуться последний акт драмы под названием «гражданская война в Сирии».

Напомним: самопровозглашенная Демократическая Федерация Северной Сирии (ДФСС), или Рожава, образована в 2016 году, хотя де-факто она существует с 2012 года. Позднее было присоединено богатое углеводородами левобережье Евфрата, очищенное от боевиков ИГИЛ (организация, запрещенная в РФ), и теперь юрисдикция непризнанной ДФСС распространяется почти на треть территории страны.

С самого начала главная угроза существованию этого преимущественно курдского квазигосударства исходила по понятным причинам от Турции: т.к. «собственные» курды последней не прочь добиться, как минимум, автономии. К тому же наиболее влиятельная политическая сила в Рожаве – партия Демократический союз (ДС) – аффилирована с Рабочей партией Курдистана, а последняя официально объявлена в Турции террористической организацией и неофициально - главным врагом государства.

В январе-марте 2018 года турецкая армия с помощью арабских и туркоманских союзников оккупировала часть территории Рожавы (кантон Африн). И похоже, Анкара планирует обосноваться на этих землях надолго: недавно президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган в очередной раз заявил, что Африн будет передан его жителям, «когда придет время», а «время определим мы». [i] Ну а пока, по сообщениям местных СМИ, демографическая ситуация в кантоне быстро меняется. Воспользовавшись тем, что многие курды покинули свои дома при приближении турецкой армии, местная (а по сути турецкая) администрация переселяет сюда арабов, причем далеко не всегда сирийских.

Курдские политики, отдавая себе отчет в том, что в окружении Турции, Ирана и Сирии шансов сохранить государственность в той или иной форме без посторонней помощи у них нет, предпочли принять патронаж Вашингтона. И, похоже, прогадали.

В Сирии американцы решили воспроизвести «косовский сценарий», превратив часть суверенного государства в союзную им политическую креатуру. И теперь Вашингтон, лишь недавно исключивший «Отряды народной самообороны» (вооруженное крыло ДС) из списка террористических организаций, как и Анкара, твердит, что его военнослужащие останутся в регионе «на неопределенный срок», для защиты курдских территорий от «агрессии» Дамаска. И амбиций Анкары тоже. Но это читается между строк.

Все это позволило Турции обвинить США ни много ни мало в поддержке терроризма, отношения между странами быстро скатились в кризис. Взаимные упреки, порой подкрепленные политическими и экономическими демаршами, продолжаются, однако стороны начинают нащупывать и точки соприкосновения. Результатом переговоров 4 июня 2018 года в Вашингтоне между главой МИД Турции Мевлютом Чавушоглу и госсекретарем США Майклом Помпео стала «дорожная карта» вывода курдских формирований из Манбиджа - преимущественно арабского района, два года назад отбитого курдами у боевиков ИГИЛ (организация, запрещенная в РФ). Уже на следующий день турецкий министр заявил, что курдские отряды «… отступят к востоку от Евфрата. Однако это не значит, что мы согласимся на то, чтобы они там остались».[ii] А 24 сентября 2018 года, по прибытии на Генассамблею ООН Эрдоган подтвердил: Турция будет расширять зону своего влияния в Сирии, включая в нее районы, которые находятся под контролем курдских вооруженных формирований.

Если Турция не меняет риторику, то заверения американских властей о том, что войска США останутся в Сирии, перемежаются с заявлениями о необходимости вывода своих военнослужащих из этой страны. В любом случае бросить регион «на произвол» США вряд ли решатся. Вспомним, как сравнительно недавно Штаты раструбили о выводе своих войск из Афганистана! А ведь «воз» и ныне там. Афганский пример позволяет предположить, что и из Сирии, во всяком случае, по своей воле, полностью американцы не уйдут. Как минимум, их инструкторы и летчики еще останутся здесь «на неопределенный срок». Но вот кого они будут опекать и поддерживать? Здесь возможны варианты:

Во-первых, это может быть гипотетическое «арабское НАТО» с ведущей ролью Саудовской Аравии. Но есть серьезные сомнения в его эффективности – даже если забыть об уровне боеспособности подобных коалиций (в Йемене, например), реально объединиться арабские страны могут только на антиизраильской платформе. И то, как свидетельствует история, без особого успеха. Плюс к этому, открытым остается вопрос о том, как не слишком религиозные в массе курды отнесутся к возможным ваххабитским начальникам?

Во-вторых, США могут попробовать усилить арабский сектор «Демократических сил Сирии» (ополчение Рожавы) за счет курдского. В середине сентября ряд СМИ со ссылкой на источники в сирийской оппозиции сообщили о том, что саудовские эмиссары уже проговаривали такой вариант с лидерами арабских племен, проживающих к востоку от Евфрата. Впрочем, такое развитие событий также чревато курдско-арабским противостоянием.

В-третьих, Вашингтон не оставляет попыток наладить отношения с Турцией, отдалив ее от России и Ирана, и поручить «следить за порядком» в регионе: американцы не вмешались в ход операции «Оливковая ветвь», пошли на уступки по Манбиджу. На фоне враждебной американо-турецкой риторики это может показаться странным, но военно-политические контакты между Вашингтоном и Анкарой в последние месяцы идут по нарастающей. Тем более, что президент Эрдоган уже заявил, что верит в скорое улучшение отношений с США несмотря на « непоследовательность» и «экономическую агрессию» Вашингтона.

При этом нельзя забывать, что контроль американцев над курдами далеко не безграничен. «Отряды народной самообороны» идеологически близки Рабочей партии Курдистана (если не являются ее «филиалом» в Сирии), а сама РПК, взращенная на марксистских идеях, всегда симпатизировала Советскому Союзу и «по инерции» - России. Так что периодически американцам приходится угрожать курдским союзникам прекращением военной и финансовой поддержки. Появилась информация, что отряды США и Турции уже действуют в районе Манбиджа, изгнав оттуда курдское ополчение YPG.

Эти угрозы, а еще больше - самоустранение Соединенных Штатов во время захвата Африна турецкими войсками заставляет курдов усомниться в надежности их покровителя. Результат – тренд на сближение с Дамаском. В конце июля курдское руководство сообщило о достижении договоренности с сирийскими властями о формировании «дорожной карты» по строительству децентрализованной Сирии.

Но и американцы не сидят сложа руки, хотя конкретного плана действий у них, похоже, нет. Такой вывод напрашивается из несколько сумбурных ответов Дональда Трампа на вопросы корреспондента курдской медиагруппы Rudaw (27.09.2018):

Вопрос: Что вы планируете сделать для (сирийских – А.И.) курдов?

Ответ: Мы окажем им большую помощь. Как вы знаете, мы им хорошие друзья, мы плечом к плечу сражались с ИГИЛ (организация, запрещенная в РФ), мы недавно разгромили ИГИЛ (организация, запрещенная в РФ). Мы сделали это при большой поддержке курдов. Они великие воины. Знаете, некоторые народы – великие воины, а некоторые – нет. Курды – великие воины, они – замечательный народ. Сейчас мы как раз это обсуждаем.

Вопрос: Так что вы сделаете, чтобы поддержать их?

Ответ: Как я сказал, мы это обсудим, мы начали переговоры. Курды нам очень помогли разгромить ИГИЛ (организация, запрещенная в РФ).[iii]

Скорее всего, горячая фаза затянувшегося внутрисирийского конфликта близится к концу, и симпатии и антипатии курдов будут определять результаты будущих выборов, референдума, или иного волеизъявления сирийского народа, когда политическая обстановка это позволит. Москва всегда настаивала на привлечении курдов к переговорному процессу и на обеспечении полноценного их участия в жизни послевоенной Сирии: «Россия последовательно выступает за то, чтобы в определении постконфликтного будущего Сирии курды участвовали наравне с другими этнорелигиозными составляющими народа этой страны», - заявил министр иностранных дел РФ Сергей Лавров в интервью итальянскому журналу Panorama.[iv]

Дамаск до недавнего времени особо не педалировал переговоры с Рожавой, но понимая, что захват Африна турецкими войсками не в его интересах, скорректировал подход к самопровозглашенному территориальному образованию. И, судя по всему, курс руководства САР на возрождение страны на основе унитаризма смягчается – иначе договориться с курдами просто вряд ли удастся.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции



Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати