ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Убийство Захарченко и Минские соглашения

11:05 04.09.2018 • Денис Батурин, политолог

Гибель Александра Захарченко, главы Донецкой народной республики не была случайна.Все как будто совпало: время теракта- канун дня знаний 1 сентября – из светлого праздничного дня превратился в траурный день; внешний фактор - заключение «школьного перемирия» между ДНР/ЛНР и Украиной; место убийства - кафе «Сепар» (так, сокращенно от слова «сепаратист» украинские национал-патриоты называют жителей ЛНР и ДНР, а то, что так назвали кафе – говорит об ироничности дончан).

Глава ДНР, несмотря на то, что это политическое образование называют непризнанной республикой, был значимой фигурой для всех сторон, вовлеченных в ситуацию на юго-востоке Украины. Он был важен для Киева, для России, для дончан, для стран – участниц Минского процесса. В отличие от убитых ранее полевых командиров Моторолы и Гиви, которые были стражами и защитниками республики, Захарченко был государственным деятелем. Попытки объяснить случившееся какой-то внутренней борьбой за власть - слабые версии. 

Захарченко важен для понимания механизмов истории.  В каждом государстве есть «глубинное государство» и «неучтенные граждане» или «неучтенные избиратели» - те, на кого официальные идеологи, мейнстрим-медиа привыкли не обращать внимания, часто пресса даже строит свой контент на призрении к ним, к их мнению и мировоззрению. Задача современного государства – выявлять таких граждан, включать их в государственный контекст, или пресекать их деятельность, если речь идет о приверженцах радикальной идеологии. 

В Украине эти механизмы истории сработали жестко – когда «революция достоинства» 2014 года решила, что мнение значительной части страны учитывать не стоит, граждане, с мнением которых решили не считаться, более того, принудить их принять точку зрения «достойных революционеров», эти «неучтенные граждане» взбунтовались – Крым ушел в Россию, Донбасс взял в руки оружие. 

Чего ждали инициаторы этого политического убийства? Резких действий со стороны России? Наивно было предполагать, что Москва пойдет на какие-либо резкие действия, либо выйдет из минского процесса. Но желание смешать карты минского процесса, сделать его продвижение из трудного в крайне трудное – это очевидная цель организаторов теракта, в результате которого погиб Захарченко. Они добивались хаоса в республике, начала борьбы за власть. Однако, ДНР судя по событиям первых часов после теракта, не станет территорией междоусобиц. Таким образом, у Киева, в его международных торгах, и у президента Украины Петра Порошенко в рамках его внешнеполитического блока в  избирательной кампании нет повода заявить, что республики юго-востока Украины – территория хаоса, где нужно наводить порядок.  

Почему теракт произошел сейчас? По многим внешнеполитическим координатам выбрано весьма удачное время. Порошенко развертывает свою избирательную кампанию, а гибель Захарченко может позволить реализовать военный сценарий выборов[i].

Смерть американского сенатора- «ястреба» Джона Маккейна – вызвала опасение, что помощь и поддержка со стороны Вашингтона Украине пойдет на спад. Заявления Президента США Дональда Трампа о недопустимости существования «Северного потока – 2» как фактора экономического давления на страны НАТО были адресованы Германии, которая ответила Вашингтону достаточно резко – это наши экономические интересы. Но при этом и общие экономические интересы с Россией. Пересечение этих интересов, ведущая роль в Евросоюзе заставила Германию и канцлера активизировать свое  участие в  Минском процессе (об урегулировании на Донбассе  президент России Владимир Путин и Ангела Меркель вновь говорили во время саммита в середине августа).  В этом контексте теракт в ДНР, убийство лидера республики имело целью эскалацию конфликта, в чем у России, как видно из аргументов, приведенных выше, нет никакого интереса. Насколько канцлеру Ангеле Меркель нужны экономические достижения в виде «Северного потока – 2», настолько же нужны и политические победы в качестве лидера страны – флагмана Евросоюза. В настоящее время ситуация в Германии развивается таким образом, что ситуация с мигрантами  продолжает подрывать внутриполитическую репутацию Меркель как в стране, так и в странах ЕС.  Поэтому Минский процесс для Меркель – возможность остаться в истории не тем политиком, который впустил в страну армию беженцев, а тем, который обеспечил страну энергией (российским газом) и получить лавры миротворца, сыграв роль в урегулировании конфликта на юго-востоке Украины. Однако совпадение интересов России и Германии, несмотря на неудовольствие США, в энергетическом взаимодействии и  в урегулировании конфликта на Украине, резко сужает поле политического маневра для Киева.

Режим Порошенко зажат между обязательствами по Минску, (быть может, Киев думает, что если Плотницкий не возглавляет ЛНР, а Захарченко убит, минские соглашения можно не выполнять, так как нет тех, кто их подписывал?) и необходимостью сохранять отношения с Европой (которой не нужна война в Украине). Казалось бы, в этой ситуации нужно быть осторожным. Но Киев сделал из этой ситуации другие, противоположные выводы. Понимание украинским руководством своего бессилия и отсутствия реальной поддержки из-за рубежа в деле «возвращения и деоккупации Крыма», сложная ситуация в Азовском море,  обязательства по минским соглашениям - все это могло вылиться в то, что Киев нашел объект приложения - дестабилизация внутренней ситуации в ДНР.

Почему Украина дистанцируется, и не берет на себя ответственность за убийство, или, как сказали бы в Киеве - «ликвидацию сепаратиста и преступника, лидера непризнанной республики» Захарченко? Во-первых, такое признание приведет к обвинениям в нежелании договариваться и искать мирные компромиссы. Во-вторых, гораздо легче заявлять о том, что теракт -  это передел сфер влияния среди сепаратистов, или операция российских спецслужб.  В-третьих, Киеву проще указать на других, так как в противном случае придется нести ответственность перед западными партнерами и перед своими гражданами. Придется не только получить одобрение от национал-патриотов в стране, но и ответить на очень неудобные вопросы западных партнеров. Ответственность перед партнерами заключается в том, что Украина подписала Минские соглашения, в которых нет ни строчки о ее обязанностях ликвидировать руководство непризнанных республик, но есть много обязательств, которые Киев не выполнил. Ответственность перед гражданами Украины, в рамках которой нужно будет ответить на многие вопросы, среди которых:

 – если украинские спецслужбы способны ликвидировать верхушку сепаратистов, то почему до сих пор не обезглавили ДНР/ЛНР и не вернули эти территории?

- если это не украинские спецслужбы, то зачем было нужно АТО (теперь ООС)?

Ополчение ДНР/ЛНР не стало слабее после гибели известных полевых командиров, не развалится после ухода Захарченко ДНР. Эти люди свою историческую миссию выполнили. Те, кто убил Захарченко, пытались вновь повернуть ход истории, они стреляли не в главу ДНР, они стреляли в саму республику, во всех жителей Донбасса, но единственное, что им удалось – убить Захарченко.  

Главный международный фокус убийства Захарченко - на Минских соглашениях. Об том свидетельствует реакция внешнеполитического ведомства Франции и правительства  Германии.

МИД Франции заявил: «Последние события на востоке Украине не ставят под сомнение обязательства сторон в отношении Минских договоренностей, а также актуальность встреч в нормандском формате между Германией, Францией, Россией и Украиной»[ii].

Представитель немецкого правительства Штеффен Зайберт призвал «все стороны к дальнейшему конструктивному участию в переговорах», а также заявил, что «сейчас очень важно избежать эскалации». Заодно он напомнил, что «правительство Германии продолжает выполнять свои обязательства в минском процессе», что «смерть Захарченко не делает реализацию минских соглашений для разрядки ситуации на Донбассе менее значимой».[iii]

Дипломатические ведомства стран лидеров Евросоюза синхронно увидели целью теракта в Донецке подрыв Минских соглашений. На два раньше, 1 сентября об этом сказал министр иностранных дел России Сергей Лавров, он в своих оценках был более жесток и откровенен: «Провокация откровенная и направленная на срыв выполнения минских договоренностей. Они, правда, и так не выполнялись киевскими властями. (…) Невозможно разговаривать о ближайших встречах в нормандском формате, как этого  хотели наши европейские партнеры. Это серьезная ситуация, которую нужно проанализировать»[iv].

Еще более жесткие оценки ситуации дал президент РФ Владимир Путин: «Подлое убийство Александра Захарченко — это еще одно свидетельство: те, кто выбрал путь террора, насилия, запугивания, не хотят искать мирное, политическое решение конфликта, не хотят вести реальный диалог с жителями юго-востока. А делают опасную ставку на дестабилизацию ситуации, на то, чтобы поставить народ Донбасса на колени. Этого у них не получится»[v]. Пресс-секретарь президента России, Дмитрий Песков сообщил: «После произошедшего террористического акта очень сложно о чем-то говорить с украинской стороной, но это не означает, что Россия выходит из минского процесса».[vi]

Одним словом, по мнению всех сторон, минский процесс должен продолжаться, договоренности должны выполняться.

Лето закончилось, войны не будет (украинская армия не имеет желания воевать осенью зимой и весной), но возможны провокации, работа диверсионных групп. В этом случае можно ждать - дальнейшие акты дестабилизации, которые могут быть направлены на должностных лиц республик, либо на разрушение инфраструктуры и дестабилизацию социальной ситуации. Пока в Украине правит партия войны, которая с войны зарабатывает, строит на антироссийской политике и войне свой политический капитал, Киеву реализация Минских соглашений не нужна.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции



Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати