ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Пакт Молотова-Риббентропа: мифы и факты

18:12 24.08.2018 • Андрей Торин, редактор журнала «Международная жизнь»

Нарком иностранных дел СССР В.Молотов подписывает Договор о ненападении с Германией. Фото взято с портала runivers.ru.

Латвия и Эстония намерены потребовать от России компенсации за ущерб, который якобы был причинен прибалтийским республикам в период их пребывания в составе СССР. Соответствующее заявление приняли министры юстиции обеих стран Дзинтарс Расначс и Урмас Рейнсалу.

Министерство иностранных дел России не оставило без ответа это заявление. Официальный представитель МИД России Мария Захарова заявила, что Россия не приемлет ни утверждения об оккупации прибалтийских республик Советским Союзом, ни связанных с этим абсурдных, ничего не имеющих под собой правовых и исторических оснований, в том числе материального свойства. 

Отправной точкой для принятия соответствующего заявления прибалтийских политиков, как и предшествующих ему ранее, стал Договор о ненападении между СССР и Германией, подписанный 23 августа 1939 года, известный как «пакт Молотова-Риббентропа», а также секретные протоколы к нему. Историки и политики до сих пор не в состоянии прийти к общему мнению в его оценке. Способствовали ли эти документы развязыванию Второй мировой войны или были направлены на ее предотвращение? Было ли решение подписать этот договор вынужденным?

На эти вопросы ответили участники мультимедийного видеомоста Москва-Таллинн, в котором приняли участие дипломаты, историки и политологи России и Эстонии.

Чрезвычайный и Полномочный Посол России в Эстонии Александр Петров поделился своими воспоминаниями об опыте работы в генеральном консульстве Российской Федерации в Мюнхене вскоре после распада СССР. Тогда, в июне 1992 года, он получил приглашение на съезд одной из ведущих партий Германии - Христианского социального союза, где столкнулся с попытками баварских политиков, пересмотреть причины и следствия Второй мировой войны, обвинив в развязывании конфликта Советский Союз. Однако все эти попытки натолкнулись на противодействие председателя ХСС Тео Вайгеля, который в довольно резкой форме заявил, что история давно все расставила по своим местам и не нуждается в переписывании. «Смог бы он сегодня столь же уверенно повторить свои слова? Во всяком случае, дипломатическая практика показывает, что попытка постоянно апеллировать к обидам, настоящим и мнимым – это негодный путь для развития отношений», - подчеркнул российский дипломат.

Александр Петров напомнил, что претензии прибалтийских стран и поддерживающих их политических сил на Западе вызывают массу критических вопросов. В самом деле, разве Версальский договор, который не только закрепил поражение Германии в Первой мировой войне, но и носил откровенно дискриминационный характер, не способствовал приходу к власти нацистов? Не стоит забывать и о подписанном ведущими европейскими странами в сентябре 1938 года Мюнхенском соглашении о фактическом разделе Чехословакии. «Именно тогда Гитлер уверовал в собственную неуязвимость, поняв, что ни Лондон, ни Париж не собираются оказывать какую-либо действенную поддержку своим союзникам на континенте», - подчеркнул Посол.

Эксперт подчеркнул, что Договор о ненападении между СССР и Германией был подписан в условиях, когда международная ситуация на мировой политической арене становилась все более критической. Москва, которая с начала 1930-х годов прилагала значительные усилия к формированию системы коллективной безопасности в Европе, поняла, что ее пытаются оставить один на один с нацистами. Кроме того, военные действия против Японии, которые Красная Армия была вынуждена вести с мая 1939 года у реки Халхин-Гол в Монголии, показали, что серьезная угроза для советских границ назревает и с Востока. Подписание пакта было направлено на вывод советской внешней политики из изоляции, в которой она могла оказаться. 

С точкой зрения российского дипломата согласился военный историк и обозреватель Александр Бондаренко. «Некоторые публицисты говорят, что альтернативой пакту было нападение СССР на Германию, - заявил он. - Но это откровенная глупость. Москву никто бы не поддержал, и подобный исход закончился бы для страны катастрофой. В результате пришлось договариваться. Более того, даже государства Прибалтики поначалу положительно отнеслись к заключению договора, поскольку предвидели, чем для них может обернуться гитлеровская оккупация».

Добавим, что эти опасения были не беспочвенны. Например, после нацистского захвата Эстонии там при участии местных коллаборационистов осуществлялся террор как против евреев, так и местного, недостаточно лояльного населения. Достаточно сказать, что уже в декабре 1941 года Эстония была объявлена «юденфрай», то есть полностью свободной от евреев, а до 1944 года на ее территории действовало 24 концентрационных лагеря. Поэтому у эстонцев, воевавших в составе Красной Армии, не было сомнений в том, на верной ли стороне они сражаются, а среди частей, освобождавших свою родину, был и 8-й эстонский стрелковый корпус генерал-лейтенанта Лембита Пэрна.

Известный политолог, автор ряда работ по истории Прибалтики Владимир Илляшевич считает, что вопрос о пакте Молотова-Риббентропа раздувается искусственно с целью идеологического противодействия внешней политике Москвы. Вокруг него существует настоящий сонм фейков, манипуляций и фальшивок. По словам эксперта, нечто похожее можно встретить в XIX веке, когда в Европе с пропагандистской целью было опубликовано мнимое «Завещание Петра Великого», согласно которому главной целью внешней политики России стало якобы достижение ею мирового господства. 

«Вокруг пакта Молотова-Риббентропа до сих пор существует немало домыслов, фейков и прямых фальсификаций» (Владимир Илляшевич)

По словам В.Илляшевича, пакт Молотова-Риббентропа ничем не отличается от множества аналогичных документов того времени. Он представляет собой двустороннее соглашение, в котором не говорится ни единого слова о будущем общественном строе прибалтийских стран. Что же касается секретных протоколов, то они всегда прилагаются к договорам подобного рода. Например, заключая договор с Польшей, Великобритания подписала и секретный протокол, согласно которому обязалась поддержать официальную Варшаву в случае если на нее нападет Германия. В случае же с пактом Молотова-Риббентропа в протоколах были обозначены некоторые даты, населенные пункты и линии, о которых совершенно не нужно было знать геополитическому противнику.

Эксперт отметил, что на протяжении всего межвоенного периода страны Прибалтики находились в сфере интересов Великобритании. Еще в 1919 году Лондон активно участвовал в местной гражданской войне, содействовал интервенции в Латвии и Эстонии, а позже – созданию Балтийской Антанты. Однако в 1938 году британцы оставили Ригу и Таллин на произвол судьбы, решив содействовать повороту гитлеровской агрессии на восток.

Не стоит забывать и о том, что Литва, Латвия и Эстония заключили свои договоры с нацистской Германией еще до 23 августа 1939 года. Среди них вызывает особый интерес Договор о ненападении между Германским рейхом и Эстонией («пакт Сельтера-Риббентропа»), заключенный 7 июня 1939 года. В этом документе внешнеполитические интересы Советского Союза и, в частности, вопрос безопасности его границ, вообще не принимались во внимание. Аналогичные договоры были подписаны Берлином с Литвой и Латвией. Это не могло не вызывать беспокойства в Москве и заставило ее предпринять решительные меры по защите собственных рубежей.

Подводя итог состоявшемуся обсуждению, напомним, что во время пребывания прибалтийских республик в составе Советского Союза в их развитие были вложены огромные средства. В среднем промышленный потенциал в регионе Прибалтики вырос с 1940 по 1988 годы в 60 раз. Уже поэтому претензии, выдвигаемые в Риге и Таллине против России как преемницы Советского Союза не имеют под собой достаточных оснований. В настоящее время экономическое положение этих стран оставляет желать лучшего, поскольку нынешние союзники стран Прибалтики – Великобритания, США и блок НАТО – имеют здесь скорее военно-стратегические, нежели социально-экономические интересы. В этом смысле значительный интерес и ориентир для Риги и Таллина мог бы представлять опыт Финляндии, которой, при всех сложностях, удалось выстроить добрососедские отношения с Москвой и обеспечить собственный политический нейтралитет.

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати