Смогут ли лидеры Эритреи и Эфиопии обеспечить мир своим народам?

12:36 07.08.2018 Евгений Педанов, специальный корреспондент


Слева направо: Абий Ахмед Али, Исайяс Афеворки. Фото: MichaelTewelde/AFP/Getty

В журнале The New Yorker вышла статья о мирном соглашении между Эфиопией и Эритреей. Журнал «Международная жизнь» публикует ее перевод.

После десятилетий вражды президент Эритреи Исайяс Афеворки, кажется, готов к диалогу со своим давним противником, премьер-министром Эфиопии Абийем Ахмедом Али.

Мирный договор был заключен неожиданно быстро. После нескольких недель переговоров, которым предшествовали 2 десятка лет вражды, 9 июля правительства Эфиопии и Эритреи подписали соглашение. Оно предполагает восстановление дипломатических отношений, открытие посольств в Аддис-Абебе и Асмэре и возобновление полетов между двумя странами. Премьер-министр Эфиопии Абий Ахмед Али и президент Эритреи Исайяс Афеворки заявили, что они надеются на прекращение войны, которая началась в 1993 году после обретения Эритреей независимости от Эфиопии. В результате конфликта погибло более 80 тысяч человек. ООН, ссылаясь на пограничные споры соседних стран, ввела эмбарго на поставки оружия в Эритрею.

Эфиопы и эритрейцы воспринимают новость о перемирии неоднозначно. Нации слишком долго не имели торговых и иных связей. Граница между государствами, где периодически были столкновения, сильно военизирована. Семьи и друзья, которые были разделены, похоже, не знают, как реагировать на ошеломляющие новости. Многие люди покинули Эритрею из-за нарушений прав человека, которые правительство оправдывало интересами национальной безопасности. Теперь эритрейцы задаются вопросом: будут ли они в безопасности, если сейчас вернутся?

Масштабы злоупотреблений эритрейского правительства огромны. С середины девяностых годов сотни тысяч людей бежали. В конце 2015 года национальная футбольная команда отправилась в Ботсвану на отборочный матч чемпионата мира. Они проиграли, а ночью в тот же день вся команда дезертировала. Это был четвертый случай за восемь лет. Почти все игроки прошли обязательную военную службу, которая включает жестокие тренировочные лагеря, командировки в отдаленные районы, служебные поручения и строительные работы. Все должности бессрочные и с минимальной оплатой.

С той ночи, когда 3 года назад, когда футболисты бежали и стали искать убежище у правительства Ботсваны, они поселились в лагере беженцев за пределами небольшого города Франсистаун. Они находились в состоянии постоянной неопределенности, ожидая переселения в третью страну и следя за ситуацией на родине. «Это хорошая новость, – написал мне один из игроков о соглашении с Эфиопией, – но я пока не увидел никаких изменений в системе режима. Пока текущее правительство у власти, я не думаю, что людям будет легко, но давайте подождем и посмотрим, что принесет этот мир». Он добавил: «Надеюсь, это сделано из лучших побуждений, но я не доверяю правительству».

В начале июня Эфиопия заявила, что она, наконец, выполнит Алжирское соглашение, которое обе страны подписали в 2000 году. Договор очертил оспариваемую границу, нормализовал отношения, определил условия для возобновления торговли между соседями. Исайяс Афеворки, возглавляющий Эритрею с момента обретения ею независимости, как представляется, открыт для диалога со своим давним противником. На протяжении десятилетий Исайяс Афеворки использовал отказ эфиопского правительства урегулировать пограничный спор, чтобы оправдать свое диктаторское правление. Некоторые считают, что его шаги к миру продиктованы личными интересами. За последний год в Эритрее усилились волнения, и Исайяс Афеворки может рассматривать мир с Эфиопией как самый надежный способ сохранить власть. Эритрейские беженцы задаются вопросом, изменилась ли его политика на самом деле. «В своем последнем выступлении он не упомянул самый ожидаемый вопрос: военную службу», – рассказал мне эритрейский журналист и директор PEN Eritrea Абрахам Зере. – Исайяс Афеворки, вероятно, хочет выиграть время, чтобы внести небольшие коррективы, которые могут быть подобием перемен. Например, открытие торговли и разрешение свободно передвигаться внутри страны. Однако я сомневаюсь, что он готов внести такие фундаментальные изменения в политику, как прекращение бессрочной военной службы или освобождение всех политических заключенных».

В Эфиопии же несколько ослабли службы безопасности, которые следят за гражданами и сдерживают несогласных. Премьер-министр Абий Ахмед Али недавно отменил чрезвычайное положение, введенное предыдущим правительством после нескольких месяцев бурных протестов за более широкие экономические и политические права. Волнения спровоцировала маргинализированная этническая группа оромо. В начале этого года были освобождены некоторые политические заключенные. Абий Ахмед Али – первый оромо, занимающий пост премьер-министра. Придя к власти в апреле этого года, он пообещал провести широкомасштабные реформы, в том числе ослабить контроль правительства над политикой, СМИ и экономикой. Тем не менее, не все эфиопы приняли мирное соглашение. Фронт освобождения народа Тигре, крупнейшая политическая группа в одноименной провинции, подвергла его критике. Тигре граничит с Эритреей, и некоторые наблюдатели опасаются, что междоусобицы между эфиопскими лидерами могут сорвать новое соглашение. «У эритрейцев как никогда высока надежда на то, что их дети, мужья и родственники, наконец, вернутся с линии фронта, – отмечает внимательно следивший за конфликтом профессор Национального университета Коста-Рики Йоннес Вольдемариам. – Но, по сути, в Эфиопии есть, по крайней мере, два правительства с противоположными мнениями. Может ли раздираемая противоречиями Эфиопия принести мир в Эритрею?»

После заявления о перемирии многие эфиопы и эритрейцы, особенно в диаспорах, распространяли и обсуждали слухи и новостные сообщения. Одна новость предполагала возможный конец воинской повинности в Эритрее. Другая, как это ни удивительно, говорила, что официальная демаркация границы является второстепенной задачей двух лидеров.

Бронвин Брутон, которая ведетдипломатию второго трека для улучшения отношений между США и Эритреей, призвала ООН снять эмбарго на поставку оружия в Эритрею. «Любая западная страна, которая утверждает, что хочет улучшить ситуацию в области прав человека в Эритрее, должна работать безостановочно, чтобы отменить санкции ООН», – написала она в Твиттере. Бронвин Брутон отчасти права: на данный момент у правительства Эритреи такая нехватка финансовых средств, что ему придется полностью перестроить свою экономику и создать процветающий частный сектор для оплаты труда. Однако до тех пор, пока не будет изменена репрессивная система обязательной военной службы, многие эритрейцы будут спрашивать, какой смысл в мирном соглашении, если граждане по-прежнему остаются заложниками?