Международные кризисы, опыт аналитического мониторинга

00:00 12.07.2010 Центр аналитического мониторинга ИМИ МГИМО (У) МИД России:
Иван Тимофеев, директор, руководитель проекта, к.полит.н
Наталья Пискунова, к.полит., Елена Гусева м.н.с., Антон Агейчев, Иван Фомин


Полный текст доклада будет опубликован в июльском номере журнала «Международная жизнь».

 

Мы представляем результаты работы Центра аналитического мониторинга, созданного год назад в структуре Института международных исследований МГИМО. Основная задача Центра – непрерывный мониторинг и анализ латентных или открытых конфликтов и кризисных ситуаций. Ведется ежедневный сбор данных, которые организуются в виде событийных досье. Происходящие события классифицируются по датам, инициаторам, объектам, содержанию.

В качестве основных направлений выступают: ситуация вокруг иранской ядерной программы, афганская проблема, проблема пиратства в зоне Аденского залива, ситуация вокруг конфликта Грузии с Абазией и Южной Осетией.

***

 

Ситуация вокруг иранской ядерной проблемы развивается преимущественно в контексте дискуссии о санкциях в отношении Тегерана. США удалось добиться принятия новых санкций против Ирана в Совбезе ООН 9 июня с.г. Однако они могут оказаться неэффективными. Если Иран продолжит линию на обострение ситуации, США вновь придется предпринимать шаги по ужесточению своей позиции, имея ограничения на использование военной силы. Интрига в том, какой именно путь выберут США для решения проблемы.

Силовой вариант крайне опасен для всех заинтересованных сторон. Уничтожение иранского режима, наверняка, вызовет анархию в стране, приведет к взрывному росту влияния радикальных и несистемных группировок. Они могут получить доступ либо к самому ядерному оружию (если на тот момент Иран успеет его произвести), либо к элементам ядерных технологий. В случае же, если иранский режим сохранит свою дееспособность, а ядерная инфраструктура не будет полностью уничтожена, американская акция, наверняка, спровоцирует его на ответные жесткие шаги.

Опасность другого сценария – растущего давления на Иран – связана с возможным усилением антироссийской риторики, если Иран решит, что антиамериканский и антиизраильский факторы уже исчерпали себя. Россия в этой ситуации окажется слабым звеном: экономические ресурсы России значительно более скромны в сравнении с ресурсами Китая, а военные – в сравнении с ресурсами США. Россия в этом случае станет удобным «врагом» в системе идеологических координат Ирана.

Ситуация может сложиться более благоприятно для России в случае снижения интенсивности конфликтной ситуации. Подобное снижение, парадоксальным образом, может произойти в том случае, если США попытаются «социализировать» Иран, признав его (по меньшей мере, номинально) в качестве равноправного игрока в регионе.

 

***

Ситуация в Афганистане становится все более неопределенной. Силам коалиции не удалось существенно снизить активность «Талибана», которая выражается в многочисленных терактах, убийствах государственных служащих, нападениях на коммуникации коалиционных войск. Наращивание военного присутствия в Афганистане вряд ли переломит ситуацию, тем более, что усиление контингентов США и их союзников имеет свои пределы. Под большим вопросом сохранение консолидированной политической воли стран коалиции к продолжению операции в течение длительного срока. Ключевые участники планируют сворачивать свое военное присутствие. Уже сейчас очевидно, что афганские вооруженные силы будут неспособны справиться с талибами, если коалиция передаст им контроль над безопасностью. Ряд участников планирует сделать это уже в течение 2010 г., а США намерены начать вывод войск в июле 2011. Не меньше вопросов вызывает и перспектива сохранения правительством Афганистана контроля над ситуацией в стране. Для России наиболее существенным является то, что объем наркотрафика из Афганистана постоянно увеличивается, поскольку ни США, ни командование НАТО не ставят перед собой цели искоренить наркопроизводство.

Усиливается конкуренция за экономическое влияние в стране – свои позиции в Афганистане наращивает Китай, что может вызвать обеспокоенность США и других игроков, которые напрямую не вовлечены в конфликт, но чутко реагируют на происходящие процессы.



***

В зоне Аденского залива сложилась парадоксальная ситуация. Банды пиратов продолжают угрожать торговым коммуникациям в одном из узловых транспортных коридоров. Военный потенциал этих банд не сопоставим ни с одной из морских держав, чьи боевые корабли патрулируют данный район. Однако ВМС НАТО, России, Индии, Китая не могут взять ситуацию под контроль, несмотря на отдельные прецеденты освобождения торговых кораблей. На этом фоне растет значимость нового игрока – частных охранных фирм, которые претендуют на охрану торгового флота, т.е. на ту функцию, которая связывалась с военно-морскими силами государств, как «традиционных» игроков мировой политики. Тактически  проблема важна с точки зрения угрозы, которую пираты представляют для невооруженных кораблей. Стратегически – она является индикатором соотношения сил «традиционных» акторов (государств), ряда новых акторов – сетевых преступных сообществ и частных охранных фирм, а также международных организаций – прежде всего, ООН.

***

Ситуацию вокруг конфликта Грузии с Абхазией и Южной Осетией характеризуют следующие особенности:

  • радикальные расхождения в интерпретации его причин и следствий непосредственными участниками

  • сохраняющиеся разногласия международного сообщества (прежде всего России, США и ЕС) относительно статуса новых государств, а также стратегии урегулирования ситуации

  • недостаток каналов коммуникации и площадок для диалога на уровне дипломатических отношений, экономических связей, общественной дипломатии

  • высокий уровень взаимного недоверия и неприязни, воспроизводимый в СМИ и политической риторике

  • отсутствие видимых стимулов и как следствие политической воли к урегулированию отношений со стороны основных участников конфликта

 

Дальнейшее развитие ситуации потенциально может выйти на следующие траектории.

Сценарий 1. Трансформация текущей ситуации в равновесное состояние, в котором каждый игрок получает свои выгоды. Грузия – поддержку западных партнеров. Новые государства – поддержку России. Россия – возможность препятствовать эскалации конфликтов. США – партнера в регионе, который во многом зависим от Вашингтона. ЕС – относительно мирное сосуществование сторон, отсутствие открытого конфликта.

Сценарий 2. Обострение ситуации, рост числа провокаций на границе. Россия в этой ситуации в наиболее уязвимом положении: инциденты на границе могут получать серьезный резонанс в международных СМИ. Грузия также вряд ли выиграет в этом сценарии: обострение ситуации еще больше отдалит от нее новые государства. Интересы Абхазии и Южной Осетии при таком сценарии пострадают меньше: поддержка России в этом случае увеличится. В эскалации не заинтересованы США и, особенно, ЕС: угроза новой войны поставит под сомнение проект превращения Грузии в «успешную демократию».

Сценарий 3. Интенсификация диалога, признание Грузией субъектности Абхазии и Южной Осетии с целью последующего перехвата у России инициативы по их экономическому развитию. Грузия может сделать тонкий ход, смирившись с российским военным присутствием в республиках, начав при этом кампанию «мягкого» влияния на них, используя ресурсную поддержку США и ЕС. Россия выигрывает в этом сценарии за счет снижения конфликтности. Но потенциально может проиграть, если ее экономические проекты будут неконкурентоспособными в сравнении с теми, которые может предложить Грузия при поддержке Запада.

 

Центр аналитического мониторинга

Института международных исследований МГИМО (У) МИД России.

 

По теме:

НАТО в 2010 году передаст афганским властям контроль над безопасностью. http://www.rian.ru/world/20100423/225988894.html

Обама уверен в том, что США смогут начать вывод войск из Афганистана в июле 2011 г. http://www.prime-tass.ru/news/0/{CFE64C72-5F08-41A3-A158-E549A69E6705}.uif

Версия для печати