ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Россия и НАТО: все глубже кризис, все меньше шансов на мир?

16:37 30.07.2018 • Анастасия Толстухина, редактор журнала "Международная жизнь"

Очевидно, что заскорузлый конфликт между Россией и НАТО в силу исторических и политических причин уже перешел в хроническую фазу. По всей видимости, Североатлантический альянс  ментально «застрял» в парадигме биполярного мира и упорно продолжает воспринимать Россию в качестве врага, хотя Организации Варшавского договора (ОВД) уже давно не существует. В 2002 году была предпринята попытка выстроить диалог между сторонами посредством учреждения Совета Россия-НАТО, но, к сожалению, несмотря на достаточно активное взаимодействие, никакого прорыва в отношениях не произошло. А украинский кризис, начавшийся в 2014 году, вообще перечеркнул все начинания. Возможно ли помирить Восток с Западом, и что для этого нужно сделать?

Эти и другие вопросы обсудили российские и зарубежные эксперты круглого стола, прошедшего в МИА «Россия сегодня».В мероприятии приняли участие: генеральный директор РСМД Андрей Кортунов; директор Европейского сообщества лидеров (ELN), бывший британский дипломат Адам Томсон; заведующий отделом европейской безопасности Института Европы РАН, профессор МГИМО МИД России Дмитрий Данилов.

Адам Томсон, представляющий  Европейское сообщество лидеров, отметил, что  взаимоотношения НАТО и России развиваются по спирали, и, к сожалению, этот процесс идет по нисходящей линии. «Возможно, в будущем отношения могут даже еще сильнее ухудшиться, так как существует риск непреднамеренной эскалации конфликта», – подчеркнул эксперт.

А. Томсон считает, что на данный момент сделка между Россией и НАТО не возможна, так как элементарно отсутствует доверие. «Хочет Россия этого или нет, но НАТО понимает, что мир изменился после событий 2014 года, произошедших на Украине», – отметил он.

«На данный момент сделка между Россией и НАТО не возможна, так как элементарно отсутствует доверие» (А. Томсон)

Здесь уместно вспомнить слова представителя Международного института стратегических исследований (Великобритания) Рафала Рогозинского, который в декабре 2017 года в рамках XV Конференции Международного исследовательского консорциума информационной безопасности (МИКИБ), организованной при поддержке журнала «Международная жизнь», заявил: «Конфликт на Украине во многом сыграл на руку странам НАТО, так как теперь у Альянса появилась новая миссия, обосновывающая его существование, а именно – сдерживание «российской агрессии», в том числе и в информационном пространстве»[1].

 Дмитрий Данилов, оценивая последний саммит НАТО, состоявшийся в Брюсселе 11 – 12 июля, сообщил, что на нем не было принято никаких решений, связанных с долгосрочной стратегией Альянса в области трансатлантических отношений. Зато «российский вопрос» был одним из тех, который послужил основой для обеспечения единства военно-политического блока. «Неудивительно, что в заключительной декларации саммита  тезисы об «агрессивной» и «наступательной» России звучат буквально в первых пунктах принятого документа», – подчеркнул эксперт.

Поднимая вопрос о специфике трансатлантической солидарности, Дмитрий Данилов отметил, что сегодня она выявляется не только по линии «Европа-Америка», но и формируется внутри Альянса различными странами (европейскими в том числе). Сегодня победителем оказалась та группа стран, которая сделала ставку на коллективную оборону. Однако, по мнению эксперта, есть и другие страны, которые понимают, что сделав ставку на реконфигурацию НАТО под «российскую угрозу», они столкнутся с очень серьезными проблемами с точки зрения реализации других стратегических целей, которые для них крайне важны. «Идти дальше по этому пути в Европе хотят немногие. Нужно каким-то образом остановиться и проявить сдержанность. Иначе все это будет очень серьезно сказываться на политике безопасности национальных государств-членов НАТО и на внутриполитической жизни Альянса», – считает Д. Данилов.

Решение через компромисс

Очевидно, что отношения России и НАТО находятся сегодня в тупике, и проблему надо как-то решать. Однако даже подходы к ее решению разнятся. Так, А. Томсон предлагает двигаться «малыми шагами», выстраивая доверие снизу вверх. Для этого британский эксперт считает необходимым создать новые каналы для диалога и выработать правила взаимодействия двух сторон.

Российские эксперты, напротив, настаивают, что политика «малых шагов» в деле примирения России и НАТО, к сожалению, не работает. В 2002 году, когда был учрежден Совет Россия-НАТО, была предпринята пытка изменить философию отношений. В то время все начиналось с постепенного наращивания потенциала партнерства. Через несколько лет стало понятно, что такой подход не меняет характер отношений между сторонами. Несмотря на солидный список совместных программ сотрудничества, достижений было не много. Интересно отметить, что и А. Томсон согласен с этим утверждением. Будучи в прошлом британским послом в НАТО и участвуя в целом ряде встреч Совета Россия – НАТО, эксперт признал, что диалог между сторонами не был продуктивным, также как и не было достигнуто достаточного прогресса в том, чтобы стабилизировать отношения и устранить конфронтацию.

«Если мы не разрешим фундаментальные разногласия, то и двигаться шаг за шагом мы не сможем – считает Дмитрий Данилов. – Чтобы предпринять маленькие шаги нужно сделать один большой – изменить нынешнюю философию отношений и разблокировать диалог».

По мнению Д. Данилова, при уже существующем Совете Россия – НАТО не нужно создавать никаких новых механизмов для коммуникации. Эксперт полагает, что сегодня важно реактивировать Совет и разблокировать диалог в его рамках (сначала на уровне экспертов).  А для того, чтобы идти по этому пути, необходимо прежде всего подготовить политико-дипломатическую базу.

Таким образом, Запад делает акцент на решении мелких, ситуативных, технических вопросов, а Восток – на крупных политических договоренностях. Андрей Кортунов полагает, что между двумя подходами надо найти некий компромисс, иначе не появится никакой возможности для движения вперед. 

Также А. Кортунов отметил, что Совет Россия – НАТО должен превратиться во «всепогодный» институт, так как недопустимо, чтобы во время кризисов его деятельность замораживалась, как это произошло в 2008 году в связи с событиями на Южном Кавказе или в 2014 году в связи с событиями на Украине.

В настоящее время Совет вроде бы начал возобновлять свою работу, но этот процесс идет медленно и тяжело. А. Кортунов объясняет это бюрократической инерцией, а также боязнью проявить слишком большую гибкость, которую можно было бы неправильно интерпретировать с той или иной стороны. 

По мнению эксперта, в сложившихся условиях возможен запуск других форматов взаимодействия. Например, создание ad hoс группы, которая могла бы дополнить работу Совета там, где он пока не в состоянии полноценно работать.

«Конечно, надо учитывать потенциал и других существующих в Европе институтов. Можно, например, сослаться, на тот структурированный диалог, который идет по линии ОБСЕ. Он не заменит Совет, но может стать дополнением к той работе, которая ведется в его рамках. Мы должны искать разные площадки с тем, чтобы не быть заложниками раз и навсегда данного формата нашего взаимодействия», – добавил А. Кортунов.

В заключение генеральный директор РСМД отметил, что перспективы НАТО зависят от того, будет ли Альянс оставаться в парадигме XX века, противопоставляя себя Востоку, или же он переключится на борьбу со сложными и не до конца понятными вызовами XXI века, среди которых – терроризм, проблема беженцев, политический радикализм и киберпреступность. «Если НАТО сумеет достроить свой портфель инструментов регулирования новых вызовов, то тогда, мне кажется, НАТО имеет неплохое будущее», – отметил А. Кортунов. 



Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати