ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Сирийское урегулирование: к чему привели женевские консультации?

11:34 25.06.2018 • Андрей Торин, редактор журнала «Международная жизнь»

Штаб-квартира ООН в Женеве. Фото: rian.com.ua.

В Женеве 18-19 июня 2018 года состоялись консультации представителей Организации Объединенных Наций и стран-гарантов урегулирования сирийского конфликта - Российской Федерации, Ирана и Турции (в ранге заместителей министров иностранных дел). Инициатором встречи в Женеве выступил специальный представитель ООН по Сирии Стаффан де Мистура. От Российской Федерации в переговорах, которые были посвящены созданию Конституционного Комитета Сирии, приняли участие специальный представитель Президента России по сирийскому урегулированию Александр Лаврентьев, а также заместитель министра иностранных дел России Александр Вершинин.

Итоги состоявшейся в Швейцарии встречи и перспективы урегулирования сирийского конфликта обсудили на круглом столе, прошедшем в Москве. В нем приняли участие известные российские востоковеды.

Ведущий научный сотрудник Центра арабских исследований Института востоковедения РАН Борис Долгов назвал прошедшие консультации важным событием, несмотря на довольно скромные результаты. По его словам, сирийская оппозиция до сих пор не дала список кандидатов на участие в Конституционном Комитете, в отличие от правительства в Дамаске. Поэтому С. Де Мистура уже заявил о том, что предстоит еще одна встреча в подобном формате.

Б.Долгов отметил, что вопрос о конституции Сирии (принятии нового основного закона или внесении изменений в старый) остается одним из наиболее сложных. «Должна быть выработана общая линия, определены те пункты, которые должны быть главными в этом документе. Затем судьбу проекта должен определить референдум и сирийский парламент», – пояснил эксперт.

Однако серьезные расхождения сохраняются как в рядах самой оппозиции, так и между оппозицией и правительственными кругами. Они касаются, прежде всего, будущего государственно-политического устройства Сирии. Например, для Дамаска совершенно неприемлемо требование немедленного ухода в отставку действующего президента страны. Если противники Башара Асада продолжат на этом настаивать, то процесс политического урегулирования может дополнительно затянуться.

По словам Б.Долгова, политическое урегулирование – это магистральный путь разрешения сирийского конфликта. Но необходимо помнить, что в Сирии действуют десятки тысяч вооруженных боевиков, причем часть из них – как в террористических группировках, подобных «Джабхат-ан-Нусре», так и в рядах организаций, причисляемых США и их союзниками к рядам умеренной оппозиции, но по факту мало чем отличающихся от них. Вряд ли эти люди склонны выполнять любые международные соглашения. Наконец, нельзя сбрасывать со счетов и курдский фактор.

На территории Сирии до сих пор идут военные действия. Сирийская правительственная армия выполняет задачу освобождения территории страны. В достижении этой задачи ей помогают Военно-космические силы России, иранские добровольцы и советники, а также находящиеся под влиянием Ирана группировки, вроде движения «Хизбалла». В свою очередь, на территории, подконтрольной коалиции во главе с США и Саудовской Аравией, проходит подготовка боевиков антиасадовской оппозиции, причисляемых Вашингтоном к категории «умеренных». Наконец, турецкие вооруженные силы также проводят военные действия на сирийской территории. Курды, пользующиеся определенной поддержкой США, выступают за создание независимых государственных структур на территории Сирии. В свою очередь, монархии Персидского залива поддерживают исламистские движения, стремясь обеспечить их вхождение во власть. Наконец, в последние месяцы все большую активность проявляет Израиль, обеспокоенный все возрастающим влиянием Ирана в регионе и перспективой выхода «Хизбаллы» к контролируемым еврейским государством Голанским высотам. Чтобы предотвратить подобную перспективу, Тель-Авив уже нанес несколько ударов по целям на территории Сирийской Арабской Республики.

Заместитель директора Института прогноза и политического урегулирования, специалист по Ирану Александр Кузнецов отметил, что за последние шесть месяцев позиция Стаффана де Мистуры по вопросу сирийского урегулирования несколько раз менялась. В частности, в феврале 2018 года спецпосланник ООН заявил, что последнее слово при формировании Конституционного Комитета Сирии будет за ним. Это заявление вызвало резкое возражение министра иностранных дел Сирийской Арабской Республики Валида Муаллема, подчеркнувшего, что большую часть участников комитета будет назначать правительство в Дамаске.

А.Кузнецов отметил, что Стаффан де Мистура неоднократно стремился снизить значение астанинского формата переговоров по Сирии по сравнению с женевским. Особенно ярко это проявилось в марте, когда проводилась операция по освобождению от экстремистов пригородного района Дамаска – Восточной Гуты. Спецпосланник ООН тогда очень скептически оценивал договоренности, достигнутые в столице Казахстана и считал их не заслуживающими внимания. В частности, он заявил, что Дамаск присоединился к соглашению о создании зон деэскалации, но нарушил его при помощи России и Ирана. Причина такого заявления и очевидной подмены понятий в принципиально ином понимании что собой представляет зона деэскалации. Все мы помним, что в мае 2017 года было принято решение об их создании. Но со стороны определенных внешних сил просматривается и просматривалось желание превратить их в своего рода «вечные анклавы», где размещалась бы вооруженная оппозиция, не подконтрольная сирийскому правительству. Между тем изначально идея этих зон заключалась в том, чтобы прекратить насилие и постепенно интегрировать эти территории в нормальную политическую и экономическую жизнь остальной части страны.

По словам А.Кузнецова, в настоящее время формат зон деэскалации себя полностью исчерпал. Это хорошо было заметно уже на примере Восточной Гуты, а в настоящее время на повестке дня стоит упразднение этого формата в провинциях Дераа и Кунейтра. В настоящее время на их границах сосредоточена 40-тысячная группировка сирийской армии. Идет концентрация бронетанковых войск. В этом же направлении отбыл генерал Сухейль Хасан, принимавший участие в освобождении Алеппо. Разумеется, в Дамаске подчеркивают, что желательно вернуть эти территории под контроль правительства мирным путем. Это вполне осуществимо, если отряды вооруженной оппозиции сложат оружие и интегрируются в мирную жизнь или будут эвакуированы в другие анклавы, например, в Идлиб. Если этого не произойдет, будет проведена военная операция. Разумеется, это было бы нежелательно, ибо она приведет к гибели людей, но, если другой альтернативы не будет, она станет неизбежной.

А.Кузнецов отметил, что по мере того, как сирийское правительство берет под свой контроль все большие территории и ликвидирует зоны деэскалации, гораздо меньше возможностей для маневров остается у оппозиции и на переговорах в Женеве.

По мере продвижения к урегулированию сирийского кризиса возникает все больше проблем в треугольнике «Россия – Иран – Израиль». Так, в апреле – мае Тель-Авив предпринял бомбардировки провинций Хомс и Хама, где, по его сведениям, дислоцировались иранские союзники в Сирии (прежде всего, «Хизбалла»). В ходе состоявшихся визитов в Москву израильских политиков – премьер-министра Биньямина Нетаньяху и министра обороны Авигдора Либермана – была достигнута договоренность о том, что освобождение провинции Дераа будет проходить без участия иранских военных советников и группировок, аффилированных с Тегераном.

Сведения о достигнутой между Москвой и Тель-Авивом договоренности вызвали неоднозначную реакцию в Тегеране. Тем не менее, наряду с резко негативными оценками, были и взвешенные. Например, советник Рахбара по внешней политике, бывший министр иностранных дел Ирана Али Акбар Велаяти, в частности, заявил, что его страна будет сохранять стратегическое сотрудничество с Россией. Добавим, что стратегическими целями Ирана остаются сохранение у власти Асада, обеспечение целостности Сирии, предотвращение победы просаудовских сил.

Научный сотрудник сектора Турции Института востоковедения РАН, директор Центра изучения современной Турции Амур Гаджиев подчеркнул, что основными задачами, которые в настоящее время стоят перед Анкарой, остаются логическое завершение проводимой турецкими вооруженными силами операции «Щит Евфрата» путем установления контроля над городом Манбидж, ранее находившемся в руках курдов, и обеспечение такого большинства в составе Конституционного Комитета Сирии, которое учитывало бы интересы Анкары и поддерживаемой ею «Сирийской свободной армии».

В преддверии выборов турецкий политический режим проявил определенную способность к лавированию и во внутренней политике. В частности, президент Реджеп Эрдоган заявил о необходимости пересмотра политики Турецкой Республики в отношении курдского населения страны. Однако, будет ли она пересмотрена и в каких аспектах, еще до конца не ясно.

 

Подводя итоги состоявшегося обсуждения, участники круглого стола не исключили, что из-за сохраняющихся разногласий как между сторонами конфликта, так и между внешними игроками, для Сирии есть опасность стать разменной монетой в борьбе за экономические и внешнеполитические преференции ряда стран. Разумеется, необходимо сделать все возможное для того, чтобы избежать подобной перспективы.

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати