ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

«Прямая линия» Владимира Путина: «Для России очевидно, что мы должны защищать свои интересы»

12:45 08.06.2018 • Сергей Филатов, обозреватель журнала «Международная жизнь»

Фото пресс-службы Президента России

7 июня в прямом эфире российских теле- и радиоканалов состоялась специальная программа «Прямая линия с Владимиром Путиным». Со всей России было получено, как прозвучало в эфире, более двух с половиной миллионов вопросов. Полная стенограмма этого большого разговора Президента со страной опубликована на официальном сайте Главы Российского государства.[1]

В этот раз большинство заданных вопросов были ориентированы на внутренние российские дела. Более того, впервые в этом формате приняли непосредственное участие руководители министерств и губернаторы. Они также отвечали на многочисленные вопросы людей.

 

Фото пресс-службы Президента России

Владимир Путин уделил внимание и ответам на вопросы по международной тематике. Выделим самые, как представляется, значимые и важные оценки, прозвучавшие в этот день.

Владимир Путин:

- «Один из вопросов, который пришёл на интерактивные доски: «Обвинения в адрес России бесконечны. Как долго это будет продолжаться?» Что можно сказать?.. Это такой, видите ли, способ сдерживания России, так же как и пресловутые санкции, потому что эти бесконечные обвинения создают базу для применения сдерживающих мер, как думают те, кто прибегают к таким средствам работы с Россией, сдерживания развития России. Почему это делается? Потому что видят в России угрозу, видят, что Россия становится для них конкурентом.

Мне представляется, что это очень ошибочная политика, потому что нужно не сдерживать кого бы то ни было, в том числе и Россию, а наладить конструктивное взаимодействие, и тогда общий эффект для мировой экономики будет исключительно позитивным, причём для подавляющего большинства участников международного общения. И понимание этого всё-таки приходит к нашим партнёрам. Вы же видите, что во многих странах происходит. Там уже на политическом уровне все говорят о необходимости выстраивать нормальные отношения… Надеюсь, что этот процесс будет набирать обороты.

- Для нас очевидно, для России очевидно, что мы должны защищать свои интересы. Делать это последовательно, не по-хамски, не грубо, но защищать свои интересы и в сфере экономики, и в сфере безопасности. Мы это делали и будем делать. Но мы всегда ищем компромиссы, стремимся к этим компромиссам. Всё это давление закончится тогда, когда наши партнёры убедятся, что применяемые ими методы неэффективны, контрпродуктивны, вредны для всех, и что придётся считаться с интересами Российской Федерации».

- На вопрос «Будет ли Третья мировая война?» Владимир Путин ответил так: «Вы знаете, можно вспомнить Эйнштейна, по-моему. Он сказал: “Я не знаю, какими средствами будет вестись Третья мировая война, но Четвёртая будет вестись с помощью камней и палок”. Вот понимание того, что Третья мировая война может оказаться концом сегодняшней Цивилизации. Вот это понимание должно сдерживать нас от крайних и чрезвычайно опасных для современной Цивилизации действий на международной арене».

- «После Второй мировой войны мы живём в условиях относительного, относительного глобального мира, – региональные войны постоянно вспыхивают то там, то здесь, достаточно вспомнить войну во Вьетнаме или конфликт на Корейском полуострове, или вот сейчас на Ближнем Востоке постоянно происходят: то Ирак, то Ливия, то другие конфликты, – но глобальных не было конфликтов, глобальных. Почему? Потому что в мире между ведущими военными державами был установлен стратегический паритет. И как бы ни звучало вот то, что я сейчас скажу, неприятно ни звучало, но это правда: страх взаимного уничтожения сдерживал всегда участников международного общения и ведущие военные державы от резких движений, и заставлял уважать друг друга.

- Выход Соединённых Штатов из Договора по противоракетной обороне – это попытка сломать этот стратегический паритет. Но мы на него отвечаем. В своём Послании я уже об этом говорил, современные системы наших вооружений, которые разработаны и будут ставиться уже на вооружение, они этот паритет, безусловно, сохранят. Надо понимать это, думать об этом и найти современные, отвечающие реалиям сегодняшнего дня формы нашего взаимодействия. Пора уже сесть за стол переговоров и не только подумать, но выработать современные, адекватные сегодняшнему дню схемы международной европейской безопасности».

 

Фото пресс-службы Президента России

- «Что касается положения наших соотечественников в странах Балтии, то мы постоянно об этом говорим, обращаем на это внимание властей прибалтийских государств, в том числе, и в Латвии. Но это трудно себе представить, чтобы в современном цивилизованном обществе сотни тысяч людей были объявлены «негражданами» – такой категории-то нет, вообще в международном праве не предусмотрена такая категория. Есть граждане, есть люди с двойным гражданством, без гражданства, а просто такое понятие «неграждане» никогда не существовало, оно выдумано, придумано в прибалтийских государствах. Придумано для того, чтобы ограничить законные права тех людей, которые проживают на этих территориях.

- Средства, которыми мы должны защищать интересы наших соотечественников, должны быть такими, чтобы не усугублять их положение, поэтому мы и ведём диалог с нашими партнёрами в Евросоюзе, и надеюсь, что им, в конце концов, будет стыдно за то, что они, обращая внимание на нарушение прав человека за периметрами Евросоюза, позволяют так грубо нарушать права людей, живущих на территории Евросоюза. Это тот случай, когда в нашем народе говорят: «В чужом глазу соринку замечают, а в своём собственном бревна не видят». Но мы будем продолжать, настойчиво будем продолжать работать по этому направлению, но так, чтобы не навредить тем, кто на этих территориях и в этих странах проживает».

- На вопрос «Недавно к Вам приезжали Канцлер Германии и Президент Франции. Понятно, что не публично, но хотя бы в разговорах говорят они что-нибудь о том, что пора бы уже выходить из санкций против России? Или они всё ещё ждут разрешения от Вашингтона?» Владимир Путин отвечал так:

- «Дело не только в наших разговорах с глазу на глаз, хотя это значительная часть самого переговорного процесса и с лидерами Франции, Федеративной Республики Германия, сейчас я был в Австрии, с австрийскими нашими друзьями, и с представителями многих других европейских стран, я уже не говорю про Азию.

Они говорят не только это на ухо, они публично уже говорят. Один из министров французского правительства недавно публично же сказал о том, что нельзя допустить, чтобы США превратились в «экономического жандарма» в мире… Бывший министр финансов ФРГ несколько месяцев назад публично сказал о том, что Федеративная Республика после 1945 года никогда не была, в полном смысле этого слова, суверенным государством. Конечно, все видят, что происходит. Но, видимо, наши партнёры думали, что их никогда не коснётся такая контрпродуктивная политика, связанная с ограничениями и санкциями.

- Сейчас мы видим, что это происходит, ведь введение запретительных пошлин на сталь, на алюминий не только для Европы, но и для Канады, для Мексики, по сути, это и есть санкции. Это только по-другому сформулировано, а на самом деле это так и есть. А за что? Они разве «аннексировали Крым», как говорят многие наши партнёры? Нет. Это связано с прагматичными национальными интересами Соединённых Штатов, так, как понимает эти интересы сегодняшнее руководство.

- Нам нужно выработать единые, единообразно понимаемые и твёрдые правила поведения, как в сфере безопасности, так и в сфере экономического взаимодействия. Понимание этого процесса, конечно, есть.

- Когда в 2007 году я выступал со своими тезисами, так скажем, в Мюнхене, которые часто все эти годы цитируются, я тогда столкнулся с тем, что многие мои коллеги так рассердились и говорили, что это было слишком жёстко, что было «неуместно». Но, о чём, ведь, я говорил? Я говорил о том, что те же Соединённые Штаты распространяют юрисдикцию своих законов за пределы национальных границ, и это неприемлемо. Вот именно это и происходит сегодня, но уже в отношении наших европейских и других партнёров.

- Важно то, что приходит осознание того, что нужно садиться за стол переговоров и вырабатывать приемлемые для всех правила поведения, которые позволят мировой экономике эффективно развиваться».

 

Фото пресс-службы Президента России

На вопрос «Что значит ситуация со Скрипалями для России и будем ли мы отвечать на обвинение?» Владимир Путин ответил:

- «Если, как утверждает Британия, против этих людей было применено боевое отравляющее вещество, то эти люди погибли бы в течение нескольких минут или секунд на месте. Этого, слава Богу, не произошло. Значит, мы имеем дело с чем-то другим, а не с боевым отравляющим веществом. Но нам бы очень хотелось, чтобы нам дали возможность, во-первых, доступа как минимум к нашим гражданам, к Юлии в данном случае, и дали бы возможность полноценно принять участие в расследовании. До того, как это произойдёт, нам трудно что-либо комментировать».

Относительно антироссийских санкций, которые принимают британцы, в результате чего возникают «крупные неприятности у российских предпринимателей, которые имеют немалые активы на Западе и сейчас переживают эти неприятности», Владимир Путин заявил:

- «Я предупреждал о том, что такое развитие событий, с которым мы сталкиваемся сегодня, возможно. И, предупреждая об этом, рекомендовал в своё время нашему бизнесу держать, во-первых, свои капиталы на Родине – в России. Держать капиталы там, где они заработаны, использовать их для развития российской экономики, чтобы обеспечить безопасность их применения... Кто же будет им помогать за границей? Их только там преследуют и создают условия, невозможные для работы. Это тоже большая ошибка тех, кто это делает на Западе.

- Ведь все эти ограничения, все эти преследования нашего бизнеса в конечном итоге к чему приведут? Скажем, сложности в использовании расчётов в долларах к чему приведут? Они подрывают доверие бизнеса, причём не только нашей страны, – все же смотрят на то, что происходит, все смотрят, – подрывают доверие к экономической политике ведущих экономических стран мира. Доллар – это сегодня универсальная резервная мировая валюта.

- Если правительство США ограничивает расчёты в долларах, это подрывает доверие к доллару, и можно добиться каких-то сиюминутных результатов, и то вряд ли. Тем не менее, они думают, что достигнут какого-то положительного результата, причём не в экономической, а именно в политической сфере, но в долгосрочном плане это подрывает доверие к такой политике.

- И все уже думают, а как бы создать новые и универсальные валюты. Как бы перейти на расчёты в национальных валютах. То есть, по сути, они пилят сук, на котором сидят. Уверен, что это контрпродуктивно и вредно и для тех, кто это делает, и, конечно, для всей мировой экономики. Но это, уверен, тоже пройдёт».

Украинскую тему поднял на «Прямой линии» в своем видео вопросе известный писатель Захар Прилепин. Он начал так: «Меня зовут Захар Прилепин, советник главы ДНР и офицер армии ДНР. У нас здесь есть ощущение, что украинская армия воспользуется Чемпионатом мира по футболу и начнёт активные наступательные боевые действия. Как Вы прокомментируете эту ситуацию?»

Владимир Путин прокомментировал очень резко:

- «Надеюсь, что до таких провокаций дело не дойдёт. А если это случится, мне думается, что это будет иметь очень тяжёлые последствия для украинской государственности в целом. Ещё раз хочу подчеркнуть: рассчитываю, что ничего подобного не случится.

- Невозможно запугать людей, которые живут на этих территориях – в Донбассе, в ЛНР, ДНР. Мы видим, что там происходит, и видим, как люди это всё переносят. Мы оказываем обеим непризнанным республикам помощь и будем это делать дальше. То, что происходит в целом вокруг этих территорий, – это, конечно, печально. Но это, кстати, говорит ещё и о том, что действующее украинское руководство не в состоянии решить эту проблему. Ну, как можно решать эту проблему, считая эти территории своими и организуя полную блокаду этих территорий? Как можно считать эту территорию своей и людей, которые проживают на этой территории, своими гражданами и постоянно подвергать их обстрелам, когда страдают мирные жители? Именно мирные жители.

- Сейчас представители ОБСЕ фиксируют увеличение этих обстрелов именно со стороны вооружённых сил Украины. Зачем это делать, когда нужно просто идти по пути выполнения Минских соглашений? Это просто нелепо с точки зрения реализации конечного результата – восстановления территориальной целостности страны. Чем дольше и чем дальше это происходит, тем хуже для Украины.

- Мне иногда кажется, что Украина вступает сейчас в новый внутриполитический цикл, в том числе, и по выборам в Раду, и по выборам Президента, и ситуация в этой связи усугубляется. И я ещё раз хочу это подчеркнуть: нынешние украинские власти, особенно в этой ситуации, не в состоянии решить проблему этих территорий – ЛНР и ДНР – в том числе, потому, что им не нужны избиратели с этих территорий. Потому что ясно, что они за действующую власть никогда не проголосуют. Но, если власти будут руководствоваться своими узкокорыстными и политическими, и экономическими интересами, если будут продолжать грабить свой народ и откладывать деньги на чёрный день в офшорах на своё собственное имя, то тогда ни к чему хорошему эта ситуация не приведёт.

- Посмотрим, как будет ситуация развиваться, а мы сделаем со своей стороны всё, чтобы она была разрешена в рамках минского процесса и минских договорённостей».

 

Фото пресс-службы Президента России

Был и вопрос по Сирии, на что Президент сказал:

- «У нас не просто воинский контингент в Сирийской Арабской Республике. Во-первых, применение наших Вооруженных Сил в боевых условиях – это уникальный опыт и уникальный инструмент совершенствования наших Вооруженных Сил. Никакие учения не идут в сравнение с применением Вооруженных Сил в боевых условиях. Да, мы знаем, что применение Вооруженных Сил в боевых условиях связано с потерями. Мы никогда не забудем об этих потерях и никогда не оставим в беде семьи наших товарищей, которые к нам не вернулись с сирийской земли.

- Это была важная, благородная миссия, направленная на защиту интересов Российской Федерации и наших граждан. Напомню, что тысячи боевиков, выходцев из Российской Федерации, стран Средней Азии, с которыми у нас нет контролируемых границ, скопились на территории Сирии. Лучше было работать с ними, условно говоря «работать», и уничтожать их там, чем принимать их здесь с оружием в руках. Это первое.

- Второе. Наша боевая работа способствовала стабилизации ситуации в самой Сирийской Республике. Сегодня сирийская армия и сирийское правительство контролирует территории, на которых проживают свыше 90 процентов населения этой страны. Крупномасштабные боевые действия, особенно с применением российских Вооруженных Сил, прекратились, в них даже нет никакой необходимости. На повестке дня – урегулирование мирными средствами, над чем мы тоже работаем.

- Что касается пребывания наших военных. Это не просто, повторяю, воинский контингент, это два пункта базирования, один – в морском порту Тартус, второй – авиационный на Хмеймиме, он там находится в соответствии с Договором с сирийским правительством на полных основаниях, предусмотренных международным правом. Наши военные находятся там для того, чтобы обеспечить интересы России в этом жизненно важном регионе мира, очень близком от нас, и они будут там находиться до тех пор, пока это выгодно России, и во исполнение наших международных обязательств.

- Мы пока не планируем вывода этих подразделений, но обращаю Ваше внимание на то, что я не назвал эти пункты базирования по-другому, не назвал их базами. Мы там не строим долгосрочных сооружений, и при необходимости достаточно быстро, без всяких материальных потерь можем вывести всех наших военнослужащих».

Отвечая на вопрос «об уроках сирийской кампании», Владимир Путин подчеркнул:

- «Это не уроки. Это – бесценный опыт, о котором я уже сказал: и применение Вооруженных Сил, и использование новейших систем вооружения… Сирия – это не полигон для испытания российского оружия, но все-таки мы его там применяем, это новое оружие. Это привело к совершенствованию современных ударных, в том числе, ракетных систем. Одно дело – иметь их формально, а другое дело – смотреть, как они работают в боевых обстоятельствах.

- Когда мы начали использовать это современное, в том числе, ракетное оружие, в Сирийскую Республику выехали целые бригады из наших предприятий оборонно-промышленного комплекса, которые на месте доводили это вооружение (чрезвычайно важно для нас!), чтобы понять, на что мы можем рассчитывать, применяя в боевых условиях. Первое.

- Второе. Наши военачальники – мы провели через Сирию и через участие в этих боевых действиях значительное количество офицеров и генералов – начали понимать, что такое современный вооруженный конфликт, насколько важна связь, разведка, взаимодействие между разнородными частями и соединениями, как важно обеспечить эффективную работу космической группировки, авиации, наземных сил, в том числе, сил спецопераций. Это все позволило нам сделать еще один очень серьезный шаг в совершенствовании наших Вооруженных Сил.

- Я и в Послании Федеральному Собранию говорил, и сейчас хочу повторить. Еще в 2004 году я говорил о том, что мы начали разработку таких новых систем в качестве нашего ответного шага на односторонний выход Соединенных Штатов из Договора по противоракетной обороне. И я тогда сказал о системе, которую сейчас мы назвали «Авангард». Это ракетная система межконтинентальной дальности, не баллистическая, которая идет по настильной траектории и меняет курс по направлению и по высоте. Это – абсолютное оружие, если говорить о сегодняшнем дне. Свыше 20 махов, 20 скоростей звука, я не думаю, что такое оружие в ближайшие годы появится у какой-то другой страны, хотя, конечно, когда-нибудь появится, и, как я уже говорил, нас это не беспокоит, потому что оно у нас уже есть… Система «Авангард» находится уже в промышленном производстве, в серию пошла, и в 2019 году мы планируем ее поставить в Вооруженные Силы.

- Теперь по поводу того, что есть, чего нет. Гиперзвуковая система воздушного базирования «Кинжал» – это гиперзвуковая ракета, которая летит со скоростью 10 махов, она уже стоит на вооружении нашей армии в Южном федеральном округе, я же уже об этом сказал. Если кто-то усомнился в этом, то пускай посмотрит, мы специально продемонстрировали пуски этой ракеты. Первое.

- Второе. Лазерный боевой комплекс – он тоже уже стоит на вооружении.

- В 2020 году мы планируем поставить в Вооруженные Силы наш самый мощный ракетный комплекс стратегического назначения, это новая баллистическая ракета, сверхмощная – «Сармат»

- Это два изделия с ядерным двигателем, с ядерной двигательной установкой, с малой двигательной установкой, это – ракета глобальной дальности и подводный беспилотный аппарат. И в том, и в другом случае мы завершили главный этап разработки, а именно все, что связано с испытаниями этой ядерной двигательной установки… У меня никаких сомнений нет насчет того, что они в запланированные сроки будут поставлены на вооружение Российской Армии».

Среди вопросов был и вопрос о взаимоотношениях Владимира Путина с лидерами зарубежных государств. Президент ответил: «Очень со многими моими коллегами у меня сложились неформальные, личные отношения. Поэтому, скажем, с Премьером Японии мы друг к другу обращаемся по именам и на «ты», с канцлером ФРГ, с Президентом Франции. С некоторыми своими коллегами я подчеркнуто обращаюсь всегда на «Вы». Например, Президент Чехии, господин Зееман, все-таки постарше меня, и поэтому я думаю, что я поступаю правильно, обращаясь к нему на «Вы». Со многими, почти со всеми – по именам. Это, на мой взгляд, чрезвычайно важно, потому что на таком уровне, на котором мы работаем, взаимное уважение должно сохраняться при любых обстоятельствах. Это очень хороший инструмент для решения более серьезных межгосударственных вопросов».

 

Фото пресс-службы Президента России

Обратим внимание на то, какое не слишком большое место заняла международная тематика в ходе нынешней «Прямой линии». В отличие от прошлых лет, когда Владимира Путина буквально засыпали вопросами о мировых делах. Вот уже который раз за последние месяцы Президент львиную долю своего времени – что на «Прямой линии», что на ежегодных пресс-конференциях – уделяет делам внутренним, проблемам развития России и нашего народа.

Здесь мы ранее уже писали о двух сверхзадачах, стоящих перед страной – Безопасность и Развитие. Нынешняя «Прямая линия» стала прекрасной иллюстрацией к выводу, уже сделанному на наших страницах: Безопасность России надежно обеспечена, начался этап Развития в условиях Безопасности.

Именно поэтому темы нашей жизни, темы решения наших многочисленных вопросов и проблем выходят на первый план общественного обсуждения в условиях, когда, что бы не бушевало вокруг, дома спокойно. А, уж, что там, у беспокойных соседей происходит – их вопрос. Только не надо нам мешать поднимать Россию, которая все равно всё происходящее вокруг видит и делает свои выводы на будущее.



Версия для печати