Щедрость и сребролюбие как часть мировой политики

13:19 29.05.2018 Михаил Леонов, журналист


В конце апреля официальные лица США и Украины радостно поставили мировую общественность и, конечно же, Россию в известность, о получении Украиной от США противотанковых комплексов "Джавелин". По свидетельству украинских СМИ: «…Российские телеканалы уже взорвались паническими сообщениями о силе оружия[1]».

Однако, как нам кажется, нынешняя поставка «Джавелин», является не более чем запоздалым следствием «грандиозной встречи» президента Украины с Дональдом Трампом, которая вызвала восторг у общественности «нэзалэжной» в июне прошлого года[2]. Воистину – не прошло и года!

Встреча, результаты которой стали обсуждать еще до того, как она была окончательно назначена, состоялась: Президент Украины Петр Порошенко во время визита в Вашингтон встретился со своим американским коллегой Дональдом Трампом.

Почему же так важна была эта встреча?

Во-вторых, потому, что это – первая встреча Президента Украины с Трампом.

А во-первых, считалось весьма важным и знаковым, что эта встреча состоится раньше встречи Трампа с президентом России Владимиром Путиным. Об этом заявил сам Порошенко. "Очень важно, что встреча моя, как украинского президента, в Белом доме будет раньше, чем встреча Путина. Для того, чтобы все были вооружены информацией, чтобы никому не оставить шанса на несправедливость", – сказал тогда Президент Украины[3].

Эксперты прогнозировали, что во время встречи Порошенко затронет темы Крыма и давления на Россию, обсудит новый формат участия США в урегулировании «российско-украинского конфликта», а также, его законопроект о реинтеграции Донбасса. Глава Министерства иностранных дел Украины, интригуя, обещал, что «после этой встречи мы получим много интересных новостей».

Однако вышло как-то тускло: не было совместного брифинга, не было громогласных заявлений (не считая красноречивого спича самого пана Порошенко украинским телеканалам), а в распространенном по итогам встречи пресс-релизе Белого дома отмечалось, что в ходе встречи "обсуждалась поддержка мирного урегулирования конфликта на востоке Украины, а также повестка дня президента Порошенко и его усилия в борьбе против коррупции". В общем, как саркастически верно было подмечено в фельетоне[4] РИА Новости: «…в целом историческая встреча двух великих лидеров прошла очень-очень успешно, о чем и поспешили сообщить все ведущие украинские СМИ».

И вот «Джавелины» доставлены на Украину, близится великая годовщина знаменательной встречи, да и выборы президентские как бы уже не за горами, а корпорация ВВС NEWS, возьми да и преподнеси господину Порошенко весьма неприятный сюрприз!

Речь идет о статье «Trump lawyer 'paid by Ukraine' to arrange White House talks», которая была опубликована 23 мая[5].

Согласно корреспондентскому расследованию, вернее – информации, полученной корреспондентами корпорации от собственных источников в Киеве, личный адвокат Дональда Трампа, Майкл Коэн, получил секретный платеж в размере 400 тысяч долларов для организации той самой июньской встречи президента Украины и президента Трампа.

Поскольку Порошенко нужно было нечто большее, чем минутная встреча с Трампом и фото на память, он решил создать неофициальный канал для коммуникации. Эта задача была поручена бывшему советнику, который обратился к лояльному украинскому народному депутату за помощью. Тот использовал личные контакты в еврейской благотворительной организации в штате Нью-Йорк. Это, в конце концов, помогло наладить контакт с Коэном - адвокатом Трампа и его доверенным лицом. Коэну заплатили 400 тысяч долларов.

Нет оснований предполагать, что Трамп знал об этой выплате. А плата господина Коэна заключалась в том, что он предоставит Порошенко больше, чем просто смущающие несколько минут разговора и короткое рукопожатие, сказал ВВС высокопоставленный чиновник.

Естественно, что пресс-служба американского президента, отказавшись от комментариев, «…оставила за собой право обратиться с иском в суд».

 

***   ***   ***

Нет-нет, мы ничего не хотим сказать предосудительного по данному факту, даже если это и правда (а не верить корпорации ВВС нет пока никаких оснований), но в этой связи вспоминается весьма интересная история с заключением Портсмутского мирного договора С. Ю. Витте, возглавлявшим делегацию Российской Империи.

В связи с поражением при Цусиме 14 (27) — 15 (28) мая 1905 года и развитием революционных событий в России правительство Российской империи решило заключить мир с Японией. Когда Рузвельт по просьбе японского правительства выступил с предложением «от своего имени и по своей инициативе» об организации мирных переговоров, император Николай II это предложение принял, исходя из позиции «внутреннее благосостояние важнее, чем победа». А требования, поставленные Японией, сводились к следующему:

Признание свободы действий Японии в Корее.

Отвод российских войск из Маньчжурии.

Передача Японии Ляодунского полуострова и Южно-Маньчжурской железной дороги (ЮМЖД).

Уплата Россией военных издержек.

Передача Японии интернированных ею российских судов.

Присоединение к Японии Сахалина (оккупированного японскими войсками накануне открытия конференции в Портсмуте) и Курильских островов.

Ограничение российских морских сил на Дальнем Востоке.

Предоставление Японии права ведения рыболовства вдоль российского побережья.

 

Когда встал вопрос о назначении главного уполномоченного для ведения мирных переговоров, то граф Ламсдорф словесно указывал Его Величеству на С. Ю. Витте, как на единственного человека, который, по его мнению, мог бы иметь шансы привести это дело к благополучному концу.

Сергей Юльевич, после своего ухода с поста министра финансов, был, в своего рода, опале, однако, поскольку вызванные ранее исполнить это поручение посол в Париже Нелидов, посланник в Дании Извольский и посол в Риме Муравьев отказались, выбор оставался невелик.

Отказ от сей должности предыдущих кандидатов был вызван тем, что при заключении мира, Государь требовал не уступать «ни одной копейки контрибуции, ни уступки одной пяди земли», что, в свою очередь, казалось им неисполнимым.

6-го июля 1905 года Витте выехал в Америку заключать мирный договор.

Необходимо заметить, что уже в то время граф Витте прекрасно знал силу средств массовой информации и их влияние на общественное мнение и политических деятелей[6]. Уже на пароходе в Америку Сергей Юльевич взял себе за правило обедать не только со своей свитой, но и с рядом некоторых корреспондентов, оказавшихся там.

Еще на пароходе Витте поставил самому себе несколько обязательных условий, которые неукоснительно соблюдал в ходе ведения переговоров: 1) ничем не показывать, что мы желаем мира, вести себя так, чтобы внести впечатление, что если Государь согласился на переговоры, то только ввиду общего желания почти всех стран, чтобы война была прекращена; 2) держать себя так, как подобает представителю России, то есть, представителю величайшей Империи, у которой приключилась маленькая неприятность; 3) имея в виду громадную роль прессы в Америке, держать себя особливо предупредительно и доступно ко всем ее представителям; 4) чтобы привлечь к себе население в Америке, которое крайне демократично, держать себя с ним совершенно просто, без всякого чванства и совершенно демократично; 5) ввиду значительного влияния евреев, в особенности в Нью-Йорке, и американской прессы вообще не относиться к ним враждебно[7].

С самого начала переговоров, граф Витте предложил, чтобы все переговоры были доступны прессе. Было понятно, что японцы на это не согласятся, тем не менее, его предложение и просчитанный отказ японцев сейчас же сделались известными представителям прессы, что, конечно, не могло возбудить у газетчиков особенно приятных чувств по отношению к японцам.

Затем, было решено давать после каждого заседания краткие сообщения прессе, которые редактировались секретарями и утверждались уполномоченными, вследствие чего прессе сделалось известным, что малосодержательность многих сообщений происходит всегда от строгости цензуры японцев, а Витте во всех разговорах с президентом и с публикой держал себя так, как будто с Россией приключилось в Манчжурии небольшое несчастье, да и только.

В течение всех переговоров на конференциях граф Витте выражал свои суждения так, что однажды вызвал у Комуры восклицание: «Вы говорите постоянно так, как победитель», на что Сергей Юльевич ему отвечал: "Здесь нет победителей, а потому нет и побежденных".

Делегации Японии и России проживали в одной гостинице. Узнав от персонала, что Витте повелел прислуге забирать из прачечной гостиницы белье и готовится к отъезду, Япония дрогнула и 18 августа 1905 года отказалась от требований ограничения морских сил, выдачи интернированных судов и уплаты контрибуции с условием уступки ей южной части Сахалина и уплаты 1,2 млрд. иен за возвращение северной части Сахалина России. Российская сторона была готова уступить по Сахалину, но отказывалась платить вознаграждение за возвращение его северной части. Патовая ситуация разрешилась самым неожиданным образом.

Граф Витте вдруг услышал от дрогнувшего из-за его решительности Комуро Дзютаро:

- Мы можем пойти Вам навстречу в вопросе принадлежности Сахалина – мы можем продать Вам его северную часть…

Большая часть корреспондентов, находясь почти в постоянных сношениях с секретарями Витте, тем не менее, не довольствовались этим и довольно часто просили его самого назначать им свидания. В этот же вечер достоянием газет стали слова Комуро, и мир услышал: Японии не важна честь! Японии важны деньги! А слово «честь» в то время было еще не пустым звуком!

Благодаря хитрому ходу Витте, Комура подписал мирные условия вопреки своим убеждениям, зная, что в Японии ему готовится незавидная участь[8]. По условиям Договора правительство Японии приняло решение пойти на мир без контрибуции с оставлением за Японией южной части Сахалина. Японии также пришлось гарантировать свободу мореплавания в проливе Лаперуза и дать обязательство не укреплять Южный Сахалин.

 

***   ***   ***

Ах, да! О чем же это мы говорили…

О сребролюбии, которое иногда не только порочно, но и приводит к потере чести. А еще о щедрости украинского президента. Правда, ни чести его державе, ни выгод его народу, судя по всему, эта щедрость не принесла.

А Витте – спросите Вы? А граф Витте, получив на поездку в Портсмут из государственной казны на всю делегацию лишь 15 тыс. рублей и потом, по возвращении еще 5 тысяч, вынужден был приплатить несколько десятков тысяч из своих собственных денег. Да Бог с ними – с деньгами, согласитесь, результаты – совсем разные.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции



[6] «Когда мы приближались к Нью-Йорку, наш пароход встретили несколько пароходов с корреспондентами различных американских газет. Когда эти корреспонденты вошли на пароход, я им высказал радость по случаю приезда моего в страну, которая всегда была в дружественных отношениях с Россией, и мою симпатию к прессе, которая играет такую выдающуюся роль в Америке. С тех пор и до моего выезда из Америки я всегда был, если можно так выразиться, под надзором газетчиков, которые следили за каждым моим шагом.» (из книги С. Ю. Витте «Воспоминания»)

[7] Там же

[8] Когда в Японии сделались известными мирные условия, в Toкио вспыхнула смута. Токио был объявлен на военном положении, войскам пришлось действовать, были раненые и убитые. Когда Комура вернулся в Японию, ему не только не дали никакой награды, но он был вынужден покинуть пост министра иностранных дел и удалиться в частную жизнь.

Ключевые слова: США Украина

Версия для печати