В шаге от ядерной катастрофы

16:29 12.04.2018 Андрей Торин, редактор журнала «Международная жизнь»


Перри У. Мой путь по краю ядерной бездны / Пер. с англ. Л. Пантиной, О.Щелоковой. – М.: Политическая энциклопедия, 2017.

В России вышла книга воспоминаний известного эксперта в области международной политики, 19-го министра обороны  США (1994-1997), инициатора сокращения ядерных вооружений  Уильяма  Джеймса Перри. Этот обстоятельный труд  – не просто автобиографическое повествование, но и рассказ непосредственного участника  важных событий, происходивших на рубеже веков.  Напомним, что  автор книги  в 2007 году вместе с бывшими  госсекретарями  Джорджем Шульцем  и Генри Киссинджером, а также экс-сенатором  Сэмом Нанном выступил на страницах WallStreetJournal со статьей «Мир без ядерного оружия». Эта статья стала отправным пунктом для формирования «Проекта по ядерной безопасности» (NuclearSecurityProject), фонда «Инициатива по снижению ядерной угрозы» (NuclearThreatyInitiative), а в идеале  -  программы движения за уничтожение всех ядерных арсеналов к 2030 году («Глобального ноля», GlobalZero). В настоящее время Уильям Перри – член Наблюдательного совета Международного Люксембургского форума по предотвращению ядерной катастрофы.

В своих воспоминаниях У.Перри рассказывает о формировании концепции ядерного сдерживания и поясняет, почему, его с точки зрения, концепция ядерного сдерживания, обеспечивавшая стабильность ранее международной архитектуры безопасности, не оказывает прежнего эффекта и должна быть пересмотрена.

Как У.Перри пришел к идее ядерного нераспространения? В 1946-1947 годах он служил в армии США, в том числе в оккупированной Японии, и здесь впервые (на Окинаве и в Токио)  столкнулся с многочисленными свидетельствами разрушений, которые были совершены  средствами современной войны. Как отмечает автор, «в ядерную эру мир столкнулся с огромной, невиданной опасностью – не только уничтожения городов… но и конца нашей цивилизации» (стр.29).

В своих мемуарах Перри подробно рассказывает о становлении современного военно-промышленного комплекса США. В  1954 году, в 26 лет, он занял должность старшего научного сотрудника в «Лабораториях электронного оборудования Сильвания» в Маунтин-Вью, а позже стал директором этой компании. Вместе со своими коллегами он вел расчеты, которые были  призваны  выяснить достоверные возможности оборонительной системы. Исследования показали, что  надежной защиты оборонительной системы США от разрушительной мощи ядерного оружия массового поражения не существует, и единственный способ гарантированно обезопасить себя от подобной атаки – не допустить ее вообще.

У.Перри рассказывает  о деятельности Комитета анализа данных   телеметрии и радиомаяков (ТЕБАК), главной задачей которого стало повышение качества анализа параметров  советских межконтинентальных баллистических ракет, а фактически – потенциала советского ядерного оружия. В то же время сбор данных о количестве ядерных вооружений был связан с многочисленными сложностями. Во второй половине 1950-х годов подобная информация поступала благодаря аэрофотосъемке, которую вели разведывательные самолеты U-2. Их активность проявлялась в районах, где находились МБР, противоракеты и ядерные полигоны. Впрочем, после того, как 1 мая 1960 года советской ПВО удалось сбить один из подобных аппаратов и взять в плен его летчика – Фрэнсиса Гарри Пауэрса, активность вдоль советских границ пришлось свернуть.

Поворотным этапом в биографии У.Перри стал Карибский кризис, к разрешению которого он был привлечен как специалист по разработке систем электронной разведки. Как признается на страницах своей книги сам автор, именно события 1962 года заставили его сменить вектор активности с шпионажа за советским ядерным арсеналом на  политику сдерживания. Этот подход, с одной стороны, подразумевал модернизацию вооруженных сил США, а с другой – воплощение в жизнь международных программ по сокращению ядерных вооружений, обеспеченных соответствующим информационным сопровождением и опирающихся на три кита «мягкой силы» - пропаганду, дипломатию и законодательное сопровождение этих инициатив. 

В 1964 году Уильям Перри и его четыре топ-менеджера из «Сильвании» основали новую компанию – «Лабораторию электромагнитных систем» (ЛЭС), зарегистрировав ее в Калифорнии. В книге довольно подробно рассмотрена работа над системами спутникового базирования, а также сотрудничество с Агентством по контролю над вооружениями и разоружению (АКВР). С 1977 года по приглашению Гарольда Брауна, министра обороны в администрации Джимми Картера, У.Перри стал его советником в области НИОКР. По словам самого эксперта, это произошло в годы, когда в Вашингтоне укрепилась убежденность в том, что стратегия ядерного сдерживания переживает кризис, и между США и СССР намечается дисбаланс вооруженных  сил. Именно здесь, на своем новом месте работы он познакомился с Сэмом Нанном, сенатором от штата Джорджия. На новом месте Перри предстояло работать над воплощением в жизнь новой «компенсационной стратегии», то есть проекта, который был призван покончить с превосходством Советского Союза в обычных вооруженных силах. Новое вооружение стало разрабатываться на основе интегральных микросхем.

Благодаря опоре на цифровые технологии и активному сотрудничеству с компанией «Локхид» была разработана новая конфигурация военных самолетов, делавшая их невидимыми для противовоздушных ракет  с инфракрасным и радиолокационным наведением. Именно так появился на свет новый истребитель-бомбардировщик F-117, который впервые был использован во время вторжения США в Панаму в 1989 году, а особую известность получил в дни войны в Персидском заливе 1991 года и операции НАТО против Югославии в 1999 году. Компонентом новой стратегии стала система электронного слежения «АВАКС», внедрение которой поменяло сам подход к воздушной войне.

Кроме того, новый помощник министра обороны способствовал введению в эксплуатацию таких видов «умного оружия», как крылатая ракета большой дальности «Томагавк», управляемая ракета малой дальности «Маверик» и ряд иных, до сих пор составляющих основу арсенала армии США. В своей книге Уильям Перри подробно освещает свое активное участие Вашингтона в переговорах об обмене стратегическими технологиями с Китаем, Египтом и Израилем в 1980-х годах.

В период президентства Рональда Рейгана Уильям Перри  стал убежденным противником реализации «Стратегической оборонной инициативы» (СОИ). Специально оговоримся, что подобный подход  был связан не столько с особой гуманностью, сколько с тем, что новая система потребовала бы огромных и неоправданных расходов. «Ее обязательно пришлось бы развертывать и строить в течение долгого  периода, более или менее на виду у советских военных», - откровенно пишет Перри. Тем не менее, логика «наступления-обороны» продолжает проявлять себя и в наши дни, только уже в иной форме, представляющей собой развертывание американских наземных систем ПРО. По мнению эксперта, подобная стратегия вынуждает, в частности, Москву и Пекин рассматривать усилия Вашингтона как угрозу собственной безопасности и увеличивать число межконтинентальных баллистических ракет.

Опыт, полученный в промышленных  и правительственных кругах, а также сравнительно трезвая оценка изменений в области философии войны в эпоху ядерных технологий немало помогли автору в период распада биполярной системы. В своей книге он подробно рассказывает о том, как вызревала, оформилась и осуществлялась программа Нанна-Лугара по демонтажу ядерных вооружений в бывших республиках Советского Союза. Напомним, что важным этапом в подготовке этой инициативы стало заключение, составленное  в декабре 1991 года группой  экспертов Гарвардского университета во главе с будущим министром обороны США Эштоном Картером по заказу корпорации Карнеги. В этом документе  содержался призыв обратить внимание на запасы атомных  боезарядов, которые базировались  на территории трех стран (Украины, Белоруссии и Казахстана), находившихся в  то время в сложном положении и неспособных обеспечить их надежную охрану. По официальным данным США, за два десятилетия, с 1991 по 2012 год, на реализацию  этой инициативы было выделено 8,79 млрд. долларов.

Большой   интерес представляют те страницы мемуаров, где  У.Перри рассказывает о своем неоднократном посещении Первомайска – одной из крупнейших ракетных баз Советского Союза на Украине, а также об осуществлении в 1994 году  проекта «Сапфир» по вывозу высокообогащенного урана с территории Казахстана, из Усть-Каменогорска, в  США.  За это время было демонтировано 8 тыс. боезарядов, прежде всего на Украине, в Казахстане и в США. Безотносительно оценок мотивов, которыми руководствовались политики и военные США, стоит отметить, что отказ Киева и Алма-Аты от  ядерного статуса  немало способствовало нормализации ситуации на постсоветском пространстве. Можно только гадать, как развивались бы, например,  события на Украине в 2013-2014 году, если бы этого не произошло.

Середина 1990-х годов стала периодом тесного взаимодействия Вашингтона и Москвы. В качестве министра обороны США (1994-1997 годы) У.Перри стал инициатором привлечения России к деятельности Совета североатлантического сотрудничества, а также к программе «Партнерство ради мира». В качестве примера сотрудничества на страницах мемуаров он приводит миссию  IFOR, проводившуюся с целью обеспечения соблюдения условий Дейтонских соглашений 1995 года, подписанных Боснией и Герцеговиной, Сербией и Хорватией.   Однако вскоре в отношениях между Соединенными Штатами и Российской Федерацией появились первые признаки кризиса.

Активное расширение НАТО на восток было серьезным просчетом и привело к росту недоверия между Москвой и Вашингтоном.

Как это произошло? В последних своих интервью, включая и те из них, которые опубликованы в российских СМИ, Уильям Перри выражает мнение, что активное расширение НАТО на восток было серьезным просчетом  и привело к росту недоверия между Москвой и Вашингтоном. В мемуарах  он высказывается на эту тему более откровенно. Как становится ясно из его объяснений, речь вовсе не идет о том, чтобы отказаться от включения стран Восточной Европы и Прибалтики в систему европейской безопасности. С этим требовалось лишь на некоторое время повременить и играть на этом направлении «вдолгую», поскольку даже в середине 1990-х годов Москва обладала внушительным ядерным потенциалом. Кроме того, американский политик, в отличие от своих коллег (например, вице-президента США в 1993-2001 годах Альберта Гора), хорошо понимал, что чрезмерная активность Вашингтона на постсоветском пространстве при отказе от равноправного диалога с Москвой и предоставления ей весомой компенсации может привести к росту антиамериканских настроений не только  среди обычных граждан, но и у  политической элиты.  Особенно очевидно это стало в 1999 году, когда США и НАТО в обход Совета Безопасности ООН предприняли военную интервенцию против Югославии, несмотря на возражения Москвы.

Вслед за этим Вашингтон и Брюссель предприняли на международной арене целый ряд действий, которые Москва сочла прямой угрозой ее безопасности: начали развертывание системы ПРО в Европе, предложили включить в состав Североатлантического альянса Украину и Грузию, невзирая на то, что НАТО не обладало логистическими средствами для защиты своих новых потенциальных участников. В 2002 году  Соединенные Штаты вышли из Договора об ограничении  средств противоракетной обороны от 16 октября 1972 года. Но последней каплей стала поддержка США и ЕС государственного переворота на Украине. Все вместе эти события были истолкованы в Москве как принципиальное нежелание считаться с ее мнением во внешней политике. «Это тревожный поворот событий, имеющий тенденцию стать очень опасным», - отмечает эксперт (стр.200).

Самоуверенность, нежелание соблюдать подписанные двусторонние соглашения  и силовое давление в надежде на скорое падение режима привели к кризису процесс урегулирования на Корейском полуострове и вокруг иранской ядерной программы. По словам У.Перри, политика Вашингтона на этом направлении оказалась откровенно неудачной и спровоцировала активизацию усилий КНДР по расширению собственного ядерного арсенала, от которого в обозримом будущем Пхеньян не собирается отказываться. Серьезным просчетом считает экс-министр обороны и заявление президента США Дональда Трампа о возможном выходе Вашингтона из соглашения по иранской ядерной программе.

Уильям Перри считает ошибкой и фактический отказ Вашингтона от ратификации Договора о всеобщем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ) 1996 года. По его словам, подобная позиция дает другим ядерным державам (России, Индии, Пакистану, Китаю) повод проводить испытания и создавать новые виды соответствующего оружия.

Как выйти  сложившегося тупика? Опасность сложившейся ситуации в том, что отношения между США и Россией находятся на самой низшей отметке за весь постсоветский период. В этих условиях возрастает опасность возникновения «войны по ошибке». Преодолеть  кризис и выйти на минимальные меры доверия возможно, если обе стороны согласятся понизить градус эскалации и выйти на обсуждение проблем, актуальных для всех сторон. В качестве альтернативы, по мнению эксперта, могла бы быть рассмотрена перспектива формирования рабочей группы, которая начала бы разработку мер по борьбе с ядерным терроризмом, не касаясь других, более острых проблем, включая события на Украине и изменение международного статуса Крыма. Предоставим читателю судить о том, насколько эта концепция реалистична. Сам  Перри утверждает: «Чтобы мир реально преуспел в уменьшении ядерной опасности, им должны руководить Соединенные Штаты» (стр.254). Мы лишь отметим, что преодоление нынешнего кризиса доверия между США и Россией возможно, если Вашингтон сможет отказаться от исключительно  ядерного формата обсуждения современных международных проблем. Удастся ли Вашингтону и Москве вернуться к той атмосфере доверия, которая существовала между ними на саммите в Рейкьявике в 1986 году? В настоящее время это вряд ли представляется возможным.

Тем не менее,  труд Уильяма Перри  очень важен и интересен. Его издание  на русском   языке  позволит  не только специалистам, но и более широкому кругу читателей   наглядно представить себе те сложности, с которыми сталкивается современная международная архитектура безопасности, а также внешнеполитическая стратегия США и их союзников.  Не со всеми тезисами автора можно согласиться. В ряде случаев невооруженным глазом видны его политические предпочтения и симпатии. Особенно это касается оценок политической обстановки в России на рубеже 2010-х годов. И все же нельзя не отметить:  на фоне риторики, раздающейся в последние годы из Белого дома и  с Капитолия, автор демонстрирует  вполне здравый и взвешенный, критический подход к проблемам современной дипломатии. Мы полагаем, что у каждого, кто интересуется историей новейшего времени и современными международными отношениями в контексте ядерной безопасности этот труд в обязательном порядке должен стоять на книжной полке.

Ключевые слова: Россия российско-американские отношения Украина Казахстан Сэм Нанн ядерное нераспространение Уильям Перри Ричард Лугар «Глобальный ноль» программа Нанна-Лугара проект «Сапфир»

Версия для печати