Возвращение КНДР за стол переговоров

19:36 29.03.2018 Евгений Педанов, специальный корреспондент


Фото: kabar.kg

Сегодня стало известно о завершении встречи Ким Чен Ына и Си Цзиньпина в Пекине. Это первый заграничный визит лидера КНДР за 6 лет, которые он находится у власти. Встреча подкрепляет смягчение риторики и те шаги, которые предприняла Северная Корея для разрешения кризиса. Перспективы и сценарии этих изменений, а также позиции основных игроков эксперты РСМД обсудили на «Городском завтраке» в библиотеке им. Ф.М. Достоевского.

В течение 2017 года Северная Корея провела ряд ядерных испытаний и запусков межконтинентальных баллистических ракет. США постепенно наращивали свое военное присутствие в регионе. Ким Чен Ын и Дональд Трамп обменивались угрозами, и напряженность, казалось, могла перерасти в вооруженный конфликт. Все изменилось, когда северокорейский лидер в традиционной новогодней речи заявил, что готов к диалогу с Южной Кореей. Сеул тоже сделал шаг на встречу и пригласил КНДР выступить на Олимпиаде под общим флагом. Во время визита северокорейской делегации к южному соседу было принято решение провести встречу Ким Чен Ына и Мун Чжэ Ина. Это событие может стать третьим в истории саммитом корейских лидеров (предыдущие прошли в 2000 и 2007 годах). Позднее КНДР предложила встретиться и Дональду Трампу, на что тот ответил утвердительно. Впоследствии возможна встреча и с японским руководством.

Все эти события возобновляют обсуждение перспектив единой Кореи.

Владимир Нелидов, научный сотрудник Центра японских исследований ИВ РАН, рассказал о том, как относятся к объединению Кореи основные региональные игроки. Единая Корея, с одной стороны, принесет стабильность на Корейский полуостров, а с другой, по мнению востоковеда, станет государством более националистическим (чем Южная Корея) и менее склонным к компромиссам. США выступают за объединение Кореи под эгидой южнокорейского правительства. При этом новое государство должно оставаться союзником США и сохранять свои обязательства перед Вашингтоном.

У Японии нет долгосрочной стратегии в отношениях с КНДР, несмотря на то, что республика воспринимается как одна из двух главных угроз безопасности (другая – Китай). Решаются только наиболее актуальные проблемы. Японский премьер-министр Синдзо Абэ заявил, что главной темой в случае саммита с Северной Кореей станет проблема похищенных японцев. По словам Владимира Нелидова, КНДР признала похищение 20 японских граждан, Япония утверждает, что их было больше ста человек.

Переговорный процесс и возможное объединение Кореи, по мнению востоковеда, выгодно и России. В отличие от других игроков у РФ с Кореями нет «исторических обид» и территориальных споров. Более того, благодаря различию в структурах национальных экономик России не стоит ждать и обострения экономической конкуренции.

Ключевую же роль в переговорах по корейскому кризису будет играть Китай. Не случайно перед возможными встречами с южнокорейским и американским лидером Ким Чен Ын отправился в Пекин. Именно Китай в первую очередь заинтересован в сохранении Серверной Кореи и статус-кво на полуострове. Не стоит забывать и о подавляющем экономическом влиянии: на КНР приходится 90% внешней торговли КНДР. Тем не менее, Владимир Нелидов подчеркивает, что Северная Корея  не союзник Китая, а скорее буферное государство. Если ракетно-ядерная программа КНДР воспринимается Китаем как дестабилизирующий фактор в регионе, то для США – это прямая угроза. При этом стремление к денуклиаризации Корейского полуострова объединяет всех региональных игроков (у РФ эта задача записана в стратегии национальной безопасности).

Следовательно, переговоры с КНДР выгодны всем, но что повлияло на смягчение позиции северокорейского руководства?

Владимир Нелидов, научный сотрудник Центра японских исследований ИВ РАН, уверен, что ключевым фактором стало поведение Дональда Трампа. Балансирование на грани войны, на взгляд эксперта, в сложившейся обстановке – это вполне рациональная политика: «Единственный способ выиграть – это убедить противника в неадекватности и готовности пойти на крайние меры». При этом он призвал не оценивать нынешнюю ситуацию, как победу США или КНДР. К переговорам стремились и Ким Чен Ын, и Дональд Трамп (вряд ли, кто-то из них хотел войны). Для США было важно, чтобы Северная Корея сделала первый шаг. И это произошло.

«Как на экономику (КНДР) в целом, так и на рост ВВП, санкции не особо влияли» (Дмитрий Кику)

Второй фактор – это санкции. На КНДР действует самый продолжительный в истории санкционный режим – 11 лет. С 2006 года в Совете Безопасности (СБ) ООН было принято 10 резолюций. Несмотря на это ядерная программа продолжала развиваться, было проведено 6 ядерных испытаний и множество ракетных запусков. Последнюю резолюцию СБ ООН принял единогласно в 2017 году после того, как Северная Корея дважды запустила баллистическую ракету (власти КНДР охарактеризовали ее как межконтинентальную). Санкции, содержащиеся в документе, предусматривали запрет на экспорт из Северной Кореи ряда минералов, угля, железа, свинца и морепродуктов, то есть товаров, приносящих стране основной доход от торговли. Кроме того, санкции запрещают сотрудничество с КНДР и импорт ресурсов, которые могут использоваться для развития северокорейских вооружений. Однако член группы экспертов, учрежденной в соответствии с резолюцией СБ ООН 1874 о ядерных испытаниях КНДР, Дмитрий Кику отметил, что Северная Корея успешно обходит санкции в основном через страны Юго-Восточной Азии. Также, случаи нарушений санкционного режима были замечены и в других странах. Так, по данным Дмитрия Кику, северокорейские рабочие в Польше участвовали в строительстве военного корабля для датского флота. Проверяется информация о поставках угля из КНДР через дальневосточные порты России, где, по словам эксперта, происходила подмена документов, и северокорейский уголь превращался в российский. Кроме того, было подтверждено, что двигатели межконтинентальных баллистических ракет содержат элементы советских двигателей, производимых украинским предприятием ЮЖМАШ. Согласно оценкам Дмитрия Кику, воздействие резолюций СБ ООН на экономику КНДР ощущалось только на второй год после их принятия: «Если первая была принята в 2006 году, то определенный эффект от нее был в 2008-м году, после резолюции в 2009-м последствия ощущались в 2011 году». «Но затем как рост экономики, так и ВВП продолжали идти вверх», –  добавил эксперт. Дмитрий Кику подчеркнул, что, несмотря на санкционную направленность, каждая резолюция призывала к возобновлению шестисторонних переговоров и экономическому сотрудничеству в областях, которые не затронуты санкциями.

Сейчас есть шанс, что эти призывы могут реализоваться на практике. Переговорный процесс идет на всех уровнях. За последние две недели состоялась встреча представителей КНДР, Южной Кореи и США в Финляндии, а также при поддержке Стокгольмского института мира и американских НПО прошли консультации с участием высокопоставленной северокорейской делегации. Несмотря на возвращение за стол переговоров, результаты предстоящих саммитов необязательно будут положительными. В худшем случае они могут закончиться обменом ультиматумов и усугублением кризиса. В лучшем – заключением мирного договора между Кореями (спустя 70 лет существования), денуклеаризацией полуострова и договором о ненападении между КНДР и США. Однако на переговоры может повлиять снижение доверия к США, если они буду продолжать давление на Иран и выйдут из СВПД. Поэтому наиболее вероятным результатом станет замораживание конфликта и возобновление шестисторонних переговоров (которые могут расширить число участников) при сохранении текущих противоречий.