Французская политика в Сирии глазами французского писателя и аналитика

11:34 29.03.2018 Александр Артамонов, журналист-международник


 

Жан-Лу Изамбер – известный французский писатель и публицист, аналитик, автор журналистских расследований. В своей новой книге «56. Государство и ложь» он рассуждает о политической линии официального Парижа в ближневосточном регионе. Он также дает свое заключение о роли России на Ближнем Востоке.

Александр Артамонов: Г-н Жан-Лу Изамбер, приветствую Вас в студии журнала «Международная Жизнь» в этот первый весенний день, когда, наконец-то, за окном плюсовая температура и побежали первые ручьи.Сегодня будем говорить о Вашей новой книге «56. Государственная ложь». В ней Вы раскрываете смысл юридического понятия «государственное преступление» относительно политики западных стран в Сирии. Не могли бы Вы подробно рассказать нам о сути Вашего исследования?

Жан-Лу Изамбер: Благодарю Вас за предоставленное мне слово. Во Франции мне крайне сложно найти возможность высказаться по этому поводу. Моя книга рассказывает о том, как последние полвека французское государство строило свои отношения с различными организациями, занимающимися лоббированием тех или иных интересов. В некоторых случаях эти теневые центры влияния были связаны с террористическими организациями, которые подобны тем, что действуют в настоящее время на территории Сирии.

Для того, чтобы моя книга увидела свет, я воспользовался услугами издательского дома, работающего с цифровыми книгами, доступными через Интернет. Как правило, помимо книги на бумажном носителе, это издание обязательно выпускает и электронную версию. Это небольшая, но слаженная команда, умеющая быстро реагировать на различные вызовы. Не скрою, что, с учетом затронутой темы, мне было сложно найти издателя, однако в результате вся команда заинтересовалась моим трудом. Мой первый контакт с ними случился в 2015 году. С тех пор мы тесно сотрудничаем.

Как Вы правильно заметили, вся моя книга посвящена теме агрессии западного мира против Сирийской Арабской Республики. Вы, наверное, помните, как западные масс-медиа сначала представили военное вмешательство западных стран в виде гуманитарной акции, а позднее нам начали рассказывать о необходимости бороться за демократию и потребности смещения «кровавого сирийского диктатора». Причем использовались любые аргументы вплоть до построения обманной версии вокруг истории с применением боевых отравляющих веществ.

Во многом, такая политика сопряжена с действием новой президентской администрации, но некоторые политические деятели, работают в правительстве еще со времен предыдущего мандата. Я имею ввиду, в частности, Жан-Ива Ле Дриана, который вошел в правительство 6 лет назад – в 2012 году. Сначала в период 2012 – 2013  годы он был министром обороны страны, а в настоящее время получил портфель министра иностранных дел Франции. Считаю, что в целом политическая линия нынешнего правительства вписывается в общие директивы, зафиксированные еще в эпоху Франсуа Олланда.

По ряду вопросом мною проведены некоторые изыскания. Период, которым я заинтересовался прежде всего – это эпоха 1980 – 1990–х годов. Этот временной промежуток тайной дипломатии я рассматриваю в первом томе своего произведения. Когда я вплотную занялся расследованием, то достаточно быстро вышел на различные международные связи между лоббистскими группами. Это касается, например, «эпохи девяностых», когда Исламский фронт спасения попытался захватить власть в Алжире. В составе этой группировки, а также на связи с ней тогда находилось немало лиц, находившихся в международном розыске за убийство, покушение на убийство и так далее. Полиция стран Магриба, прежде всего Алжира и Туниса, разыскивала их для того, чтобы привлечь к суду, но в те годы они получили право убежища во Франции. Я попытался проанализировать их круг общения, выяснить, как эти политические беженцы устроили свою жизнь в нашей стране. Подавляющее большинство этих людей устроились весьма неплохо: они являются владельцами недвижимости, им принадлежат компании и т.д. Они занимаются и большой политикой, потому что во Франции существует официальная организация, объединяющая деятельность всех партий, имеющих отношение к мусульманскому сообществу нашей страны. Удивительным образом представители этих организаций считают себя вправе призывать к свержению законных правительств в государствах региона Магриб. При этом, что странно, именно Великобритания и Франция вполне официально часто предоставляют право убежища деятелям, находящимся в международном розыске. Именно в этих двух европейских странах проживают больше всего выходцев из стран Магриба.

После «удачного решения» ливийского вопроса определенные силы решили повторить тот же маневр и на территории Сирии. Слава Богу, в случае с Сирией российская дипломатия смогла воспротивиться такому сценарию. Оппонентам Москвы не удалось продвинуть свои интересы, как это случилось, например, в Ливии. Вы помните, что принятая по поводу этой страны резолюция ООН была грубо нарушена западными руководителями. Я имею ввиду Вашингтон, Лондон и Париж. Начав свои изыскания с Магриба, я убедился, что и в Сирии применяется та же тактика сетевой работы, когда одна крупная организация создает массу мелких, которые, в свою очередь, и занимаются поиском кадров для боевиков.

Кстати, именно такая тактика применялась и в эпоху правительства Виши, когда при помощи сетевого найма удалось сформировать бригаду для борьбы с югославскими партизанами. В те годы диверсантов тренировали на территории Франции нацистские офицеры, а потом произошла заброска подготовленных бойцов в тылы коммунистических партизан в Югославии.

Уже в недалекое от современности время такая же тактика применялась для вербовки и натаскивания афганских моджахедов. В те годы молодое светское афганское государство находилось под защитой Советской Армии. Подготовка диверсантов велась в тренировочных лагерях на афгано-пакистанской границе.

Следующими в этой серии стали подготовка бойцов для действий в Ливии, ну а потом – и в Сирии. В данном случае опорные базы боевиков находятся вдоль сирийской границы. Там сосредоточено несколько сот тысяч человек, которые завербованы в самых бедных слоях арабского общества в различных странах.

Александр Артамонов: Чувствуется, что Вами проделана очень большая работа по установлению всех исходных данных. Тем не менее, хотел бы задаться вопросом по поводу современной, а не исторической конъюнктуры… Насколько законно, с точки зрения Конституции Франции, участие вооруженных сил страны в операции в Сирии? Какова, на Ваш взгляд, роль Франции – следует ли она слепо американскому примеру или все же предпочитает вести собственную игру на сирийском театре?

Жан-Лу Изамбер. Принимая решение о вводе французского контингента в район боевых действий, руководство страны нарушило несколько действующих международных соглашений и, прежде всего, Устав ООН. Я ссылаюсь на Устав – пусть даже в чем-то этот документ и не совершенен! – потому что только благодаря наличию этого документа можно законно утвердить право каждого народа на суверенитет и, соответственно, сделать возможным диалог между странами как таковой. Из числа подразумеваемых текстов могу назвать, например, соглашение о запрете на свободную продажу оружия. Франция же позволила себе преступить это международное положение и поставлять вооруженным формированиям оружие и военное оборудование. Это соответствует акту агрессии, понятие которого хорошо разъяснено в международном праве. Это, в свою очередь, привело к разрастанию и затягиванию конфликта.

В вопросах, касающихся международных инстанций, Франция целиком равняется на США – будь то на пленарных заседаниях или же в рамках Совета Безопасности ООН. Кроме того, в рамках своей деятельности в Совбезе, Франция выступила за признание законными террористических вооруженных антиправительственных образований, которые именно в тот момент, когда проходило голосование, продолжали предавать огню и мечу сирийские деревни. Очевидно, что, поступая подобным образом, министр иностранных дел Франции преступает положения международного права. Дело в том, что господин Жан-Ив Ле Дриан причастен к выработке противозаконного, с точки зрения международного права, решения о вмешательстве во внутренние дела Сирийской Арабской Республики. Это решение было принято бывшим президентом Франции Франсуа Олландом, но новый хозяин Елисейского Дворца продолжает ту же политическую линию.

Франция же продолжает ту же странную дипломатическую игру и поныне. В настоящее время мы видим, что те же США предпочитают такой формат дипломатической работы, при котором они действуют в рамках небольших рабочих групп совместно со своими союзниками: Францией, Великобританией, Иорданией и Саудовской Аравией. Они преследуют ту же самую цель, что и в свое время в Ливии. Речь идет о низложении государства, захвате территории, присвоении себе ее богатств. Не случайно американские опорные пункты в Сирии дислоцированы именно в месте залегания нефтяных полей.

В этой связи возобновлю вопрос, который я ставил недавно перед французскими медиа: если президент Э. Макрон действительно привержен миру и разрядке, то что ему мешает поддержать мирные инициативы российской дипломатии? Кстати, некоторые другие страны вполне поддерживают по этому вопросу Россию. Ведь эти инициативы явно ведут к мирным переговорам, разрядке напряженности и т.д.

Сейчас нередко Парижем выдвигается следующий аргумент: необходимо принять новую сирийскую Конституцию. Но ведь не Вашингтон же, Москва, Лондон или Париж должны разработать такой документ! Нет, сирийский народ должен сам это сделать, руководствуясь основополагающими принципами Устава ООН! Это и есть право на самоопределение народов! Именно за соблюдение духа и буквы этих принципов и борется сейчас Москва совместно с Пекином! Нам же, французам, надлежит идти именно этим путем, открытым двумя вышеперечисленными государствами-сторонниками мира. Также считаю важным выявление тех дестабилизирующих элементов, которые препятствуют установлению мира на Ближнем Востоке. Именно этим факторам и посвящена моя книга.

Александр Артамонов. Могу только согласиться с Вами. Кстати, буквально на днях в том же духе в личной беседе со мной высказался и советник по международным вопросам при Президенте Палестины господин Набиль Шаат, прилетавший в Москву в период 17 – 20 марта для проведения консультаций с заместителем министра иностранных дел России Михаилом Богдановым. Но хотел бы остановиться еще на одном интересном аспекте Ваших исследований. Насколько я понял, Вы не только работали над составлением списка незаконных вооруженных формирований на территории Сирии, но, в том числе, проводили встречи с сирийскими депутатами и официальными лицами, чтобы свериться с их точкой зрения.

Жан-Лу Изамбер: Да, я проводил многочисленные встречи с представителями различных слоев сирийского общества, причем речь идет не только о политической элите, в частности, депутате г-же Саадет, но и об университетских деятелях, участников различных общественных движений и прочее.

Как и в Марокко, где я работал в свое время, было необходимо собрать как можно больше информации, а потом провести ее проверку во избежание манипуляции. Это было достаточно сложно! Мне случалось в ходе моей работы встречаться с журналистами и т.д.  Вы же понимаете, что в некоторых странах мира отношение к информации может быть очень вольным, а мне была важна достоверность. Так что надо уметь слушать и запоминать. Но главное – надо избегать присущих субъективной в обстановке войны точки зрения. Это вполне естественно для участников событий, но недопустимо для ученого.

Александр Артамонов. Благодарим Вас за интервью!

Ключевые слова: Ближний Восток Сирия Великобритания Франция терроризм Ливия Магриб

Версия для печати