Ветер перемен в Южной Африке

16:25 26.03.2018 Павел Ломтев, журналист


Президент ЮАР Сирил Рамафоза. Фото: asiliaafrica.com

Прошлый год стал действительно богатым на политические события для южноафриканского региона. В сентябре Жозе Эдуарду душ Сантуш, занимавший пост президента Анголы в течение 38 лет, ушел в отставку. На посту его сменил министр обороны Жуан Лоренсу. В ноябре «зимбабвийского тяжеловеса» Роберта Мугабе после 37 лет у руля «выжали» с должности посредством военного переворота. Он был замещен своим бывшим вице-президентом Эммерсоном Мнангагва, который был им же и уволен незадолго до того. В декабре президент Южно-Африканской Республики Джейкоб Зума также оказался лицом к лицу с неизбежным политическим поражением. Его план по контролю над правящей партией ЮАР Африканским Национальным Конгрессом (АНК) посредством избрания на пост главы партии его бывшей жены Нкосазаны Дламини-Зумы был сорван его же вице-президентом Сирилом Рамафозой, который занял место запланированной Зумой преемницы.

Все вышеуказанные события породили среди общественности множество вопросов: будут ли приемники придерживаться той же политики, как и их предшественники, ведь они, по факту, являются представителями одних и тех же правящих партий, партий которые были слишком долго у власти? Или они откроют дверь в новую эпоху? Действия новых лидеров стали действительно многообещающими.

«Ангола, которая сейчас находится в изоляции, должна изменить свой путь и снова начать взаимодействие с мировой экономикой» (министр иностранных дел Анголы Мануэль Аугусто)

Ж. Лоренсу быстро развеял подозрения, что он будет марионеткой душ Сантуша, уволив его дочь Изабель с «теплой» должности главы государственной нефтяной компании «Sonangol», а потом и его сына Жозе с поста главы фонда национального благосостояния Анголы. Затем Лоренсу предоставил временную амнистию остальной ангольской элите, на условиях возврата в страну своих средств со счетов иностранных банков, под угрозой «серьезных последствий». С другой стороны, Лоренсу также занялся реформированием государственной экономики, чтобы сделать ее привлекательной для иностранных инвесторов. «Ангола, которая сейчас находится в изоляции, должна изменить свой путь и снова начать взаимодействие с мировой экономикой», – сказал в интервью Le Monde ангольский министр иностранных дел Мануэль Аугусто.

В Зимбабве Э. Мнангагва получил в наследство еще более изолированную (из-за санкций стран Запада) и безнадежную экономику, но, несмотря на огромное количество проблем, начал поступательное движение в сторону ее реанимации. В первую очередь, он предоставил амнистию всем бизнесменам, которые по каким-то причинам ранее покинули страну и вывели из нее свои активы. Такой шаг также сделает Зимбабве более привлекательным государством для инвесторов. Во-вторых, он решился на частичную отмену противоречивых «законов об индигенизации», которые заставляли иностранцев уступать большую часть собственности (доли предприятий и земли) в пользу зимбабвийцев. Не менее важным шагом стало и сокращение затрат на чиновничий аппарат, в том числе увольнение всех госслужащих старше 65 и запрет на перелеты в первом классе для представителей власти за исключением президента и его премьер-министра. Но самым радикальным для страны шагом стало приравнивание белых фермеров в правах к черным. Ранее, при Р. Мугабе, черные фермеры имели право получать от государства землю в аренду на 99 лет, при этом белые только на 5 лет. Мнангагва же своим распоряжением уравнял их, что сразу же сделало его в глазах европейцев «подающим большие надежды» африканским лидером.

Тем временем С. Рамафоза, став президентом ЮАР после смещения Д. Зумы правящей партией АНК 14 февраля, организовал полномасштабную кампанию по борьбе с коррупцией. Была создана судебная комиссия по расследованию так называемого «захвата страны» (State Capture) ближайшим окружением Зумы, в частности, бизнесменами из Индии – семьей Гупта. Кроме того, произошло увольнение высокопоставленных чиновников госкомпании «Eskom», среди которых большая часть людей приходилась именно на ближайшее окружение экс-президента и в довершение к этому, произведены перестановки в кабинете министров страны.

Экс-президент ЮАР Джейкоб Зума. Фото: AFP

Лоренсу, Мнангагва и Рамафоза, после таких «встрясок» в своих странах, сразу же стали объектами пристального внимания со стороны мирового сообщества. Например, зимбабвийский лидер во время посещения Всемирного экономического форума в Давосе, был одним из наиболее «желанных» людей, с кем хотели встретиться зарубежные инвесторы.

Но возникает один вопрос – готовы ли новые лидеры пойти дальше, фундаментально изменить и перестроить свои партии, уйти от «национально-освободительного» прошлого, и перейти к современным подходам и лозунгам?

Южноафриканский политический эксперт Пьер Пигу отмечает, что сейчас еще рано говорить о новых тенденциях в регионе. Он признается, что с большой долей вероятности борьба с коррупцией и прочие «популистские меры» – лишь своеобразная «стратегия по выживанию» для партий, которые доминируют на политической арене уже слишком долго. «Риторика людей, подобных Мнангагва, в том числе касательно обещания свободных и честных выборов в этом году, воодушевляет», – говорит Пегу, – однако нет ясности по насущному вопросу, действительно ли он желает господства многопартийности и равноправия для всех партий в своей стране. Этот год для региона станет, безусловно, решающим для ответа на эти вопросы».

Ангольский активист Рафаэль Маркес, который возглавляет НПО «Maka Angola», со своей стороны не впечатлен Лоренсу, которого он считает «очередным душ Сантушом», предполагая, что новый лидер только оттеснил старого, чтобы получить свой собственный «доступ к кормушке». Комментируя случай с увольнением Лоуренсу обоих детей душ Сантуша, он ответил: «Какой смысл увольнять коррумпированного чиновника, если он или она могут оставить награбленное у государства в результате своих действий?». По словам Маркеса, Лоренсу прекрасно знал, что при увольнении Изабель и Жозе душ Сантуша ему не надо бояться ответных действий со стороны их отца, ведь он болен и чрезвычайно непопулярен в стране, а значит, Лоренсу мог спокойно пойти на такие меры, чтобы заработать себе политические очки.

Отслеживая развитие политической ситуации в странах южноафриканского региона, многие политологи в ближайшее время смогут получить ответ на вопрос, может ли в современном мире смена одного главы государства на другого, при сохранении рамок одной политической партии, привести к радикальной смене политического курса страны?