«В Индии говорят о революции». Чем обернется введение единого налога для страны?

16:23 26.03.2018 Антон Пантюхин, журналист-международник


Что говорят в Индии о новом едином налоге, который ввело правительство страны, почему его называют революционным, чем он лучше старого, и как отреагировали на это иностранные предприниматели, рассказывает представитель ТПП РФ в Индии Вячеслав Кочкин.

- Добрый день, Вячеслав Александрович! Спасибо, что согласились дать интервью журналу «Международная жизнь». Расскажите, пожалуйста, что говорят в Индии о новом едином налоге, который ввело правительство страны?
- Добрый день! В Индии говорят о революции. Именно так местная пресса и эксперты называют новое налоговое законодательство, которое кабинет премьер-министра Нарендры Моди недавно ввел в силу.

- Что же в этом новом законопроекте такого революционного?

- Главное в этом законопроекте - появление единого налога на товары и услуги (GST - goods and services tax), именно его называют революционным. Ведь, начиная с 1947 года, когда Индия получила независимость, разные штаты страны имели собственное фискальное законодательство, содержащее свой перечень необходимых выплат, сборов, прямых и косвенных налогов.
Попытки ввести единую систему предпринимались не раз, только всегда эти намерения наталкивались на нежелание региональных властей уступать право на налогообложение по собственному усмотрению, которое закреплено в Конституции страны. Кабинету премьера Моди удалось пробиться через эту бюрократическую стену потому, что правящая Бхаратия джаната парти (БДП) имеет подавляющее большинство в центральном парламенте и пользуется серьезной поддержкой на местах.

Еще в 2016 году за принятие такого законопроекта проголосовали обе палаты парламента. А после того, как в 2017 году законопроект одобрили более половины штатов страны - 16 из 29, президент страны Пранаб Мукерджи объявил законопроект принятым. Это открыло дорогу долгожданному единому налогу на товары и услуги и позволяет внести изменения в Конституцию.

- Чем же новая система лучше, чем старая?
- Единый налог на товары и услуги призван покончить с чехардой общегосударственных и местных, прямых и косвенных налогов, пошлин, сборов. До июля 2017 года в стране взимались пошлины при перевозке товаров из одного штата в другой. Новая система призвана упростить перемещение товаров внутри страны, помочь укреплению единого внутреннего рынка и таким образом стимулировать экономический рост.
В индийской прессе встречаются утверждения, что это самая масштабная экономическая реформа с тех пор, как Индия обрела независимость в 1947 году. Однако уместнее сравнить нынешнюю ситуацию с реформами, которые провел премьер-министр Нарасимха Рао в 1991 году. Именно тогда, в начале 1990-х годов, Индии удалось преодолеть затяжной кризис и перейти к ускоренному экономическому развитию. Реформы премьера Рао индийцы считают революционными.
К началу 1990-х годов Индия подошла в состоянии кризиса: экономика буксовала, стране грозил дефолт, своих средств не хватало, объемы иностранных инвестиций были незначительными - все это на фоне бурного роста населения. В то время в Индии действовала система жесткого лицензирования бизнеса, которую в Индии называют Licence Raj («лайсенз радж» - «власть лицензий», по аналогии с British Raj в период британского колониального правления). Чиновники все контролировали, запрещали закрывать убыточные производства, чтобы не росла безработица, сдерживали импорт товаров, осуществление предпринимательской деятельности было осложнено многочисленными и нередко абсурдными ограничениями.
В 1991 году всем в Индии стало ясно, что нужны срочные меры для спасения экономики. Определенную роль тогда сыграл и пример распадающегося СССР. Индия никогда не была социалистической страной - здесь не запрещалась частная собственность на средства производства, активно действовал местный бизнес, но, начиная с первого премьер-министра Джавахарлала Неру, в Нью-Дели считали необходимым повсюду вводить жесткое государственное регулирование. И это делалось, безусловно, с оглядкой на Москву, которая оказывала индийцам поддержку. Отказ Москвы от социализма произвел на Индию большое впечатление. Тогда премьер Рао и решился на либеральные реформы: его правительство открыло страну для иностранного капитала, облегчило правила лицензирования, разрешило свободную конвертацию рупии, создание частных банков с участием иностранных партнеров, вывоз прибыли за рубеж и так далее. В итоге уже к концу 1990-х годов в мире заговорили об «индийском чуде» - всего за несколько лет страна вошла в число государств с самыми быстрыми темпами роста экономики.
Правительство Моди сейчас доделывает то, что не успели сделать правительство Рао и последующие кабинеты министров. Индия провела экономическую либерализацию, но не до конца, в частности, не было изменено налоговое законодательство. Рао и его команда остановились на полпути. И это понимали все экономисты, однако бюрократия в Индии сдерживала перемены.

- А какая главная цель нынешнего правительства?
- Главная цель нынешнего кабинета министров - удержать высокие темпы экономического роста. По последним оценкам, это 7,1%. Как считают эксперты, новое налоговое законодательство позволит в короткий срок на 2% повысить данный показатель.

- Как отреагировали на новый закон иностранные бизнесмены?
- Иностранные предприниматели восприняли новость о готовящемся обновлении системы налогообложения с восторгом. Бессмысленные бюрократические ограничения и желание все контролировать приезжие бизнесмены частенько называли «азиатским социализмом». А вот налоговая самостоятельность штатов, доставшаяся еще от колониальных времен, напоминала феодализм. Индийские бюрократы, особенно на местах, не желают ничего менять, весьма коррумпированы и давно приобрели печальную репутацию в мире.

Не случайно посетивший в конце августа 2016 года индийскую столицу тогдашний госсекретарь США Джон Керри наряду с обсуждением международных проблем решил уделить внимание и местному чиновничеству. Он заявил, что развитие Индии сдерживает неповоротливая бюрократическая машина. «Индийская экономика лишь тогда будет в состоянии сохранять впечатляющие темпы роста, когда бюрократия перестанет перекрывать ей дорогу», - подчеркнул Джон Керри.
Индийская пресса восприняла это заявление как поддержку реформ, которые начал кабинет Моди. Заинтересованность Вашингтона в обуздании коррумпированных чиновников в Индии понятна: США внимательно следят за развитием этой страны с населением почти в 1,3 млрд человек. Местный рынок вдвое больше рынка всех стран ЕС вместе взятых, при этом покупательная способность индийцев постоянно растет.
Но у западных компаний, решавшихся обосноваться в Индии, уже есть немалый опыт «набитых шишек». Например, еще в 1970-е годы индийские власти неожиданно отозвали выданные лицензии на деятельность в стране у американских гигантов IBM и Coca-Cola. В 1990-е годы «причудливая индийская бюрократия» (как сказал один западный обозреватель) принесла гигантские убытки американскому энергетическому гиганту Enron, который в 1992 году инвестировал несколько миллиардов долларов в строительство электростанции, а в 1996 году без особых объяснений власти заморозили проект. В 2012 году в Индии началась масштабная перестройка телекоммуникационного рынка и было отменено более 100 лицензий на оказание услуг мобильной связи в 2G-стандартах, предоставленных в 2008 году иностранным компаниям. Пострадали Etisalat, Loop, Videocon, IdeaCellular (акционер Axiata), TataTelecom (DoCoMo), Uninor (СП с участием норвежского Telenor), а также дочерняя компания российского холдинга АФК «Система» - Sistema Shyam Teleservices (SST). И это далеко не все примеры.
Иностранные предприниматели надеются, что за налоговым законом последуют и другие, например, давно ожидаемый закон о защите иностранных инвестиций, реформа трудового кодекса, которая даст больше прав работодателю.

- Спасибо, Вячеслав Александрович, за интересное интервью!