Петар Канев: Евросоюз - сложная конструкция

18:04 27.02.2018 Елизавета Антонова, журналист-международник


Болгария в начале 2018 года стала ротационным председателем Совета Европейского союза. Ближайшие полгода страна будет не только координировать деятельность основных органов и институтов, но и определять приоритетные задачи, среди которых интеграция Балкан, отношения с Турцией и многие другие. Более подробно о председательских полномочиях и планах на будущее Болгарии в интервью журналу «Международная жизнь» рассказал член 44-й Национальной ассамблеи Болгарии, Председатель Комитета по экономической политике и туризму, глава делегации Парламентской ассамблеи Черноморского экономического сотрудничества Петар Канев.

«МЕЖДУНАРОДНАЯ ЖИЗНЬ»: Петр, Болгария в этом году вступила в должность председателя европейского союза, каковы приоритетные направления деятельности болгарского председательства во главе ЕС?

Петр Канев: Дело в том, что у нас в парламенте, мы обсуждали данные задачи и правительство приняло четыре приоритетных направления. На первом месте это, конечно, будущее молодых людей. Молодые люди - это проблема для всех наших стран, особенно для Болгарии, Румынии в основном, Венгрии, то есть для всей Восточной Европы. Хотя бы потому, что отток молодежи из этих регионов идет очень высокими темпами.

Второй вопрос - это стабильность и безопасность региона. В последние годы он превратился из региона мира в регион конфликтов.

Третий такой серьезный приоритет - это развитие цифровой экономики, очень важная проблема. Я знаю, что мои русские коллеги работают по этим вопросам. Детализация нормативной базы, виртуального пространства - это основное направление сегодня. Восточные страны, я имею ввиду членов Европейского союза, отстают в этом вопросе. Недавно было решение Европарламента выделить 1 млрд. евро на создание огромного компьютера, макро компьютера. Сравнивая с китайским проектом, который  стоит 24 млрд. и американским - 18 млрд. - мы отстаём. Кстати, где-то два месяца назад, я специально пригласил моего коллегу, председателя комитета Госдумы Михаила Дягтерева, и одна из основных тем по которым мы будем работать совместно - это проблемы цифровой экономики и разработка общего законодательства стран  Европы.

«МЕЖДУНАРОДНАЯ ЖИЗНЬ»: Скажите, пожалуйста, а сами эти страны, как Вы считаете, они готовы к тому, чтобы стать членами ЕС?

Петр Канев: Конечно, они не готовы. Но есть решение Евросоюза, что до 25 года приём других стран-членов Евросоюза заморожен, то есть здесь вообще не идет речь о приеме этих стран до 2025 года.

«МЕЖДУНАРОДНАЯ ЖИЗНЬ»: Да, но Брюссель хотел предложить план скорейшего вступления Балканских стран, и Албании в ускоренном режиме. Мой вопрос обусловлен именно этим.

Петр Канев: Вы понимаете, это не так просто принять кого-то в ЕС. Я сам пережил этот период. Я пришел в политику около 2000-го года, мы вошли в ЕС в 2007 году. За эти семь лет было огромное количество законов, которые мы должны были синхронизировать. Даже дело не в том, что синхронизировать законы. Дело в том, что надо создавать новые институции, которые работают по этим законам. То есть они не готовы и вряд ли будут готовы до 2025 года. Но уже есть карта, дорожная карта присоединения.

 «МЕЖДУНАРОДНАЯ ЖИЗНЬ»: Болгария присоединилась к Евросоюзу, но не перешла на евро.

Петр Канев: Вы знаете, это очень сложна тема, мое лично мнение, кстати, и все остальные Болгарские политики ведущих партий сейчас «за» вхождение в еврозону. Когда мы вступили в Евросоюз, мы были обязаны войти в еврозону, это наше обязательство по Европейской хартии. Но мы не можем вступить, если они нас не пригласят. Есть два шага. Первый шаг - это выполнение определенных критериев для вступления, например, чтобы внешний долг был меньше 60 %, чтобы инфляция была ниже 3 % и т.д. Болгария все давно выполнила. Второй этап - это желание страны. Наш министр финансов информировал, что мы официально уже подадим документы на вхождение, в так называемый, лист ожидания. Это называется «чекоут» еврозоны. Это продолжается 2 года, мы ждем решения центрального Европейского банка и Еврокомиссии. И сейчас мы готовы к этому, тем более, честно вам сказать, для нас нет другого выхода. Но сегодня в Европе нет большого количества желающих войти в Евросоюз.

«МЕЖДУНАРОДНАЯ ЖИЗНЬ»: А что даст вхождение в еврозону Болгарии?

Петр Канев: Есть европейские страны, которые не хотят войти, как Польша, Чехия, Румыния, они не в валютном борде. Мы давно уже в нем. Еще двадцать лет назад, когда у нас был огромный банковский кризис, большой дефолт, когда 17 банков закрыли. И кстати, сбережения народа ушли «к черту», тогда мы сделали так называемый валютный борт. У нас одно евро равняется - 2 лева, раньше это было один лев одна - дойч марка. А потом, когда валюта европейская вошла в ход, мы уже перешли на один евро - 2 лева, то есть мы уже в какой-то степени находимся в этой валютной зоне.  Я  знаю, они напуганы европейцы этой ситуацией: сначала Португалия,  Греция еще продолжает пугать,  у них страх, что и у нас такое получится.

Есть главный вопрос: будет ли большая инфляция? Инфляция в Греции была, потому что там был плавучий курс драхмы к евро. То, что получилось в Эстонии, в одной из прибалтийских республик, мы помним. Там инфляция была  только где-то ниже 1%. Это мое личное мнение, как человека и председателя комитета экономики парламента. У нас достаточно уже стабильная монетарная политика, так что вряд ли, этот страх осуществится.

«МЕЖДУНАРОДНАЯ ЖИЗНЬ»: Скажите, если переход на евро осуществится, будет ли какой-то реальный плюс для социального сектора, то есть, например, болгарские граждане будут получать пенсию, например, такую же, как в Германии?

Петр Канев: Нет. Это ни в коем случае. Болгария была и остается самым бедным государством Евросоюза. И по велению волшебной палочки как у  волшебника из страны Оз, такая сказка, конечно не получится. Будут другие плюсы, будет лучше с курсом, лев постепенно в течении год, два, три исчезнет, будет гораздо легче брать банковские кредиты, то, что западные банки дают на займ, ставки по кредитам будут гораздо ниже, будут практически равны европейским. Плюсы, в основном в финансово-монетарном, отношении будут существенные.

«МЕЖДУНАРОДНАЯ ЖИЗНЬ»: Давайте еще вернемся к принятию в Евросоюз стран. Турция,  например. Долгая история с вхождением Турции продолжается до сих пор. Сначала Ангела Меркель говорит, что нет возможности принять ее, потом Федерика Могерини уже говорит, что членство Турции вполне реальная перспектива. Сам президент Турции уже отклонил предложение о партнерстве. Будет ли Болгария содействовать осуществлению дальнейших переговоров или, может быть, эта тема пока отложится?

Петр Канев: Болгария сейчас содействует проведению переговоров. Не случайно наше правительство предложило в марте месяце в Варне провести большую встречу руководства Турции во главе с Эрдоганом и всех лидеров Евросоюза. Болгария заинтересована в том, чтобы иметь хорошие, дружеские, нормальные отношения с Турцией. Все-таки в течение последних нескольких лет, благодаря этим “мягким“ мерам, которые Америка предпринимала в этом регионе, начиная с Туниса, Египта, Сирии, Ирака, Афганистана - в  Турции накопилось где-то порядка от 4 до 6 млн. мигрантов. Конечно, многие из них остались работать в Турции, но многие из них рвутся через греческую границу, через болгарскую границу, через итальянскую границу, рвутся в Европу. И сейчас в Турции есть не меньше 2 млн. человек, которые в любое время готовы переехать через болгарскую границу. Так что отношения с Турцией для нас очень важны, нам нужны стабильные, нормальные, дружеские  отношения. Не знаю, правда, насколько это реально и насколько это серьезно, но наш премьер хочет взять на себя контактную роль в отношениях Евросоюз – Турция. А то, что Могерини говорит одно, Туск второе, Юнкер третье – в этом ничего нового нет.

Евросоюз - сложная конструкция. Сейчас там, особенно после выхода Англии, идут очень серьезные разговоры, о том, каково будущее Евросоюза. Лично мои впечатления, что Евросоюз оброс большой бюрократией, большим административным аппаратом, и я сам смотрю с удивлением на некоторые вещи, которые проходят через мой комитет в парламенте. Нужно облегчить работу Евросоюза, встает важный вопрос:  какие центробежные и центростремительные силы сейчас действуют. Вы знаете, что обсуждается в Евросоюзе создание своей армии, обсуждаются вопросы единого главного прокурора, обсуждаются вопросы единой налоговой политики. То есть с одной стороны идут центростремительные процессы, а с другой стороны выходит на первый план национальная идентичность всех этих 28 государств, они хотят сохранить свою культурную, этническую, религиозную идентичность, поэтому структура там очень сложная. Это не Америка, и это не Китай.

«МЕЖДУНАРОДНАЯ ЖИЗНЬ»:  Каково сейчас взаимодействие стран ЕС с Америкой?

Петр Канев: Создается впечатление, что после выбора Трампа ситуация в корне изменилась. Если год или полтора назад Европа была регион интересов  и влияния и послушания Америки, после нескольких выступлений Трампа, я смотрю и Могерини, и все остальные лидеры Евросоюза начали по множеству вопросов иметь свое собственное мнение. Вы знаете, как они реагировали на решение перемещения посольства США из Тель-Авива в Иерусалим: на следующий день буквально Евросоюз заявил, что такое решение не принимает и не будет поддерживать. По вопросам охраны окружающей среды и ряду других уже появились существенные расхождения.

«МЕЖДУНАРОДНАЯ ЖИЗНЬ»: Скажите, пожалуйста, как Вы думаете, это будет способствовать приобретению некоторой самостоятельности ЕС?

Петр Канев: Да, я думаю, что Евросоюз идет по этому пути. Он начал осознать, что он отстает в экономическом и интеллектуальном плане. Он превращается в большой рынок для туристов, и что просто следовать американским директивам неправильно. Индия, Китай, Бразилия, Россия развиваются быстрыми темпами. И Европа хочет найти свое место.

«МЕЖДУНАРОДНАЯ ЖИЗНЬ»: В этих условиях говорится много про санкции, что потери есть и у России и у Евросоюза, как Вы думаете, сможет ли все-таки данная ситуация повлиять на отмену санкций, на улучшение отношений?

Петр Канев: Я думаю, что экономического момента в этой ситуации вообще нет, здесь все решения чисто политические.

«МЕЖДУНАРОДНАЯ ЖИЗНЬ»: Может ли ситуация перегнуться в ту сторону, что наступит потепление в отношениях и все-таки санкции будут сняты?

Петр Канев: Трудно, трудно мне ответить, не знаю, честно вам скажу. Вроде бы все жалуются, половина стран Европы, что от санкций Франция теряет 100 тысяч рабочих мест, французские фермеры бросают производство своей продукции, немцы чуть ли не остались без работы. Но видите, что каждые 6 месяцев санкции продолжаются. Вы знаете, что в странах Евросоюза, в том числе Венгрии, Греции, Чехии, Словакия, даже в Болгарии были эти разговоры, что санкции никому ничего хорошего не приносят. Что сделали санкции в Иране? А что сделали с Северной Кореей? Даже простой пример, Северная Корея, вроде бы такая мелочь для Америки и для Запада, да ничего, работают, продолжают, живут, вооружаются. Так что, санкции – чисто политическое решение, честно вам сказать.

«МЕЖДУНАРОДНАЯ ЖИЗНЬ»: Будет ли Болгария, все-таки, во времена своего председательства как-то этот вопрос поднимать или лоббировать?

Петр Канев: Лоббировать я думаю да, а поднимать официально, думаю, нет.

«МЕЖДУНАРОДНАЯ ЖИЗНЬ»: Президент России планирует совершить официальный визит в 2018 году, будут совместные мероприятия, как Вы считаете, какие еще вопросы могут быть вынесены на повестку российско-болгарского саммита?

Петр Канев: Конечно, я точно не знаю, когда приедет президент, потому что все-таки должны пройти выборы. У нас серьезный оргкомитет во главе с президентом республики Болгария на празднование 140-летия освобождения от Турецкого рабства. Кстати, будет большая выставка в Госдуме. Запланировано большое количество мероприятий, я сам член организационного комитета празднования.

Я считаю, что из больших проектов остался пока, «Южный поток», мы сами от глупости и от нажима Брюсселя потеряли. Мы потеряли то, что было нам дано, а сейчас мы начинаем говорить насчет какого-то балканского хаба, распространения газа и так далее.

Горячие дебаты развернулись в Болгарии насчет атомной станции в Белене. Я считаю что, скорее всего она будет построена, американское энергетическое лобби сейчас очень сильно против этого. Знаю, что новые технологии, электромобили, запрет производства дизельных и бензиновых автомашин, переход на электрические двигатели и так далее - все это приведет к тому, что скоро нам будет нужна эта электростанция. Сейчас об этом идет речь, тем более, что оплата сделки уже состоялась.

«МЕЖДУНАРОДНАЯ ЖИЗНЬ»: Можно ли сказать, что при всех современных вызовах и проблемах перед лидерами Европы стоит историческая задача переосмысления отдельных аспектов европейского проекта?

Петр Канев: Снова я вам скажу, это лично мое ощущение, что центробежные силы в Европе активизировались. Я даже не имею ввиду брекзит. Вы посмотрите, что в Каталонии происходит, в Италии, много, где еще были и есть проблемы.

«МЕЖДУНАРОДНАЯ ЖИЗНЬ»: А как Вы думаете, это связано с тенденцией к регионализации?

Петр Канев: К регионализации, да, конечно.

«МЕЖДУНАРОДНАЯ ЖИЗНЬ»: Или просто все-таки идея европейского проекта себя не оправдала?

Петр Канев: Думаю, оправдала. Я могу точно сказать, что, получила, например, Болгария и что потеряла. Она в чистом долларовом выражении получила в несколько раз больше, чем дала. Имею ввиду чистые деньги, которые Евросоюз дает на развитие инфраструктуры и проектов. С другой стороны, миллион человек уехали из Болгарии, сейчас у нас уже ситуация, когда существует нехватка рабочей силы. Это кстати проблема всей Восточной Европы. Все уезжают в более благополучные страны. Я только могу сказать, что, в общем-то, молодые Болгары работают в Европе, и они уже однозначно связаны с Европой.

«МЕЖДУНАРОДНАЯ ЖИЗНЬ»: Петр, спасибо.

Петр Канев: А то, что есть ностальгия в Болгарии по России, это однозначно.

«МЕЖДУНАРОДНАЯ ЖИЗНЬ»: О, а в каком плане?

Петр Канев: Русофильские настроения у нас сильные и сегодня.

«МЕЖДУНАРОДНАЯ ЖИЗНЬ»: Будем надеяться, что эти настроения будут оправданы, и мы будем взаимодействовать на благо друг другу.

Петр Канев: Я тоже так надеюсь и верю!