США – Европа – Россия: линии расколов

12:32 02.02.2018 Пётр Искендеров, старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, кандидат исторических наук


«Создавая общее будущее в расколотом мире» - под таким общим девизом в Давосе прошел очередной Всемирный экономический форум. И если по вопросам путей формирования общего будущего у его участников остались серьезные сомнения, то сам факт раскола не только не ставился под сомнения, но был дополнительно высвечен проблемно и географически.

Олицетворением одной из ключевых линий раскола в современном мире явился приехавший в Давос под занавес форума президент США Дональд Трамп. Он  стал первым американским лидером, почтившим своим присутствием одно из наиболее авторитетных и представительных международных мероприятий после 2000 года – когда в Давосском форуме в рамках прощального международного турне в качестве главы государства поучаствовал Билл Клинтон. До Трампа он вообще оставался единственным американским президентом, выступившим перед участниками Всемирного экономического форума вживую. В 1980-х годах в режиме видеосвязи к ним обращался Рональд Рейган. Однако ни Буши (старший и младший) ни (что парадоксально) Барак Обама в Давосе не появлялись ни лично, ни виртуально.

Однако личное появление в Давосе Дональда Трампа и его эмоциональная речь лишь только укрепили впечатление растущего изоляционизма США от остального мира. Заявив в самом начале своего доклада о том, что он прибыл на Всемирный экономический форум в Давосе «представлять интересы американского народа», глава Белого дома перечислил те вызовы, с которыми сталкивается сегодня Америка в том числе и прежде всего «благодаря» глобализации и всемирной торговле: потеря рабочих мест американским рабочим классом вследствие автоматизации производства и его перенесения в другие страны, приток нелегальных мигрантов, несправедливые многосторонние торговые соглашения (опять-таки забирающие места у американских рабочих), торгово-экономическая экспансия неназванной им по имени державы, которая в массовом порядке крадет интеллектуальную собственность, субсидирует национальную промышленность и реализует государственную плановую экономику (отсыл к Китаю и прошлогоднему выступлению в Давосе председателя КНР Си Цзиньпина более чем очевиден). (rbc.ru)

Главным средством переломить подобную ситуацию Дональд Трамп считает увеличение мировых инвестиций в американскую экономику, получившую новый импульс благодаря его избранию 45-м президентом США и реализации налоговой реформы, включающей в себя, в частности, поэтапное снижение налога на прибыль корпораций с 35% до 21% и сокращение налогообложения лиц с высоким уровнем доходов. По словам американского президента, снижение ставки корпоративного налога позволит США привлечь в следующие пять лет свыше 350 млрд. долларов инвестиций. За год правления действующего президента США достигли «множества успехов на множестве направлений», - подчеркнул в своем выступлении на Всемирном экономическом форуме Дональд Трамп. По его словам, одной из главных задач американского правительства остается создание рабочих мест: «Мы ведем людей от зависимости к независимости, поскольку знаем, что лучшая программа борьбы с бедностью - это зарплата». «Как президент, я всегда буду ставить Америку превыше всего и призываю лидеров других государств ставить превыше всего свои страны. Но это не означает, что Америка будет в одиночестве», - пообещал он и добавил, что мировая экономика должна состоять из стран, отстаивающих свои интересы и организующих на их основе «честную и взаимообязывающую торговлю». (rbc.ru)

Одновременно два ближайших соратника Дональда Трампа по торгово-экономическим вопросам - министр финансов Стивен Мнучин и министр торговли Уилбур Росс - высказались в Давосе в еще более протекционистском духе, пообещав, что меры по защите США от «нечестной конкуренции» будут приниматься в ускоренном режиме. Уже в январе текущего года в рамках вышеуказанных мер администрация Дональда Трампа ввела пошлины на импорт стиральных машин и солнечных панелей, - по факту направленные в первую очередь против Южной Кореи и Китая. При этом Стивен Мнучин призвал не видеть в подобных мерах протекционизм: «Любой, кто хочет торговать с нами на взаимовыгодных условиях, может это делать».

«Повестка Трампа: президент хочет, чтобы Америка отвернулась от торговли?» - так саркастично прокомментировала действия США лондонская газета The Financial Times. По ее мнению, «дело о солнечных элементах стало первым в целой серии решений, которые придется принимать Трампу и администрации, стремящейся провести жесткое антидемпинговое расследование против Китая и прочих стран, как и обещал президент перед вступлением в должность». «Прошел год, а мы почти ничего не знаем о планах администрации, - приводит газета слова торгового советника экс-президента Джорджа Буша Фил Леви. - Мы знаем, что он ненавидит действующий торговый режим. Но какова альтернатива?» (ft.com)

За констатацией успехов американской экономики и критикой международных торговых соглашений и Китая в речи Трампа на Всемирном экономическом форуме в Давосе действительно не прослеживались какие-либо идеи в рамках создания того самого «общего будущего в расколотом мире», ради которого и собрались в Давосе участники Всемирного экономического форума. Конкретные бизнес-успехи, продвижение выгодных США экономических проектов на двусторонней основе и противодействие в финансово-экономической области Китаю – в этом и заключается бизнес-подход Дональда Трампа в том виде, в каком он был изложен в Швейцарии.

При этом, обвиняя Пекин в валютных  манипуляциях, администрация Трампа, похоже, взяла на вооружение аналогичную практику – что еще сильнее обостряет взаимоотношения в треугольнике США - Европа - Азия. Как подчеркнул в Давосе американский министр финансов Стивен Мнучин, слабый доллар - это очень хорошо для американской торговли, поскольку ослабление национальной валюты позволяет США сократить полутриллионный дефицит торгового баланса, возникший, прежде всего, вследствие отрицательного торгового сальдо с Китаем и Мексикой. Это заявление сразу же вызвало жесткую реакцию со стороны директора-распорядителя МВФ Кристин Лагард, предупредившей в интервью Bloomberg Television, что «сейчас не время вести какую-либо валютную войну», и что она и ее единомышленники в Давосе поддерживают «плавающие валюты и рыночные ставки».

Валютно-финансовая политика США действительно имеет признаки «валютных войн», по крайней мере, по своим последствиям, среди которых - рост курса евро и самое значительное за последние 30 лет сокращение экспорта Китая и Южной Кореи при одновременном укреплении на 20% курса южнокорейской воны к доллару. (rbc.ru)

Что характерно – выступление Дональда Трампа в Давосе в защиту американских интересов непосредственно предшествовало обнародованию «кремлевского доклада» - который грозит не только дальнейшим ухудшением российско-американских отношений, но и экономическими потрясениями для Европы, заинтересованной во взаимодействии с Москвой по целому ряду политических и экономических направлений. При этом наибольшее беспокойство в деловых кругах вызывают два обстоятельства. Во-первых – это включение в вышеуказанный доклад руководителей ведущих российских энергетических компаний, с которыми активно взаимодействуют их европейские коллеги, а во-вторых – неопределенность дальнейшего развития событий в связи с санкционной политикой Вашингтона. Многим и в самих США, и за их пределами не понятны ни логика американской администрации, ни последующие шаги Белого дома и Конгресса. «Можно надеяться, что список в секретной части доклада более осмысленный, но прямо сейчас кажется, что Минфин и Госдепартамент США имеют слабое представление о том, как по-настоящему работает Кремль, или же им просто все равно», - отмечает в данной связи директор российских исследований в Американском институте предпринимательства Леон Арон. (rbc.ru)

Аналогичное мнение высказывает бывший координатор санкционной политики в Госдепартаменте США Дэниел Фрид. По его мнению, опубликованный список подготовлен по принципу сплошного «копипаста» из открытых источников, и такой подход выдает несерьезность администрации в вопросе санкций против России. (reuters.com)

С другой стороны, сам Дональд Трамп в рамках Всемирного экономического форума в Давосе заявил о готовности к диалогу с Россией. «Мы надеемся на это», - так американский президент ответил на заданный ему вопрос о том, планирует ли он выстраивать диалог с Москвой.

«Это полностью корреспондируется с той позицией, которую неоднократно обозначал президент России Владимир Путин», - так прокомментировал слова американского лидера пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков. Ранее на встрече с руководителями российских печатных средств массовой информации 11 января Владимир Путин заявил, что Москва давно готова к нормализации отношений с Вашингтоном, «просто никак внутриполитическая ситуация в США не успокаивается». Он добавил, что это зависит, «прежде всего, от американской стороны». (rbc.ru)

В этой связи показательна первая реакция ключевых международных индикаторов, а также деловых партнеров России. По свидетельству агентства деловых новостей Bloomberg, рейтинговое агентство Moody's «не очень-то взволновал секретный доклад министерства финансов США о санкциях, которые «дамокловым мечом» нависли над российским рынком долгосрочного ссудного капитала». Оно улучшило прогноз суверенного рейтинга России со «стабильного» на «позитивный» и заявило, что намерено повышать инвестиционный рейтинг России даже в том случае, если эту страну обложат такими же штрафными санкциями, как и Венесуэлу, которая лишилась возможности финансировать свои долги. «Государство в хорошей форме, вся экономика в хорошей форме, валютные резервы достаточно велики, чтобы в срок расплачиваться по долгосрочным долговым обязательствам на протяжении нескольких кварталов», - пояснила аналитик Moody's Кристин Линдоу подход к России. Она выразила удивление в связи с тем, что американское министерство финансов не сообщило подробности о возможных санкциях, когда опубликовало список российских миллиардеров и высокопоставленных руководителей. (bloomberg.com)

Обнародование в США одностороннего по содержанию и расплывчатого по механизму реализации «кремлевского доклада» может даже выступить дополнительным фактором в пользу активизации сотрудничества Европы с Россией по ключевым сферам взаимных интересов. Первым свидетельством этого стали два события в Германии в контексте реализации проекта «Северный поток – 2»: горное ведомство города Штральзунд выдало разрешение на строительство и эксплуатацию морского участка трубопровода, а германское Федеральное сетевое агентство значительно скорректировало свою позицию в пользу включения инфраструктуры проекта в перспективный план развития национальных газовых сетей до 2026 года. Если в июле 2017 года оно отказалось включать в указанный план пять газопроводов, так или иначе связанных с проектом «Северный поток – 2», то уже спустя сутки после обнародования списка Минфина США агентство опубликовало постановление, в котором само предложило внести локальные изменения в федеральную газовую инфраструктуру, необходимость в которых появится после запуска основного маршрута нового газопровода. Согласно имеющейся информации, Германия и другие участники «Северного потока - 2» не только разочарованы позицией США, но и попытаются максимально ускорить реализацию проекта с тем, чтобы «сыграть на опережение».

Следующей линией раскола, явственно выявившейся в ходе дискуссий в Давосе и в заявлениях президента Дональда Трампа и других высокопоставленных американских чиновников, являются процессы, происходящие в Европе и связанные с выходом Великобритании из состава Европейского союза. Руководство ЕС и лидеры ведущих европейских государств не без оснований обвиняют Вашингтон в том, что американская поддержка Лондона делает британскую сторону на переговорах по Brexit менее сговорчивой. В ходе своей недавней встречи с премьер-министром Великобритании Терезой Мэй Дональд Трамп пообещал британцам «огромное увеличение» двустороннего товарооборота после окончательного выхода Великобритании из состава ЕС. Это фактически предопределяет выход Лондона из единого торгово-экономического пространства с остальной Европой и переход на регулирование их взаимоотношений по правилам ВТО - против чего высказываются президент Франции Эммануэль Макрон и федеральный канцлер Германии Ангела Меркель.

Третья линия расколов в современном мире носит более общий характер и заключается в глобальном перераспределении мировых финансовых потоков и создании новых центров аккумулирования политического и экономического влияния. Данная тенденция связана, с одной стороны, с устойчивым преодолением мировой экономикой последствий начавшегося в 2007-2008 годах мирового кризиса (2017 год стал лучшим для мировой экономики с 2007 года), а с другой – с произошедшей за последние годы перестройкой моделей торгово-экономических взаимоотношений, связанной с такими факторами, как угроза международного терроризма, нарастание долговых процессов в экономике Китая, сохранение неблагоприятных тенденций в отношениях России, США и ЕС, обострение конкуренции на энергетическом поле стран-членов ОПЕК с одной стороны и американских сланцевых производителей с другой, а также нарастание социального неравенства в масштабах отдельных стран и всего человечества.

Согласно приуроченному к нынешнему Всемирному экономическому форуму в Давосе докладу МВФ о перспективах мировой экономики, рост мирового валового внутреннего продукта может составить в 2018 году 3,9%, что на 0,2% выше прежних оценок. Аналогичная динамика прогнозируется на 2019 год. По словам экспертов МВФ, пересмотр прогноза отражает увеличение темпов глобального роста, в том числе за счет Европы, Азии и некоторых развивающихся экономик, а также ожидаемое позитивное влияние налоговой реформы в США.

Однако одновременно эксперты говорят о наблюдаемой в настоящее время «трансформации мирового экономического пространства», происходящей на фоне перехода мировой экономики к периоду длинных экономических циклов – в результате чего центр тяжести в мировой экономике и, как следствие, политике смещается с Запада (США) на Восток (Юго-Восточная Азия и в целом азиатский регион). За последние 15 лет доля США в структуре мирового валового внутреннего продукта сократилась на четверть и составляет сейчас 24%; на долю Китая приходится 15%. (rbc.ru)

Данная тенденция означает, что именно Китай (а не США) в настоящее время получает наибольшие выгоды от глобализации и развития мировой торговли – в чем его вольно или невольно поддерживают европейские лидеры. Сложившаяся ситуация объясняет и переход США к политике протекционизма, поскольку прежние глобальные рыночные механизмы уже не способны обеспечивать американской экономике конкурентные преимущества и устойчивый рост.

Ключевые слова: Россия Владимир Путин Всемирный экономический форум Давос США Дональд Трамп Европейский союз Китай Мексика Южная Корея глобализация санкции «кремлевский доклад» Минфин США Германия энергетика «Северный поток – 2» ВТО МВФ

Версия для печати