Чем вызваны протесты в Иране?

16:03 29.01.2018 Евгений Педанов, специальный корреспондент


Фото: dialog.ua

С 28 декабря по 3 января по Ирану прокатилась волна протестов. Об окончании  «смуты и мятежа» объявил Командующий Корпуса стражей исламской революции (КСИР, элитные подразделения ВС Ирана) генерал Мохаммад Али Джафари. Последний раз иранцы массово выходили на улицы после объявления итогов президентских выборов 2009 года. Сторонники Мир-Хосейна Мусави выступали против переизбрания Махмуда Ахмадинежада.

Недавние волнения сильно отличаются от протестов 2009 года. Девять лет назад они проходили в нескольких крупных городах, в первую очередь в Тегеране. Сейчас они охватили от 70 до 90 населенных пунктов, согласно данным доцента программы ENERPO Европейского университета Николая Кожанова. Еще одним отличием он назвал то, что, если в 2009 году имело место иностранное вмешательство (выстраивание акций по модели «цветных революций»), то в этом году влияние извне замечено не было. Нынешние демонстрации не столь многочисленны, но привлекли наименее обеспеченные слои населения. По мнению эксперта, протесты были спровоцированы противостоянием внутри элит. В Иране сторонники реформ и светского государства борются с радикалами-консерваторами, которые стремятся усилить роль ислама в управлении страной. Команда президента Хасана Рухани попыталась поднять вопрос о существующих экономических и политических злоупотреблениях со стороны силового блока и религиозных фондов. Те, в свою очередь, дали отпор. Во время молитвы в Мешхеде пятничный имам подверг сомнению эффективность управления экономикой Хасана Рухани. Это вызвало первую массовую демонстрацию. После нее ситуация вышла из под контроля, и протесты распространились по всей стране. Коллективные молитвы помимо религиозной, выполняют функцию распространителя «политинформации»,  как поясняет Николай Кожанов.

Невыполнимые обещания

Силовые структуры, прежде всего КСИР, и религиозные организации оказывают сильное влияние на политическую и экономическую жизнь. Они контролируют четверть капиталов в Иране (об этом, по словам старшего научного сотрудника Центра изучения стран Ближнего и Среднего Востока ИВ РАН Елены Дунаевой, говорил  сам президент). При этом религиозные фонды не платят налоги. В своих предвыборных заявлениях Хасан Рухани выступал за снижение их роли в политике и экономике и выступал за создание частного сектора. Его сторонники подхватывали лозунги о «засилье силовиков» и неподотчетности религиозных фондов. «Уже сейчас ясно, что экономика и развитие связей с внешним миром буксуют из-за того, что радикально-консервативные круги блокируют новые законы (о либерализации экономических связей и свободной деятельности иностранных компаний)», – утверждает Елена Дунаева. Однако, по ее мнению, состав нового кабинета и политика переизбранного президента говорят о том, что он находится под давлением консервативной элиты. Влияние исполнительной власти уменьшилось, по оценкам Елены Дунаевой, правительство контролирует меньше 10% властных структур: «Хасан Рухани лишен возможности управления всей страной и ее экономикой». Следовательно, неисполнение предвыборной программы, которую поддержало большинство избирателей, тоже стало одной из причин протестов.

Сокращение социальной поддержки

Елена Дунаева рассказала, что последние 35 лет иранцы жили на социальные пособия. Они получали дотации от государства и от религиозных фондов. Датировались цены, выдавались продукты и купоны на товары. Махмуд Ахмадинежад начал отпускать цены и снимать дотации, но взамен ввел индивидуальные субсидии. Глава семьи мог открыть счет в банке и ежемесячно получать деньги на каждого члена семьи. При этом не было понятия «бедный» и «богатый», как отмечает Елена Дунаева, субсидии по-прежнему выплачиваются всему населениюя страны. Новое правительство решило сократить количество семей, получающих пособия. Хасан Рухани 10 декабря вручил Меджлису (парламенту) новый проект бюджета, в котором предполагается поднять цены на энергоносители и снизить социальные субсидии. Непопулярные меры восстановления экономики проводятся на фоне роста безработицы и повышения инфляции  до 12-13%. Тем не менее, Елена Дунаева связывает протесты не с самой экономической ситуацией, а с ее восприятием. Снятие санкций не привело к ожидаемому росту благосостояния, при этом увеличился разрыв в доходах различных слоев населения. «Раздражающим фактором стала также пропаганда в социальных сетях роскошного образа жизни», – отмечает Елена Дунаева.

Консенсусы

«Протестный потенциал в обществе не исчерпан» (Елена Дунаева)

Волна протестов, которая провоцировалась как консервативными кругами, так и сторонниками президента, дала возможность различным группам населения выразить недовольство экономической и политической ситуацией. Несмотря на противоречия политических элит, и те, и другие осознали разрушительную силу санкций, когда в 2013 году инфляция составила 43% (по данным Елены Дунаевой), а ущерб нефтяной отрасли достиг 100 миллиардов долларов. Вклад Хасана Рухани в частичном снятии санкций после подписания СВПД (Совместного всеобъемлющего плана действий по обеспечению мирного характера иранской ядерной программы) не подвергается сомнению. Даже духовный лидер Ирана Али Хаменеи поддержал СВПД. Еще один консенсус в иранском руководстве – это военные расходы. Бюджет иранских вооруженных сил оценивается в 35 миллиардов долларов, только на поддержку Башара Ассада в 2015 году было потрачено 6 миллиардов. Тем не менее, по-прежнему активно поддерживается лозунг: «Битва за Ирак и Сирию – это битва за Иран». По мнению  Николая Кожанова, большинство в Меджлисе – это прагматики, выживание государства для них важнее идеологических установок. Другое дело, что заявления Дональда Трампа о необходимости пересмотреть «иранскую сделку» и возможное возобновление санкций, играют на руку именно консервативной элите, которая критикует Хасана Рухани за развитие отношений с западными государствами и выступает против либерализации экономики.