2018 – год добровольца

17:29 25.01.2018 Евгений Педанов, специальный корреспондент


Храм Рождества Христова в Крохино. Фото: http://krokhino.ru/

Указом президента Владимира Путина 2018 год объявлен годом добровольца (волонтера). В России сильная и многолетняя волонтерская традиция. Волонтерство – один из немногих способов сохранить культурное наследие и возродить жизнь в регионах. Член Совета при президенте РФ по культуре и искусству Константин Михайлов на слушаниях в Общественной палате призвал не воспринимать «год добровольца» как формальный статус, а использовать все возможности, которые он предоставляет.

«Волонтерское движение в любой стране – это серьезная социальная сила, которая может иметь преференции, но при этом должна нести социальную ответственность» (Константин Михайлов)

Согласно статистике Министерства культуры, на учете состоит больше 160 тысяч объектов культурного наследия. Треть из них, как утверждает председатель Центрального Совета Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Артем Демидов, находится в аварийном состоянии. По подсчетам Благотворительного фонда «Центр возрождения культурного наследия «Крохино», сегодня в России ведутся восстановительные работы на 170 объектах. В них принимают участие 3 тысячи добровольцев. При этом бюджет, которым располагают волонтерские организации, – 70 миллионов рублей. По словам директора фонда Анор Тукаевой, этих средств недостаточно, затраты на экспедиции зачастую компенсируют сами добровольцы. Тем не менее, они сталкиваются с многочисленными препятствиями. «Есть проблема взаимодействия с местными властями и епархией РПЦ, которые блокируют работы, несмотря на выделенные гранты и собранные краудфандингом (коллективное финансирование с помощью добровольных взносов) средства», – отмечает Анор Тукаева. Главные памятники в регионах – это заброшенные храмы. «Многие невозможно вернуть к регулярной приходской жизни, так как деревни «вымирают». Но храм это объект памяти и наследия, а не только церковных служб», – считает директор фонда. «На севере около 600 деревянных церквей 17-19 веков, большинство бесхозные и аварийные», – рассказывает реставратор Андрей Бодэ. По его словам, государство финансирует лишь несколько федеральных памятников (контракты на полную реставрацию на несколько лет). На противоаварийные работы средства не выделяются, хотя, пока реставрируется, к примеру, Кемский собор, десятки других объектов, согласно оценкам Андрея Бодэ, приближаются к разрушению.

Среди других проблем участники общественных слушаний выделили:

1. законодательные и организационные вопросы;

«Сами противоаварийные работы стоят дешевле, чем их документальное оформление. Волонтерские движения не вписываются в установленный порядок работ с объектами культурного наследия. Огромное число памятников не имеет охранного статуса, поэтому добровольцы с большей охотой берутся за них» (Андрей Бодэ).

2. не хватает ассоциации организаций (чтобы помогать решать организационные вопросы);

3. сохранение наследия недостаточно освещается и популяризуется;

«Необходимо показать значимость волонтеров для государства» (Ирина Швец, директор Ресурсного центра по развитию и поддержке волонтерского движения «Мосволонтер»).

4. отсутствует взаимодействие с профильными вузами;

«Нужно подключать профильные вузы, привлекать студентов исторических и архитектурных вузов, связывать подготовку квалификационных работ с сотрудничеством с волонтерскими организациями, чтобы дипломы и курсовые не писались в стол» (Анор Тукаева).

5. дальнейшее использование объектов культурного наследия.

«Дома живут только тогда, когда в них живут» (Ирина Швец).

Центры просвещения и профориентации

Для того чтобы поделиться опытом с российскими коллегами Общественная палата пригласила на слушания руководителя международного отдела Союза ассоциаций по охране наследия и народному просвещению REMPART Фабриса Дюфо.Во Франции эта организация решает многие из вышеперечисленных проблем. REMPART появился более полувека назад в 1966 году, когда общество осознало, что памятники находятся в критическом состоянии. Союз был призван объединить усилия отдельных людей и организаций. Сегодня в него входит 180 волонтерский движений. Фабрис Дюфо подчеркнул, что Союз опирается на признание и поддержку государства.  Его деятельность финансируется министерством по делам молодежи и спорта и министерством культуры. REMPART тратит выделенные средства не только на восстановительные работы, но и на организацию строительных лагерей. Строительные профессии во Франции пользуются все большим спросом. «Есть предрассудок: чтобы получить хорошую квалификацию, необходимо учиться в вузе. Он не учитывает того, что прежде, чем определиться с выбором, нужно сначала прикоснуться к профессии. Опыт ручного труда позволяет будущим строителям принять правильное решение», – отметил Фабрис Дюфо. Именно просвещение, продвижение идеи о социальных обязательствах граждан по отношению к историческому наследию, – главная миссия REMPART. По словам его представителя, для союза важно вовлекать граждан в процесс сохранения памятников культуры: «Мы стараемся заинтересовать и привить любовь к реставрации, сами работы стоят отдельным пунктом». 

Точки общения поколений

Значительная часть ассоциаций во Франции находится в сельской местности. Объекты, которыми занимаются волонтерские движения, являются центрами притяжения населения, обмена информацией и общения различных поколений. В результате происходит передача молодежи не только памятников культуры, но и нематериального наследия, навыков и знаний. Одна из задач REMPART: дать новое дыхание объекту и включить молодежь в эту деятельность. Помимо выполнения работ волонтеры увеличивают социальный капитал. Конечная цель: подготовить объект для повторного использования. «Если у окружающего населения нет желания находится на объектах культурного наследия, они становятся заброшенными, – поясняет Фабрис Дюфо. – Чтобы вернуть им жизнь, необходимо выполнить не только восстановительные работы, но и привлечь к ним население, чтобы оно использовало исторические объекты в дальнейшем».

Исполнение социальных обязательств

«Государство – это я. Своими действиями волонтер обращается к государству, говоря: «Я выполняю общественное дело и надеюсь на взаимность»» (Фабрис Дюфо)

Союз предоставляет возможность реализовать свои социальные обязательства, как на уровне ассоциации, так и в своей общественной активности. Фабрис Дюфо считает, что в процессе работ волонтеры вписывают себя в историю развития памятника – это создает особую связь  между человеком и объектом культурного наследия. Причем, если влияние одного гражданина незначительно, то влияние всего общества будет масштабным. За все время существования союза, по данным представителя REMPART, к организации присоединилось 50 тысяч добровольцев. Ежегодно Союз организует работы на 300 объектах. Миссия REMPART еще и в координации деятельности ассоциаций, что выражается в проведении образовательных курсов, которые дают возможность дальнейшего развития в рамках Союза (карьерный рост от волонтера до участника административного совета). Помимо движения на уровне ассоциаций, есть интерес и отдельных граждан, в том числе иностранных. Из 3500 добровольцев в 2017 году в волонтерских проектах REMPART участвовали 700 иностранцев.

Противостояние общественной депрессии

«Финансирование государства не может ограничивать свободу добровольцев» (Фабрис Дюфо)

Обобщая французский опыт, Константин Михайлов заметил, что при сопоставимом количестве добровольцев, участвующих в волонтерских программах, во Франции ведутся работы на 300 объектах, а в России лишь на 170. По его мнению, таким образом можно сравнить эффективность движений в сфере сохранения культурного наследия в обеих странах. Член Совета при президенте РФ по культуре и искусству полагает, что волонтеры должны быть встроены в систему социальных программ. Если человек выполняет общественно важную работу, то он вправе за это получать от государства субсидии. «Даже в годы кризисов само существование волонтерских движений дает убедительный ответ на рассуждения о том, что ничего нельзя изменить и от нас ничего не зависит», – уверен Константин Михайлов. – Но у этого общественного оптимизма должна быть твердая основа во взаимоотношениях с государством». Андрей Бодэ подтверждает: «Волонтерство – это социальная и миссионерская роль, это возрождение жизни в регионах, то, в чем они так нуждаются». При этом реставратор призывает оставить добровольцам независимость, так как свобода и желание самореализации – это именно то, что их мотивирует.