Есть ли жизнь без правительства?

14:51 11.01.2018 Евгений Педанов, специальный корреспондент


Ассамблея Северной Ирландии. Фото: uzh-horod.info

Информационное агентство ВВС разместило на своем сайте аналитическую работу руководителя отдела политики и международных отношений Астонского университета Эда Тернера «The countries that get by without a government». «Международная жизнь» публикует перевод этой статьи.

В сердце любой современной демократии лежит идея о необходимости избирать лидеров для управления страной. Однако для двух европейских стран 2018 год начался в отсутствие правительств. Перед нами встает вопрос: нуждаемся ли мы в них на самом деле?

Двенадцать месяцев назад Северная Ирландия осталась без правительства. Заместитель первого министра Мартин МакГиннесс (представитель партии «Шинн Фейн») ушел с поста в знак протеста против проекта по возобновляемой системе водоснабжения на основе биотоплива. Из-за предполагаемых злоупотреблений в ходе его реализации расходы бюджета увеличились на 400-490 миллионов фунтов стерлингов. Контролировала программу нынешний первый министр Арлин Фостер (лидер Демократической юнионистской партии). Отставка Мартина МакГиннесса привела к падению доверия между правящими националистической и юнионистской партиями («Шинн Фейн» и ДЮП, соответственно). Учитывая то, что для принятия новых законов необходима поддержка обеих сторон, в Североирландской Ассамблее сейчас мало что происходит. Бюджет будет утвержден в Лондоне, а решения по оставшимся вопросам будут принимать чиновники. Такая ситуация кажется чрезвычайной, но, несмотря на отсутствие политического руководства, государственные услуги предоставляются и люди могут ходить по своим ежедневным делам.

К тому же положение Ирландии отнюдь не уникально. В чем суть правительства, если без него можно так легко обойтись? Например, в Германии после федеральных выборов в конце сентября 2017 года новое правительство так и не было сформировано. И хотя переговоры о создании правящей коалиции между консерваторами (ХДС/ХСС) и социал-демократами (СДПГ) начались еще 7 января, пройдет еще несколько месяцев до назначения новых министров[1]. Рекордсменом среди демократических стран в 2010-11 годах стала Бельгия. Из-за противоречий между фламандскими и валлонскими представителями она провела без избранного парламента 589 дней. Испания находилась в похожем тупике первые 10 месяцев 2016 года до тех пор, пока социалисты, находящиеся в оппозиции, фактически проголосовали за то, чтобы позволить консерваторам сформировать правительство меньшинства.

Нетрудно найти примеры и за пределами Европы. С 90-х по 2000-е годы в Сомали не было законного правительства: страна была поделена между клановыми группировками, пиратами и исламскими экстремистами[2]. Подобным образом прошла большая часть 2010 года в Ираке. Появились даже опасения, что нестабильную обстановку после сокращения американского присутствия могут использовать повстанцы.

Но что значит быть без правительства в устоявшемся государстве, где последствия не так серьезны? В Германии политические процессы будут идти своим чередом: министры могут выполнять свои функции в качестве «исполняющих обязанности», бюджет утвержден, деятельность региональных и местных органов власти, которые отвечают за реализацию большинства политических решений, затронута не будет. Страна будет по-прежнему представлена в институтах Евросоюза.

Однако есть, по крайней мере, три негативных последствия.

Во-первых, без надлежащего парламентского и политического контроля есть риск принятия нежелательных решений. Так исполняющий обязанности министра сельского хозяйства Кристиан Шмидт проголосовал в ЕС за разрешение пестицида, использование которого все еще вызывает противоречия. Его поступок стал неожиданностью, так как шел вразрез с действующими договоренностям и не был одобрен исполняющей обязанности канцлера Ангелой Меркель.

Во-вторых, государство не может принимать важнейшие внутренние или международные решения. Как, например, немецкое правительство отреагирует на амбициозные планы Эммануэля Макрона по реформированию Евросоюза? Мы просто не знаем и не сможем узнать, потому что нет правительства, которое займет позицию. Так же Германия не в силах проводить и внутренние реформы, например, чтобы решить проблемы в сфере социального обеспечения или чтобы стимулировать жилищное строительство.

В-третьих, это означает, что исполняющие обязанности министров все еще отвечают за решения, принятые избирателями в 2013 году, вместо того, чтобы реагировать на повестку, которая была на голосовании в 2017-м. Впрочем, такая ситуация не столь драматична как другие сбои демократии. Так в США время от времени приостанавливается работа правительства. Когда Конгрессу и президенту не удается согласовать финансирование своей деятельности, закрываются музеи, не выдаются паспорта, задерживается утверждение ипотеки. Во время национального кризиса страны могут даже формировать «технические правительства», как то, что возглавлял Марио Монти в Италии в 2011-13 годах. После краха правительства Сильвио Берлускони вместо политиков для принятия решений были назначены эксперты.

Итак, какие уроки может извлечь Северная Ирландия? Хорошая новость в том, что нет оснований бояться разрушения общества. Тем не менее, Северная Ирландия не сможет отстаивать свои позиции на мировой арене. Это особенно неприятно во время переговоров о «Брексите», в первую очередь для националистов. Юнионисты, в отличие от них, имеют большее влияние на Британский парламент, поддерживая правительство меньшинства Терезы Мэй. Кроме того, такие серьезные проблемы, как качество услуг здравоохранения, нехватка на рынке квалифицированных кадров и низкий экономический рост, просто некому будет поручить. Важные решения могут, в конечном счете, пройти без надлежащего контроля через чиновников, которые имеют доступ к 95% бюджета. Беспокоит также то, что североирландским парламентариям сейчас платят за работу, которую они не выполняют.

Нет никаких сомнений в том, что Северная Ирландия переживет этот политический кризис. При этом органы местного самоуправления справятся со многими повседневными задачами, а Британский парламент будет нести ответственность за национальную безопасность, международные отношения и оборону. Но остается риск, что Лондон предпочтет ввести прямое управление регионом задолго до того, как будет побит рекорд Бельгии – 589 дней.

 

Ссылка на оригинал: http://www.bbc.com/news/uk-politics-42570823



[1] Если партиям удастся договориться, то новое правительство будет сформировано к началу апреля. Если нет, то в Германии могут пройти новый парламентские выборы или образуется правительство меньшинства вместе с «зелеными».

[2] Демократические выборы в Сомали были намечены на 2016 год, но они так и не состоялись.

Ключевые слова: ДЮП Шинн Фейн юнионисты националисты Северная Ирландия Соединенное Королевство Брексит Brexit Тереза Мэй Кристиан Шмидт Мартин МакГиннесс Арлин Фостер Эммануэль Макрон Марио Монти Лондон Вестминстер Германия Ангела Меркель ХДС/ХСС СДПГ Бельгия Ирак Сомали США Испания

Версия для печати