VI Международная конференция «Россия и Европа: актуальные проблемы современной международной журналистики»

14:02 29.12.2017


Открытие конференции

 

Владимир Сергеев, Чрезвычайный и Полномочный Посол Российской Федерации в Венгрии (Россия): Уважаемые дамы и господа, друзья! Рад приветствовать вас в Будапеште на VI Международной конференции «Россия и Европа: актуальные проблемы современной международной журналистики», организованной авторитетным российским журналом «Международная жизнь». Думаю, что место проведения сегодняшнего мероприятия выбрано неслучайно. Ведь Венгрия географически находится на стыке Востока и Запада Европы.

Венгерское руководство твердо придерживается курса на развитие равноправных и взаимовыгодных связей с нашей страной. В целом достаточно взвешенных и объективных позиций придерживаются и венгерские средства массовой информации, освещающие отношения между Россией и странами ЕС. Тема сегодняшнего форума, на мой взгляд, весьма актуальна, поскольку в эпоху расцвета информационно-коммуникационных технологий СМИ играют важнейшую роль в формировании психологического климата в мире, оказывают серьезное влияние на развитие глобальных политических процессов. О значении сегодняшней встречи свидетельствует и тот факт, что министр иностранных дел России Сергей Викторович Лавров решил обратиться к участникам конференции со своим посланием, которое мне поручено огласить:

 

 

«Сердечно приветствую участников VI Международной конференции «Россия и Европа: актуальные проблемы современной международной журналистики», которую в нынешнем году принимает Будапешт.

В непростой ситуации на международной арене, в условиях расширения глобальных информационных потоков на медиасообществе лежит особая ответственность за объективное, взвешенное, деполитизированное освещение событий в различных регионах мира. Трудно переоценить востребованность честной, высокопрофессиональной журналистики в деле оздоровления обстановки на нашем общем континенте, мобилизации усилий на борьбу с вызовами и угрозами, которые стоят перед всеми государствами.

Полезный вклад в решение этих задач призвана внести ваша очередная встреча. Убежден, что запланированные в ее рамках дискуссии по актуальным для европейских СМИ вопросам пройдут в конструктивном, заинтересованном ключе, будут способствовать выработке свежих идей и инициатив, направленных в том числе на противодействие попыткам прочертить новые разделительные линии, на поддержание между нашими странами и народами атмосферы добрососедства и взаимного уважения и доверия.

Желаю вам плодотворной работы и всего самого доброго.

С.Лавров».

 

Со своей стороны мне, конечно, также хотелось бы пожелать всем участникам интересного и полезного обмена мнениями, с тем чтобы участие в этой конференции принесло и пользу, и удовольствие от общения со своими коллегами. Спасибо за внимание.

 

Татьяна Наумова, заместитель руководителя Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям РФ (Россия): Разрешите зачитать приветствие руководителя Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям РФ Михаила Сеславинского участникам VI Международной конференции «Россия и Европа: актуальные проблемы современной международной журналистики».

 

 

«Уважаемые дамы и господа! Рад приветствовать участников и гостей VI Международной конференции «Россия и Европа: актуальные проблемы современной международной журналистики» - важного международного мероприятия дипломатического уровня. Международная конференция в Будапеште выполняет особую миссию как логическое продолжение ежегодного мероприятия для поисков ответов на актуальные вопросы современной журналистики и медийного пространства.

Доминантой конференции является ее определение как международная. Высокая значимость журналистов-международников сродни дипломатии, поскольку у них есть возможность оказывать большое влияние на восприятие различными народами друг друга сверх репортажей и статей.

И порой это влияние даже больше, чем зачастую может оказать весь дипломатический корпус той или иной страны. Сегодня на сложном этапе политической и экономической ситуации в мире одной из задач международной журналистики должно быть укрепление доброй связи между народами Европы и России при строгом соблюдении критериев достоверности подачи информации, активном противостоянии сознательному искажению фактов.

Уверен, что задачи, которые ставят перед собой организаторы VI Международной конференции, будут успешно выполнены, а ее участники из европейских стран и России проведут конструктивный диалог, который откроет новые горизонты международного сотрудничества заинтересованных профессионалов.

С пожеланиями успешной и плодотворной работы участникам и организаторам конференции

М.Сеславинский».

 

 

Ян Чарногурский, премьер-министр Словакии в 1991-1992 годах, председатель Общества словацко-российской дружбы (Словакия): У меня есть знакомый в Германии, он является членом дискуссионного клуба «Валдай». Мы часто с ним встречаемся, чаще всего на заседаниях клуба. Его выступления привносят в дискуссии европейский акцент и одновременно понимание логики российской аргументации. Кроме того, читая его статьи, размещенные в Интернете, я обратил внимание, что заметки, опубликованные в немецкой прессе, гораздо более критичны по отношению к России, чем мнение их авторов, высказанное в дискуссиях, ведущихся на Валдае. Я спросил его, в чем причина, на что он ответил: определенная доля критики России необходима для того, чтобы статья увидела свет.

В своем стихотворении «Скифы» Александр Блок сравнивает Россию со сфинксом, а европейский Запад с Эдипом. Однако пророческое послание Блока будущим поколениям оказалось недолговечным. Современные европейские СМИ отличаются друг от друга лишь уровнем критики по отношению к России, что русские называют русофобией. «Острый галльский смысл» постепенно начинает теряться.

По поводу расширения НАТО на Восток, несмотря на обещания, данные Горбачеву западными политиками, его сторонники после подписания Парижской хартии в один голос заявили, что оно произошло по просьбе политической верхушки восточноевропейских стран.

Что касается бывшей Чехословакии, то Вацлав Гавел сначала утверждал, что Варшавский договор и НАТО должны прекратить свое существование, а позже примкнул к сторонникам НАТО. Но мы уже никогда не узнаем, чья это была инициатива - его или Запада.

Если кто-либо в Европе в геополитическом смысле позволяет себе публично высказываться в поддержку российских позиций, то западные СМИ его немедленно причисляют к сторонникам «теории заговора».

Президент Обама в журнале «The Atlantic» в апреле прошлого года, однако, сам назвал заговорщиков в США «Washington playbook»*. (*Jeffrey Goldberg. The Obama doctrine // The Atlantic. April 2016 issue //https://www.theatlantic.com/magazine/archive/2016/04/the-obama-doctrine/471525/)

В нынешней американской прессе все громче звучат голоса «Deep state», дословно «глубинного государства», и никто не в состоянии точно сказать, кто же на самом деле управляет Америкой. Президент Трамп в своей предвыборной кампании упоминал о неоконсерваторах, обладающих неограниченной властью, финансовыми средствами, держащих под контролем СМИ и называющих всех, кто посмеет противиться их воле, заговорщиками.

Более важную роль, чем обычная публицистика, играют геополитические анализы, иногда появляющиеся в специализированных политологических журналах. Они утверждают, что если Европа не встанет под защиту НАТО, то она окажется под геополитическим давлением со стороны России - полмиллиарда европейцев под 145-миллионным игом России.

Притупление «острого галльского ума» можно наблюдать на примерах других явлений, характерных исключительно для Западной Европы. Особую роль во французском референдуме по Конституции ЕС, прошедшем в 2005 году, например, сыграла символическая фигура польского механика. Французы тогда отвергли проект Конституции, это был еще один способ, с помощью которого они хотели отмежеваться от Восточной Европы. Они сделали это, несмотря на то что уже тогда во многих французских городах возникли так называемые «no go» зоны, созданные не жителями восточноевропейских стран, а мусульманами, выходцами с Ближнего Востока.

Недавнее социологическое исследование, касающееся выхода Великобритании из ЕС, показало, что одной из его причин было нежелание англичан разрешить въезд в страну жителям стран Восточной Европы. Последние два американских президента в своей предвыборной кампании обещали избирателям улучшить отношения с Россией, произвести так называемый «reset», что помогло им добиться победы. Однако после выборов ситуация коренным образом изменилась. Отношения между странами, наоборот, ухудшились. Наглядным примером этому является Дональд Трамп.

Современное американское внутреннее противостояние говорит о том, что корни политических разногласий между Россией и США лежат намного глубже массмедийной реальности. Европа ведет себя как вассал, подчиняющийся приказаниям США. Феномен Дональда Трампа не приведет к перелому в российско-американских отношениях, которого мы ожидали. По крайней мере, он может уменьшить степень заокеанского влияния на Европу.

Почти 200 лет Европу лихорадило от междоусобиц, и именно Россия помогла ей преодолеть их. В настоящее время Европу наводняют сотни тысяч выходцев перенаселенного и раздираемого войнами Юга, с которым она еще труднее находит общий язык, чем с Россией. По мнению А.Блока, Россия не станет вмешиваться и тогда европейцы научатся ее понимать. Эмигранты из Африки способны сделать намного больше для улучшения отношений между Россией и Европой, чем два американских кандидата в президенты. В результате «галльский смысл» откроет для себя преимущества декартовской логики.

 

Первая сессия

Россия - Европа: возможна ли 
«перезагрузка» отношений. Роль СМИ

Роль иностранных СМИ в развитии сотрудничества 
между Россией и Европой и формировании имиджа 
Москвы на европейском континенте

Александр Бикантов, заместитель директора Департамента информации и печати МИД России (Россия): Традиционно Европа выступает одним из важнейших партнеров России в политической, торгово-экономической, инвестиционной и иных областях. Нас связывают многолетние отношения. Россия являлась участником всех кардинальных событий в жизни континента. В целом можно утверждать, что история Европы неотделима от истории нашей страны.

Как следует из Концепции внешней политики Российской Федерации, мы заинтересованы в выстраивании конструктивного, стабильного и предсказуемого сотрудничества со странами Европы, включая Европейский союз, на принципах равноправия и взаимного уважения интересов. Стратегической задачей является формирование общего экономического и гуманитарного пространства от Атлантики до Тихого океана на основе гармонизации и сопряжения процессов европейской и евразийской интеграции, что позволит не допустить появления разделительных линий на европейском континенте.

Вместе с тем отношения России с Европейским союзом в последний период столкнулись с рядом вызовов, вытекающих из вступления современного мира в период глубоких перемен, связанных с формированием полицентричной международной системы. Сокращаются возможности исторического Запада доминировать в мировой экономике и политике, что вызывает резкое неприятие с его стороны и ведет к попыткам сдерживания России. В результате этого, по мнению авторитетных международных экспертов, связи между Россией и Европой опустились на самую низшую точку за всю новейшую историю.

Приметой времени стало обострение противостояния в информационной области. Обвиняя Россию в несуществующих грехах, официальные власти западных государств проводят скоординированную линию на информационное противоборство. Это подразумевает реализацию антироссийского комплекса мер политико-дипломатического, военно-технического, финансово-экономического и информационного характера.

Одним из ярких примеров является создание сети информационных центров различной функциональной направленности вдоль периметра российских границ. В их числе центр по киберобороне в Таллине, коммуникаций в Риге и, конечно же, недавно открытый центр по гибридным войнам в Хельсинки. А что такое гибридные войны? Они включают четыре составляющие, одна из которых информационная. По данным сербской газеты «Вечерние новости», в 2018 году также планируется запуск спецпроекта «Противодействие российской кампании дезинформации на Балканах», что предполагает создание Регионального медиацентра по вопросам обороны и безопасности.

Деятельность всех этих центров в той или иной степени направлена против России. Нередко в них напрямую трудятся и западные журналисты. Так, по сообщениям СМИ, свыше 500 фрилансеров работают на созданную для борьбы с так называемой российской пропагандой «Оперативную группу по стратегическим коммуникациям на Востоке» в структуре Европейской службы внешнеполитической деятельности (ЕСВД).

Не секрет, что в последние годы тональность западных СМИ в отношении России заметно поменялась. Она стала более критической, иногда откровенно провокационной. Издания нередко прибегают к недобросовестным методам журналистской деятельности - беззастенчивой дезинформации, фейковым вбросам, искажению фактов в целях манипулирования общественным мнением. Даже беглый взгляд на заголовки некоторых статей по России демонстрирует ангажированный подход. Приведу примеры из сентябрьских этого года заголовков: «Путинские хакеры остались в стороне» («Süddeutsche Zeitung»), «Русский хакер говорит, что его твиттер-боты должны помочь немецкой ультраправой партии на выборах в Германии» (BuzzFeed), «Россия и Китай с трибуны ООН встают в оппозицию к мировому порядку под руководством США» (CNN).

При этом западные журналисты обходят стороной в своих материалах примеры, когда их российские коллеги подвергаются откровенной дискриминации за рубежом. Чаще всего это проявляется в отказе на право посещения страны для ведения профессиональной деятельности, аккредитации на общественно-политические мероприятия, в запрете на работу телеканалов и других российских и даже национальных русскоязычных СМИ, аффилированных с федеральными отечественными телеканалами. Замалчиваются случаи убийств журналистов, например, в ходе конфликта на Юго-Востоке Украины.

К сожалению, можно констатировать, что вызовом нашего времени становится задействование потенциала СМИ для создания новых разделительных линий между нашими народами, ведения нечестной, противоречащей принципам профессиональной журналистики борьбы на медийном поле для разобщения людей, связанных тесными добрососедскими отношениями на протяжении столетий. Хотя изначально функция работников пера состоит в противоположном - быть своего рода мостиком между народами и объективно информировать общественность о событиях в мире и России. СМИ обладают огромным потенциалом воздействия на общественное мнение, и он должен использоваться позитивно, на благо наших народов.

Что же делать в сложившейся ненормальной ситуации? Прежде всего, для качественного изменения положения нужна политическая воля со стороны правящих элит западных государств. Исходим из того, что политика стран Европы должна быть более независимой от условностей, налагаемых так называемой евроатлантической солидарностью, а европейские СМИ - действовать более автономно и непредвзято, без оглядки на кого-либо.

Следует поощрять честный, откровенный диалог между журналистами и экспертами по типу нашей сегодняшней встречи, идти навстречу пожеланиям корреспондентов узнавать правду и доносить ее до национальной аудитории.

Важное значение имеют прямые контакты между издательствами, обмены информационными продуктами и программами, организация интервью с официальными лицами, участие в медиафорумах, мастер-классах - с перспективой выхода на реализацию совместных информационных проектов.

Мы в МИД России проводим большую комплексную работу по информационному сопровождению внешней политики, оперативно и в полном объеме реагируем на запросы общественности, в том числе иностранной. Министр иностранных дел С.В.Лавров и официальный представитель министерства М.В.Захарова являются видными медийными деятелями мирового уровня и всегда открыты для общения с журналистами. С недавних пор в МИД запущен новый проект - проведение пресс-туров для иностранных корреспондентов по России, где журналисты могут получать интересующие их сведения из первых рук. Пока мы осуществляем эти поездки для иностранцев, постоянно аккредитованных в России, но в будущем планируем привлекать зарубежные издания, не имеющие своей корреспондентской сети в нашей стране, а также СМИ соотечественников.

Надеемся на развитие взаимодействия с европейскими журналистами и изданиями как традиционных, так и так называемых новых СМИ.

 

Фейковые новости и свобода массовой информации

Андрей Рихтер, старший советник представителя ОБСЕ по вопросам свободы СМИ (Австрия): Проблема фейковых новостей и ее влияние на дискуссию о свободе СМИ очень важны в контексте нашей встречи. Сегодня международная журналистика, с одной стороны, массово поражена этим недугом, а с другой - влияние на нее оказывают органы власти и государство в целом, которые пытаются сопротивляться тому, что в их понимании является фейковыми новостям и пропагандой.

Почему эта тема так важна? Об этом во многом говорит «Совместная декларация о свободе выражения мнения, а также «фейковых новостях», дезинформации и пропаганде»*, (*http://www.osce.org/ru/fom/302806?download=true) которую в ОБСЕ приняли в марте этого года.

Почему дезинформация столь опасна и имеет большое влияние на свободу выражения мнений?

Во-первых, потому что по своим целям и методам фейковые новости вводят в заблуждение, препятствуют доступу другой информации, тем самым лишают граждан права знать, быть информированными. Свобода информации, право искать, получать и распространять информацию неотделимы от свободного выражения мнения.

Во-вторых, фейковые новости зачастую наносят ущерб другим правам человека, прежде всего репутации, праву на защиту частной жизни и, к сожалению, очень часто подстрекают человека к тем или иным насильственным действиям.

В-третьих, фейковые новости как феномен ведут к стиранию граней между журналистикой и пропагандой. Что в итоге оборачивается для всех СМИ потерей собственной репутации, общей критикой вокруг всех СМИ той или иной страны либо вообще в глобальном масштабе. Это также повышает риск насилия по отношению к журналистам.

В первую очередь вызывает озабоченность, что некоторые страны пытаются вводить широкие запреты, дабы пресечь дезинформацию как в СМИ, так и в Интернете, потому что новые технологии - это главный инструмент дезинформации и фейковых новостей сегодня.

Хотя запрет на дезинформацию существовал и раньше в национальном законодательстве некоторых государств. Но это, как правило, было привязано либо к национальным избирательным кампаниям, либо к тем случаям, когда дезинформация может спровоцировать людей на насилие. Сейчас, по крайней мере в законопроектах, эти запреты становятся более общими и всеохватными.

Второе, что беспокоит, - репрессивные правила учреждения и регистрации СМИ и веб-сайтов. Это отказ в аккредитации, прежде всего аккредитации иностранных корреспондентов. Сюда же относятся законы, которые ограничивают контент в Интернете, широкое внедрение технических мер контроля, таких как блокирование, фильтрация сайтов либо глушение сигналов теле- и радиовещателей. И, наконец, такой относительно новый инструмент, как приватизация мер контроля, когда государство перекладывает функции цензуры на частных интернет-провайдеров. Однако стремление властей пресекать дезинформацию и фейковые новости не должно ограничивать доступ к информации и плюрализм СМИ.

Широкое обсуждение темы дезинформации и фейковых новостей подогрело интерес органов гражданского общества к этой проблеме и способствовало созданию организаций, чьей целью является выявление заведомо ложных новостей, дезинформации и привлечение внимания к этим фактам как самих журналистов, так и широкой общественности.

Говоря о дезинформации и фейковых новостях, сами докладчики предлагают следовать определенным принципам, которые общеприняты и широко известны. Первый - любые ограничения свободы выражения мнений и свободы информации в современном обществе должны быть прописаны в законе. Ограничения должны соответствовать целям, установленным в международном праве.

Второй важный принцип - запрет пропаганды войны и насилия, в том числе основанной на этнических, религиозных и национальных признаках.

Каковы же условия, чтобы свободные СМИ смогли эффективно очищаться от фейковых новостей и дезинформации? Их несколько. Первое - чтобы надзорные органы в государствах всего мира являлись независимыми как от политического, так и от коммерческого вмешательства. Во-вторых, необходимо создание сильных общественных СМИ. В-третьих, нужны меры в сфере экономического урегулирования СМИ. Четвертое важное направление - развитие государством медиаграмотности, введение медиаграмотности в стандартные школьные программы обучения. Пятое - это утверждение равноправия, недискриминационного отношения, межкультурного взаимопонимания и других демократических принципов, которые ведут самих граждан к неприятию дезинформации и фейковых новостей.

 

Вместо «или» пусть будет «и»

Питер Дунаи, еженедельник «Фидело», московский корреспондент газеты «Непсабадшаг» (1986-1991 гг.) (Венгрия): Посвятив журналистике почти полвека, я писал о войнах и конфликтах и твердо убежден: самый плохой мир лучше любой войны.

Обеспокоен существованием «огненной» дуги, протянувшейся на три тысячи миль вдоль российской границы, - от Норвегии до Прибалтики и далее - Румыния, Болгария, Турция, Ближний Восток, Иран, Ирак и Афганистан. Сотни тысяч солдат с обеих сторон противостоят друг другу с самым современным вооружением. Россия тоже развернула немало боевых средств, подобно тому, как это сделало НАТО.

Во времена моей юности, в конце 1960-х годов, мы говорили: занимайтесь любовью, а не войной. В наши дни об этом забыли, и теперь я хочу предложить другой девиз: «Продвигайте торговые сделки, пусть даже невыгодные, а не американские танки M1 «Abrams» или российские Т-90.

Вначале скажу о торговле. Как только что было сказано, даже невыгодные торговые сделки - это гораздо лучше войны. На мой взгляд, торговля - это главное в отношениях России и Западной Европы, Евросоюза.

«Страны пояса» - назову так страны, расположенные на территории между Россией и «классической» Западной Европой. В большинстве своем бывшие социалистические государства стоят перед дилеммой: что следует выбрать - Россию или Запад? Я бы заменил «или» на «и». Это будет лейтмотивом моего небольшого выступления.

Находясь в системе европейских ценностей, нам следует поддерживать хорошие отношения с огромной и уважаемой евроазиатской державой - Россией. Что касается санкций, то от них больше страдают люди, а не правительства, и они чаще всего неэффективны, как это видно в случае с вашей страной. Россия заявила об амбициозном намерении - к 2023 году добиться полного самообеспечения пищевыми продуктами за исключением тропических фруктов. Хорошо ли это для европейского сельского хозяйства? Нет. Европейские фермеры лишатся десятков миллиардов евро. И не забывайте также - в прошлом году Россия стала крупнейшим экспортером пшеницы в мире.

Хочу привести несколько скучных фактов из области торговой статистики по прошлому году. Партнер номер один Евросоюза - это США. Вполне понятно. Затем идут Китай и Швейцария. Швейцария главным образом выступает в роли страны, где любят «прописываться» крупные фирмы. Четвертое место принадлежит России. Ее доля в торговле Евросоюза составляет приблизительно 5-6%. Не так много, но это жизненно важно для ЕС, поскольку речь идет об энергоносителях. В прошлом году Россия вышла на первое место по показателю сверхприбыли в торговле с Нидерландами. Имею в виду нефть и газ, так как технически экспорт российской нефти и газа осуществляется через Нидерланды. Это очень важно. Сверхприбыль России в торговле с ЕС составила 37 млрд. долларов. Здесь хочу напомнить о жалобах США на политику Китая, стремящегося добиваться огромных сверхприбылей в торговле. Россия действует аналогично. Это означает, что западноевропейские компании ежегодно теряют 37 млрд. долларов, поскольку экспорт и импорт, как правило, уравновешивают друг друга.

Три главных партнера России в прошлом году в плане экспорта из ключевых государств Евросоюза - Нидерланды, Германия и Италия. На Нидерланды приходится 10% процентов российского экспорта нефти и газа.

Теперь мне хотелось бы коротко напомнить о культурных, географических и исторических связях. Эти связи, как известно, существуют на протяжении многих столетий, и о них не следует забывать. Российская литература, искусство, писатели, художники, артисты балета - неотъемлемая часть европейской культуры. В плане истории дело обстоит несколько сложнее, но во время Второй мировой войны 90% вермахта действовало на Восточном фронте против Советского Союза.

Следует также помнить, что СССР подавил движение за независимость в Венгрии в 1956 году, в Польше и Чехословакии. Советского Союза больше нет, стремление доминировать на части европейской территории тоже ушло в прошлое, но законные интересы России заслуживают уважения, как и интересы Евросоюза, конечно. И, пожалуйста, не забывайте, ЕС стоит на пороге больших перемен. Европейские ценности подлежат переосмыслению, и Россия тоже меняется в поисках своего места под «общеевропейским солнцем». Холодная война, откат в прошлое, сдерживание, каким мы помним его по 1950-1970 годам, более не являются решением. Взаимное уважение и терпимость   самый приемлемый выход.

А теперь хотелось бы сказать несколько слов о СМИ. Проблема заключается в количестве информационных каналов. Речь идет об источниках информации, о плюрализме мнений. Сейчас в Москве работает только один аккредитованный венгерский корреспондент. Есть еще фотокорреспондент, с которым я не знаком. Практически один источник для всех информационных агентств. В конце 1980-х годов, когда меня направили в Москву, здесь находилось более десяти наших корреспондентов. Сейчас Австрия имеет пять, Польша - девять, Чешская Республика - три. Заметьте, Польша, с ее откровенно антироссийской политикой, имеет девять журналистов в Москве. Подумайте об этом. Германия имеет 24. Конечно, Германии принадлежит первенство в Европе. Но Франция тем не менее имеет 14, а Испания с Италией - около десяти каждая.

Вторая проблема - очень мало венгерских журналистов молодого поколения владеют русским языком. Это значит, что их доступ к первоисточникам информации ограничен, не говоря уже о надежности этих источников. Мощная система распространения информации, созданная в России за последние десять лет, основана на английском языке, но существует много интересных новостных и аналитических порталов, доступных только на русском.

Третий вопрос - отсутствие сбалансированного, уравновешенного подхода с обеих сторон, как мне кажется. Это в большинстве своем негативный тон статей, выходящих в российских и европейских СМИ.

Российские новостные СМИ так же, как и их западноевропейские аналоги, славятся предвзятостью мнений, грешат против истины. Здесь я бы хотел напомнить о статье Пирса Робинсона, напечатанной в газете «Гардиан» около года назад*. (*Piers Robinson. Russian news may be biased – but so is much Western media // The Guardian. 2 August. 2016 // https://www.theguardian.com/commentisfree/2016/aug/02/russian-propaganda-western-media-manipulation) В ней приводится обстоятельный анализ того, что манипуляции новостями в пропагандистских целях не являются прерогативой какой-либо одной стороны, будь то Россия или Запад. Вывод автора: к любым средствам массовой информации, включая британские, следует относиться критически.

Кстати, это отнюдь не ново. Манипуляции в прессе, манипуляции в обществе производились на протяжении веков. Так что с этим приходится мириться. Гораздо более важным на этом фоне представляется поддержание контактов, а также, как уже упоминалось, способность к критическому анализу.

Отличить настоящие новости от фальшивок можно только обладая доступом к первоисточникам информации. Лучше излагать факты и аргументы, чем распространять сомнительные сенсации.

СМИ следует осуществлять свою деятельность исходя из западных ценностей и общих традиций журналистики, но при этом не забывать о российских интересах, заботах и проблемах. Одностороннее освещение событий вредит обеим сторонам. И это очень важно.

Россия сетует на то, что НАТО укрепляет новый «железный занавес», а НАТО - на сосредоточение Россией огромного наступательного потенциала вблизи его восточных границ. Таковы взаимные претензии. Нужно договариваться, другого выбора нет. Конфронтация ведет в никуда. Россия со всеми ее проблемами будет оставаться нашим ближайшим соседом в обозримом будущем. Убежден, что то, что связывает нас, намного больше того, что нас разделяет.

Отвечая на главный вопрос: возможно ли восстановление нормальных отношений между Россией и ЕС, я со всей определенностью говорю: да.

 

Армен Оганесян, главный редактор журнала «Международная жизнь»: Тема важная и актуальная. Ведь весь конфликт на Украине вырос из того, что люди совершенно конкретно ставили вопрос: или Россия, или Европа. И все попытки заменить союз «или» на «и» не увенчались успехом, что и привело к печальным событиям. В этом докладе вы нащупали самый больной нерв проблемы в наших отношениях.

Афины против Спарты (431-404 гг. до н. э.) и отношения России 
с Европой: взгляд в прошлое, чтобы увидеть будущее

Джон Номикос, директор Института европейских и американских исследований RIEAS (Греция):Как известно, исторические события нередко повторяются в других ипостасях, поэтому я решил провести параллель между конфликтом Афин и Спарты в далеком прошлом и противоречиями между Европой и Россией в наши дни. Как Афины воспринимали Спарту в 431 году до н. э. и как сегодняшняя Европа воспринимает Россию?

Как действовали Афины в ходе Пелопоннесской войны? Опирались ли они на свою экономическую мощь? Ответом будет: да. На небольшом острове Делос Афины создали целую банковскую систему с целью получения от государств-сателлитов денежных средств, необходимых для развития торговли. Благодаря своему экономическому могуществу и процветанию, Афинским морским союзом был создан военный флот, который вскоре показал зубы в сражении у острова Милос, где афиняне разгромили островитян, отказывавшихся платить налоги в пользу Афинского морского союза. В основе афинской стратегии лежал постулат: мы сильнее вас, вам следует сделать выбор - вы оказываете нам финансовую поддержку, и мы позволяем вам существовать, в противном случае мы вас уничтожим. Потому что слабому следует подчиняться более сильному. Нечто подобное имеет место и сегодня в международных отношениях.

А как в ходе Пелопоннесской войны действовала Спарта? Она являлась сильным теократическим государством, построенным на безраздельной вере в бога войны. Спартанское общество было дисциплинированным, следовавшим принципу военной организации. Основным источником экономической деятельности спартанцев являлось сельское хозяйство. Столкнувшись с афинянами, стремившимися всеми средствами, включая экономические и военно-морские, прибрать к рукам остров Милос, спартанцы расценили эти попытки как растущую угрозу их интересам.

Каким образом можно провести параллель между Афинами со Спартой и современностью, с 2017 годом? Имею в виду отношение Европы к России. Спарта чем-то напоминает сегодняшнюю Россию. Во-первых, Россия является европейской региональной державой, что не вызывает сомнений. Можно ли назвать ее самодостаточным государством? Российская экономика зависит прежде всего от добычи нефти и природных ресурсов, подобно тому, как экономика Спарты зависела от сельского хозяйства. Сегодняшняя Россия - это однородное государство, где религиозный принцип сочетается с необходимостью сохранения жизнеспособности с помощью модернизации, укрепления обороноспособности, дальнейшего развития, а также ставки на совершенствование образования и технологий.

Афины имеют сходство со многими европейскими государствами наших дней. Их плюралистическое экономическое устройство заставляет вспомнить Афинский морской союз. Хочу обратить на это ваше внимание. Афинский морской союз сам по себе не был достаточно крепок, чтобы заставлять тех, кто в него входил, действовать вместе ради всемирной безопасности. Члены Афинского союза имели разные интересы, ради которых были готовы выйти из него в случае его ослабления.

Афинам не удалось справиться со своими проблемами тысячелетия назад, и теперь страны Евросоюза действуют каждая в своих интересах, ставя национальную идентичность выше европейской. Возьмем, например, катастрофическую ситуацию с мигрантами. Настоящее бедствие! К нам в Грецию прибывает огромная масса людей, стремящихся попасть в Европу. Мы не в состоянии это контролировать. И что же, европейское самосознание стало в наши дни сильнее? Не знаю, вам виднее.

Афины проиграли войну со Спартой, но оба государства понесли огромный урон, на восполнение которого потребовалось несколько десятилетий. Поэтому, как бы ни складывались отношения Европы с Россией, в их противостоянии не будет победителей с одной стороны. Либо они выигрывают вместе, либо вместе потерпят поражение. Нужно лишь сделать выбор. В этом все дело.

Какой урок сегодня мы можем извлечь из конфликта между Афинами и Спартой? Изучив историю Пелопоннесской войны, я бы провел следующую параллель с настоящим временем: Россия является региональной державой, с которой европейцы не могут не считаться, так же как Афины не могли не принимать в расчет Спарту во время Пелопоннесской войны. Поэтому, завершая выступление, мне хотелось бы привести слова великого греческого философа, который глубоко восхищал меня всегда, Аристотеля. Сказанные им слова не потеряли актуальности по отношению к нашей сегодняшней жизни, включая дипломатию и международные отношения: «Если хочешь избежать критики - не делай ничего, не говори ничего, будь никем».

 

Можем ли мы сегодня преодолеть общие исторические 
стереотипы и образ россиян в центральных европейских СМИ?

Пал Тамаш, профессор Университета Корвина в Будапеште, постоянный приглашенный иностранный профессор МГУ (Венгрия): Высказываемая некоторыми идея, что дискуссия о фейковых новостях в мире идет лишь последние десять лет, оспорима. Ложная информация всегда была, есть и будет. Не было такого времени, такой ситуации, чтобы не было противостояния и манипуляций. Манипуляции были со всех сторон в условиях постоянного соревнования, конкуренции за внимание. Для этого создается международная система массмедиа. Отмечу два момента.

Первое - потеря контроля над информацией. Исторически и политики, и издатели, и владельцы каналов всегда думали, что они могут контролировать ситуацию. Но новое положение дел, в частности в сфере интернет-СМИ, заключается в том, что ни ты, ни твой противник не могут полностью контролировать информационные потоки.

Начинается открытое соревнование за информацию в виртуальной среде. И чем больше ты врешь, тем больше у тебя появляется самоуверенности, что ты будешь услышанным. Слушают тех, у кого громче и ярче голос. Я сопоставил европейские и российские источники онлайн-каналов спустя 12-15 часов после какого-то значимого события. Подача информации была примерно одинаковой: все наполовину врали. Не потому что они были некорректными, просто по ситуации все источники изложили случившееся без контроля. Спустя день эти же каналы признались, что все, что они изложили накануне, ложь. Например, неправильное количество погибших и раненых в случае терактов.

Второй момент, который связан с моими исследованиями. Я пытался сопоставить количество журналистов в странах бывшей советской Центральной Европы и сейчас. Получается очень интересная картина. В странах до 1989 года, так как агитпроп контролировал большую часть масс-медиа, было очень много государственных журналистов, относительно хорошо оплачиваемых в более-менее равных условиях. После 1989 года во всех четырех странах Центральной Европы количество журналистов начинает падать.

Затем приходят журналисты нового поколения. Молодые люди мечтают попасть в журналистику, поступают на факультеты массмедиа, готовятся к чему угодно, не совсем четко представляя себе, что это такое. Начинается колоссальное давление новых людей на массмедиа. В результате резко создается избыток журналистов на информационном рынке, повышается конкуренция и «борьба за территорию», и люди начинают искать и принимать ту сторону, которая им больше платит. Платят и западные, и пророссийские, как государственные, так и негосударственные структуры. Структуры новой массмедиа не любят нейтральность, скромность, взаимопонимание. Если сторона платит, я ее понимаю и принимаю, если нет - я с ней в конфликте.

 

Армен Оганесян: Вы правы, случается, что журналисты ненамеренно искажают информацию, например, когда ведут репортаж с места события. Но затем ошибки исправляются. Я бы это фейком не назвал.

Фейк - это сознательное введение в заблуждение аудитории. Особенно много искаженной информации вбрасывалось перед началом войны. Есть закон перерастания количества в качество. Когда количество фейковых новостей зашкаливает, то создается неприемлемая информационная среда. Сейчас именно такая ситуация.

Из таких, к примеру, необоснованных заявлений, как применение химического оружия правительственными войсками в Сирии или влияние российских хакеров на американские выборы, выстраивается целая политическая концепция в отношении другого государства.

В следующем году наша конференция пройдет в Софии - будет отмечаться 140 лет освобождения балканских народов от турецкого рабства. Христианское население на Балканах страдало от турецкого владычества. И Россией двигала единственная идея - помочь единоверным славянам. Поэтому не всегда политика преследует только цели - владеть. Часто задача состоит в том, чтобы сохранить мир. Нельзя превратить эту земную жизнь в рай, но задача политики, и МИД в том числе, не превратить ее в ад. Думаю, что здесь все значительно глубже.

 

Европейская трансформация 
и взаимоотношения России и Европы

Тиберио Грациани, президент Института высшей школы геополитики и прикладных наук (IsAG), директор международного журнала «Геополитика» (Италия): Уважаемые коллеги и друзья, воспользовавшись случаем, хочу поделиться с вами своим мнением относительно российско-европейских отношений в общем контексте европейской политики.

Изучение российско-европейских отношений - это весьма сложное, но в то же время на удивление интересное занятие. Прежде чем проводить исследования и делать какие-либо выводы относительно действий ответственных за политические решения лиц, аналитику, необходимо разобраться со множеством вопросов. Первая группа этих вопросов имеет отношение к Европе, и, наверное, в моем сегодняшнем выступлении речь главным образом пойдет о ней.

Несколько концептуальных спорных тем культурного плана. Где заканчивается Европа? Иными словами, где проходят границы Европы? Является ли Европа некой «культурной идеей» или она представляет собой некое политическое образование? Отсюда следует другой вопрос: чем отличается Центральная Европа от Восточной, Восточная от Западной и в чем различие между ними и Южной Европой?

Россия поддерживает связи с Европой во всех этих ипостасях. Каковы, например, национальные интересы России применительно к странам Восточной Европы? Какими они будут применительно к Средиземноморскому региону?

Относительно Европы нас интересует вопрос о национальном самосознании в его различных проявлениях, вопрос об «общеевропейской почве». Здесь хотелось бы уточнить: речь идет об общей евразийской почве. И опять же наши европейские национальные государства с их противоречиями и предрассудками в общеевропейском и мировом контексте. И наконец, главное - ослабление процесса интеграции, ставшего преимущественно политическим вопросом на геополитической арене.

Другая группа вопросов, конечно, имеет отношение к России. В чем сущность России? Является ли Россия европейской страной? Воспринимают ли Россию как таковую современные европейцы? Ответы сложны и очень разнятся между собой. Они зависят от различия жизненных приоритетов, идеологий, предрассудков и штампов. Вопросы и ответы на них отражают текущий исторический процесс, говорят о его участниках, живущих либо в западной части Евразии (те, кто называет себя европейцами), либо в центральных и восточных регионах Европы, - русских.

География и история помогают лучше понять динамику развития отношений Европы с Россией и, возможно, ответить на некоторые из упомянутых мною вопросов. По своему географическому положению Европа является частью евразийского континента. Через Средиземное море она тесно связана с Северной Африкой, а также с Ближним и Средним Востоком.

История говорит о том, что своим происхождением население Европы обязано длительному процессу, в ходе которого коренные народы смешивались с пришельцами, направлявшимися сюда преимущественно с Востока и Юга. Сегодня, обращаясь мысленно к этому древнему аспекту взаимоотношений из области географии и культуры, мы пытаемся осознать собственную сущность как европейцев и заодно отыскать решение проблем нашего времени.

Объединение европейского пространства порождало политические, геополитические и культурные трудности в великих имперских державах, начиная с древнего Рима и до центральных империй. В плане этого очень специфического аспекта история Европы представляет собой череду попыток ее политического объединения. Последние попытки такого рода осуществлялись вопреки воле России - Наполеоном и Гитлером. В дальнейшем, когда противостояние США и Советского Союза ушло в прошлое, европейскими странами предпринимались попытки объединить европейское пространство путем преобразования европейского сообщества в Евросоюз после заключения Маастрихтского договора, подписанного 7 февраля 1992 года и вступившего в силу 1 ноября 1993 года.

Сегодня, четверть века спустя, внутри Европейского союза набирает силу процесс дезинтеграции. Ученые-гуманитарии, политики, экономисты и интеллектуалы увязывают его прежде всего с кризисом 2008 года, который продолжается до сих пор, а также с неприемлемой экономической и финансовой политикой.

Это, безусловно, справедливо. Экономический и финансовый кризис способствовал возникновению межгосударственных разногласий, породил движение евроскептиков, популизм, сепаратизм и стремление к автономии в некоторых национальных государствах - Великобритании, Италии и Испании. Иными словами, кризис ослабил Европейский союз, сделал его менее прочным.

Но главная причина, породившая все остальные, ослабляющие проект европейского единства, связана с проблематикой национального самосознания граждан объединенной Европы, попытками осознать себя европейскими гражданами. На мой взгляд, затруднение такого рода уходит корнями в тяжелое политическое и культурное наследие времен холодной войны, влияние которой Европа испытывает до сих пор. Европа все еще несет на себе бремя прежних отношений с Соединенными Штатами Америки. Данная система отношений заставляет европейцев делать внешнеполитический выбор, выгодный в рамках 
геополитических и геостратегических интересов США. Такие взаимоотношения не позволяют Брюсселю определить собственные континентальные интересы и тем самым осуществлять стратегию объединения.

Такое положение дел, естественно, вредит отношениям Европы с другими странами, особенно с теми, которые, как считают в США, могут иногда угрожать их национальным интересам.

Рассматривая отношения Евросоюза с Российской Федерацией за последние 20 лет, можно отследить тенденцию, отмеченную присутствием США - это кризис в Грузии, на Украине, в Сирии и Иране. Вопреки своим очевидным континентальным интересам Евросоюз продолжает поддерживать американскую позицию. За два последних года европейский кризис значительно усугубился ввиду двух главных событий: брекзит и двусмысленная политика Президента Трампа. Господин Трамп, видимо, предпочитает поддерживать двусторонние отношения с отдельными европейскими государствами, а не с объединенной Европой в целом.

Евросоюз, раздираемый сегодня претензиями националистов и евроскептиков, похоже, не способен вести диалог с остальным миром, в особенности с Российской Федерацией, но, добавил бы, даже и с Мадридом в последнее время.

Диалог между игроками на арене международной политики должен осуществляться в рамках геополитического контекста и исторических измерений. Действующие лица политики отстаивают собственную точку зрения и интересы, и диалог между ними имеет шансы на успех лишь в том случае, если он осуществляется с учетом долго-временных стратегических задач. Нам нужно научиться смотреть далеко в будущее. Иначе результаты диалога окажутся недолговечными, не выходящими за рамки контекста сиюминутных интересов или даже пустой риторики.

Диалог России с Евросоюзом должен осуществляться в условиях перехода от однополярности к многополярности. В то время как Россия продолжает оставаться великой мировой державой, Евросоюз оказывается не в состоянии сберечь политическое единство, сохраняя зато прежнюю стратегическую привязку к США.

Сегодня Европейский союз не является настоящим действующим лицом в политике. Его стратегия подчинена интересам Вашингтона, которые зачастую не совпадают с интересами европейских стран и народов, в особенности когда дело касается России. Европе следует переосмыслить собственное положение внутри евразийского континентального массива и осуществлять внешнюю политику, освободившись от влияния и патронажа США. Европе необходимо определить собственные интересы в многополярном мире и осознать важность стратегического союза с Россией, основанного на соревновательном сотрудничестве с учетом существующих экономических различий между двумя обширными территориями.

Отношения России и Европы: 
балканские страны между Европой и Россией

Шеќеринка Ивановска, профессор и декан Международного славянского института им. Г.Р.Державина в Македонии (Македония): Выстраивание отношений Европы и России главным образом направлено на выявление проблем, которые в настоящее время не позволяют Москве и Брюсселю перейти от соперничества к сотрудничеству, точнее, к всеобъемлющему сотрудничеству вместо избирательного.

По мнению некоторых, политический кризис возник вместе с украинским кризисом в 2014 году, тогда как другие убеждены, что корни уходят гораздо глубже и кризис продолжается уже полтора десятка лет. Одни полагают, что Россия и ЕС должны действовать порознь, однако другие не поддерживают эту идею, поскольку мы живем на одном континенте и имеем общие границы.

Наряду с проблемой мигрантов и борьбой против терроризма есть несколько других ключевых элементов наших отношений, а также несколько причин существующих разногласий. Первое - санкции ЕС против России, введенные по согласованию с Соединенными Штатами после начала украинского кризиса. В ответ последовали контрсанкции со стороны России в отношении отдельных товаров из Европы и США. Руководитель Агентства политических и экономических коммуникаций Дмитрий Иванович Орлов считает, что санкциям трудно найти приемлемое оправдание, поскольку Россия эффективно способствует осуществлению процесса стабилизации на Юго-Востоке Украины и выполнению Минских договоренностей.

Второе - Минские соглашения, или «Дорожная карта» мира на Донбассе, одобренная руководителями России, Франции, Германии и Украины, признаны ключевой договоренностью применительно к любым спорам в рамках отношений ЕС и России. Ответственность за срыв данных соглашений Россия возлагает на Киев, в то время как Европа обвиняет в этом Москву. Даже глава европейской дипломатии Федерика Могерини убеждена, что выполнение Минских соглашений в полном объеме станет ключевым элементом важных перемен в отношениях ЕС и России.

Третье - Сирия. Причиной существования разногласий стало отсутствие прогресса в плане совместной политики ЕС и России по отношению к Сирии.

Еще одной проблемой, разобщающей Россию с Евросоюзом, ставшей, по мнению некоторых, первопричиной всех разногласий, является несовпадающее мировоззрение и идеологические расхождения. Если для ЕС очень важны демократические и либеральные ценности, России необходим высокий уровень централизации власти. Однако, по мнению ряда политологов, близких к власти, таких как упомянутый Дмитрий Орлов, наличие разногласий такого рода не является непреодолимым препятствием для всеобъемлющего диалога.

Балканы - один из ключевых элементов в отношениях ЕС и России. Находящиеся на окраине ЕС Балканы традиционно считаются регионом со слабой государственной властью и нестабильным обществом. Некоторые балканские страны имеют давние исторические  и культурные связи с Россией, а среди населения сильны пророссийские настроения, выражающиеся в евроскептицизме. Однако влияние ЕС на Балканах преобладает над российским. В последние годы объем торговли с ЕС выражается в миллионах, а с Россией - в тысячах. Аналогично обстоит дело с прямыми инвестициями. Инвестиции из европейских стран занимают доминирующие позиции, а Россия далеко отстает от Германии, Австрии Италии и Нидерландов.

Начиная с 1991 года Запад и Восток соперничают в осуществлении контроля над Евразией и Балканами. Балканы издревле являлись местом пересечения имперских интересов, а коренные народы оставались разобщенными. Лишь во времена правления Тито в Югославии ее население считалось гражданами крупного государства.

Российские интересы на Балканах находят свое выражение в политике, пропаганде, экономике и культуре, или в так называемой «мягкой силе». Россия поддерживает связи с государствами региона на самых разных уровнях. Экономический аспект - усиление России в энергетическом секторе; политический - Россия постоянный член Совета Безопасности ООН с правом вето; идеологический - православная риторика, панславизм, евроскептицизм и евроазиатство; культурный уровень - историческая связь с балканскими славянами и православными.

Евросоюз имеет собственные интересы в балканских странах, часть которых стали членами или кандидатами в члены ЕС и большинство выражает желание присоединиться к НАТО. После вступления в ЕС Словении и Хорватии в этих странах значительно вырос жизненный уровень, улучшилась инфраструктура и повысилась заработная плата. Хорватия также получила статус интересного туристического объекта. С другой стороны, повышение зарплаты и налогов заставило отдельные фирмы перенести производство в не столь дорогостоящие соседние страны, такие как Сербия и Босния и Герцеговина. В этом смысле Сербия и Босния и Герцеговина выигрывают больше, чем Хорватия и Словения. Аналогично тому, как Сербия выигрывает, сотрудничая с Россией в рамках Соглашения о свободной торговле, словенские и хорватские фирмы получают дополнительную выгоду при посредничестве сербских фирм. Так, для компании «Горенье» выгоднее экспортировать товары из Сербии, чем осуществлять прямые поставки из Словении в Россию.

Для балканских стран поддержание равновесия между великими державами является шансом получить льготы, аналогичные тем, которые имеют такие страны, как Венгрия, Польша, Чешская Республика и Словакия или Литва, Эстония и Латвия.

При этом балканским странам следует соблюдать два правила. Первое - строить собственную политику в русле общих интересов всех балканских государств на путях взаимности и сотрудничества; второе - поддерживать политическое равновесие, стремясь избегать негативных моментов в отношениях с той или иной сверхдержавой в отличие от того, как это нередко происходило до сих пор.

В заключение хотелось бы повторить слова российского ученого, профессора Н.Ю.Кавешникова, утверждавшего, что в ближайшие пять лет Балканы станут примером будущего сотрудничества между странами ЕС и Россией. Многие балканские страны желают организовать успешное сотрудничество с Россией в области экономики и культуры, но так, чтобы при этом им не ставились условия со стороны ЕС. Такое взаимодействие с балканскими странами должно стать успешной страницей в истории сотрудничества России и Евросоюза.

И наконец, в будущем, 2018 году миллионы людей, родившихся на рубеже тысячелетий, станут полноправными избирателями. Надеюсь, это поколение сумеет построить устойчивый и надежный мост между ЕС и Россией ради единства и процветания всех балканских стран.

 

Старея, человек видит хуже, но больше

Ян Кэмпбелл, член Чехословацкого заграничного института (Германия):  В последнее время от неудобных новостей все чаще отмахиваются обвинениями в фейковости. Смысл новости уходит на второй план. Больше времени тратится на обсуждение того, является ли новость фейковой и пропагандистской или же нет. Политологи уверены, что развитие отрасли фейков (и обвинений в фейках) неминуемо. Следствием станет дальнейшее расслоение журналистики на сиюминутно эффективную и качественную. Фейковость одновременно стала волшебным средством для пропаганды, дезориентации человека и размывания границы между правдой и ложью.

У самих СМИ появился старо-новый вызов: быть яркими, не становясь лживыми. Границу между правдой и ложью, между яркостью и не лживостью перейти всегда опасно. В жизни, как и в «Бесах» Достоевского: «Всего труднее в жизни жить и не лгать, и собственной лжи не верить».

Напрашиваются вопросы: как справиться с таким опытом, если фейк всегда эффективен, хотя эффект носит ситуативный, оперативный характер, и автор легко добивается нужной реакции? Как поступать, если опровергнуть фейк сложнее, чем его запустить, и разоблачения не имеют существенного значения?

Одним из решений является здравый разум. Идея, что все люди равны, не соответствует действительности. Одни хотят знать правду, другие хотят быть обманутыми, третьим все равно. И все-таки идеализм имеет право на существование. Его существование становится вызовом: оставаясь честными, победить в соревновании по яркости и эффектности.

Решение требует от журналистики идеализма и применения новых технологий. Например, кибернетические приемы, алгоритмы, позволяющие в реальном времени сопоставлять речь или написанный текст с фактами по аналогии с проверкой на плагиат. Минимизируя с помощью техники ложь в реальном времени, не претендуя на общую правду, а сообщая факты, возникнет не только автоматическая регуляция СМИ, но и новый тип журналиста. Все решения связаны с потребностью и необходимостью проверки информации и сопоставления. Современный читатель не способен и не склонен это делать. Ложь и лицемерие необходимо нейтрализовать. Как бороться с этими вызовами, если сами понятия добра и зла в данном случае тесно переплетены?

Несколько любопытных примеров по теме. Первым пусть служит партия Президента Франции Эммануэля Макрона, на своем официальном сайте призвавшая журналистов не распространять информацию RT и «Sputnik» в связи с тем, что эти издания якобы «публиковали заведомо недостоверные данные о Макроне в период президентских выборов». Что важнее, просьба четко обозначить данные сайты как пропагандистские адресована не только журналистам, но и социальным сетям. Доказательств фейков, конечно, представлено не было.

Второй пример - США. Там американский Президент Дональд Трамп запустил в «Facebook» канал «реальных, а не фейковых новостей». В пилотном выпуске невестка президента Лара Трамп пообещала зрителям «предоставлять им только факты».

Третий пример - Германия. Медийная школа в Гамбурге и Университет Лейпцига по заказу фонда Отто Бреннера разработали документ, оценивающий поведение немецких СМИ (SZ, FАZ, «Die Welt», «Bild» и 85 региональных газет) в течение 2015-2016 годов во время массового наплыва нелегальных мигрантов*. (*Haller Michael. Die «Flüchtlingskrise» in den Medien/Otto Brenner Stiftung. Frankfurt am Main, 2017// https://www.otto-brenner-stiftung.de/fileadmin/user_data/stiftung/Aktuelles/AH93/AH_93_Haller_Web.pdf)  Какие выводы:

1) Журналисты забыли объективность, заменили ее, якобы ошибочно, пропагандой так называемой «культуры гостеприимства» и взяли на себя моральное право «обучать» людей;

2) Из 35 тыс. документов только 6%(!) предоставляли надежную информацию или репортаж. Только в одной статье из 100 было опубликовано мнение независимых авторов. Одновременно доказано, что из числа так называемых героев 43% имеют отношение к правительству или политикам;

3) Официальные представители «Deutsche Welle» (DW) утверждают, что сотрудники не работали, как положено, не смогли полностью раскрыть тему. Агентство DW замечает, что журналистов и статьи о беженцах сильно критикует научное сообщество. Добавлю: массмедиа посчастливилось, что эксперты не получили время для оценки ТВ-программ и репортажей.

О чем нам говорят эти примеры? Французский президент нападает, американский - обороняется. Тот и другой считают нужным апеллировать не к содержанию материалов, а к понятию фейковости. Массмедиа, в данном случае Германии, работают так, как политические элиты страны этого хотят. Журналисты поддерживают линию руководящих политических партий и продолжают так работать и после недавних выборов в Бундестаг. Оппоненты политики гостеприимства правильно показывали на злоупотребления экономических мигрантов, на поведение мигрантов, свидетельствующее о завоевании страны. На факт, свидетельствующий о захвате страны, что среди мигрантов находятся террористы и личности, готовые менять культуру Германии.

С 2015 года в Германии было раскрыто очень много фактов, которые сегодня невозможно отрицать. Либералы у власти поняли и начали медленно менять миграционную политику. Журналисты и массмедиа начали приспосабливаться к новой политической обстановке. На этот раз идеология осталась идеологией, а настоящая (действительная) жизнь жизнью. В Германии журналисты выступают как дисциплинированные чиновники. Пишут о том, что им приказано, похоже, как писали 50 лет назад или ТАСС в июне 1941-го.

Таким образом, односторонние репортажи, фейковость и ложь создают в обществе опасный вакуум. В нем свобода медиа трансформируется до гомеопатического размера. Проблема и в том, что если официальные СМИ опубликуют какую-то разъясняющую информацию, то это является не результатом поиска правды, а продуктом политического приказа или заказа.

Практика показала, что распространение Интернета и тотального проникновения информации не защищает человека от неправды, получается нечто прямо противоположное. Читатели не имеют сил, желания помнить и времени проверять. Ложь раз за разом приводит к успеху. Лицемерие укрепляется. Огромная часть аудитории читает только заголовки и не понимает контекста. В таких условиях в цене растут не факты, а технологии распространения и ньюсмейкеры, лидеры мнений.

Образ свободного западного мира при отсутствии ясного мышления позволяет с успехом навешивать ярлыки пропагандистов на своих оппонентов. Никому не приходит в голову, что распространителем несвободы является именно порождение этого свободного мира - социальная сеть. Вызов же в том, что участники политических и экономических боев не смогут уклониться от использования этого средства и метода. Вопрос только в эффективности работы того или иного участника. На этом месте напоминаю важность образования и воспитания. Эта пара была всегда с реформами финансов на первом месте при разрушении или строении государственности.

Лично мне не нравится термин «перезагрузка». Ассоциация с ней отрицательная, связана с провалом и старыми временами. Если будущее станет нуждаться в человеке креативном и самостоятельном, внешне и внутренне мотивированном, способном анализировать парадоксы и другие феномены нашей реальности, то подходящим становится термин «ревитализация». Человека для будущего нельзя воспитать, проводя организационно-педагогические мероприятия, финансово мотивируя и предлагая мифы из устаревших теорий и моделей. Китайцы говорят: «Чтобы вести людей за собой, иди за ними».

Качество образования на Западе неуклонно снижается, падает. Партнеров для диалога в рамках «ревитализации» искать в России будет тоже нелегко. Центральной и Восточной Европе надо осознать, что предлагаемая Западом в 1990-х годах дружба была не предложением искренней дружбы, а поведением победителя над историческим врагом по итогам холодной войны. В архетипе Запада заложено стремление добывать (воевать), обучать (индоктринировать) и подчинять (управлять) других.

«Ревитализация» должна быть основана на базе тематического диалога, на усвоении возможного совершенства родного языка и его применения в диалоге с Западом и на осознании того, что настоящая правда, приближающаяся к общей, всегда не правдоподобна и опасна власти.

Поэтому кто решил заниматься правдой, должен иметь здоровую и быструю лошадь. Так говорят китайцы.

 

Армен Оганесян:  Мы очень часто отделяем философию и мораль от нашей практической деятельности. Часто обсуждается вопрос, как совмещать ответственность журналистики с экономикой и достоверностью. Единого ответа нет. Сочетать эти три понятия очень сложно.

Есть у меня одно замечание о раздвоенности общества. Оно раздвоено не только в России. Это существует в Европе, в США. Взять любую тему: миграция, отношение к сексуальным меньшинствам и т. д., и появится такая раздвоенность. Нет сейчас монофонического региона, страны. И чем крупнее страна, тем ярче политическое и культурное многоголосье.

Вы вспоминали г-на Дугина. Так его подход к евразийской теме -  его частное мнение, которое не получило признания во властных структурах. Представлять его позицию как консолидированный подход к евразийской теме в России неправильно.

Следующая ремарка. Слово «перезагрузка» существует и будет существовать в политическом контексте. Может быть вы и правы, сказав, что необходимо этому понятию - «ревитализация» придание жизни . Какая бы ни была ситуация, но отношения между Россией и Европой всегда были и будут продолжаться.

Вторая сессия

Возрождение неонацизма: анализ медийных технологий, используемых заинтересованными сторонами. 
Создание контрстратегии

Анис Байрактаревич, профессор международного права и политики в Университете прикладных наук IMC (Австрия):Пара слов на тему возрождения неонацизма, очень своевременную и актуальную для текущего момента. Во время Первой и особенно Второй мировой войны Восточная Европа, или «русскоязычная» Европа заплатила за победу над фашизмом и нацизмом 36 млн. жизней, тогда как «атлантическая» Европа, Западная Европа, вместе с американскими союзниками во время Второй мировой войны потеряла на европейском театре 1,1 млн. человек. 36 миллионов и 1,1 миллиона!

А теперь нам преподносят абсолютно противоположную историю о борьбе с нацизмом, отрицая что именно славянский мир заплатил самую высокую цену. И когда в Европу стала поступать помощь в соответствии с планом Маршалла, наиболее пострадавшая ее часть оказалась обделенной. На территории от Москвы до Берлина не осталось практически ни одного уцелевшего города или населенного пункта. Всюду царили разруха и опустошение. Сегодня же мы становимся свидетелями того, как коммунизм, по существу, уравнивают с фашизмом. Это очередное заблуждение, чреватое многочисленными проблемами, неправильной оценкой исторических событий. На наших глазах все возвращается к своим корням.

 

Электронные СМИ и межконфессиональный диалог: 
путь к взаимопониманию

Изабелла Пашинян, руководитель службы генерального директора АНО «Общественное телевидение России» (Россия): Начало XXI века ознаменовалось активизацией агрессивного национализма, усилением различных форм политического экстремизма, мощными вспышками международного терроризма. В процессе политической, военной и этнической мобилизации авантюристические группы стремятся широко использовать религиозные лозунги и постулаты. Но и сами обострившиеся в последнее время межконфессиональные противоречия мешают религиозным центрам объединить усилия в борьбе с силами зла, нарушающими мир и стабильность в обществе, несущими трудноисчислимые бедствия народам.

Неудивительно поэтому, что наиболее дальновидные религиозные деятели настоятельно поднимают вопрос о необходимости организации постоянного диалога между различными религиями (конфессиями). Они с полным основанием рассматривают такой диалог не только как способ обмена информацией, но и как средство формирования цивилизованных межконфессиональных взаимоотношений, которые открывают путь для успешного сотрудничества по проблемам, волнующим общество.

Разносторонняя польза от постоянного диалога между религиями может быть огромной. Во-первых, такой диалог поспособствует устранению (или хотя бы сглаживанию) межрелигиозных противоречий, введению идеологического соревнования между религиями и конфессиями в цивилизованные рамки, что весьма положительно скажется на этнонациональных отношениях и социально-политической стабильности.

Во-вторых, межрелигиозный диалог станет препятствием на пути радикалов из среды политиков и религиозных деятелей, нацеленных на использование мобилизационного потенциала религий для реализации своих политических амбиций.

В-третьих, межрелигиозный диалог поможет объединению усилий людей различных вероисповеданий и национальностей на борьбу против глобальных угроз, несущих беды человечеству.

В-четвертых, межрелигиозный диалог поможет обществу осознать тот факт, что реальные причины, лежащие в основе религиозно-политического экстремизма и международного терроризма, бесперспективно искать в том или ином религиозном учении. Тем самым будет облегчен поиск подлинных причин таких явлений, а следовательно, средств и методов эффективной борьбы с ними.

Наконец, в-пятых, межрелигиозный диалог дает мощные стимулы не только для решительного осуждения проявлений международного терроризма, а также религиозно-политического и этнонационалистического экстремизма, но и для налаживания необходимой образовательной и воспитательной работы, направленной на предупреждение подобных преступных деяний в будущем.

Принципы межрелигиозного и межконфессионального диалога - это минимум исходных положений, принимаемых его участниками, не придерживаясь которых невозможно приступать к самому диалогу. Первейшим из них является принцип толерантности. В данном контексте толерантность есть терпимое отношение последователей одной религиозно-конфессиональной общности к последователям других религиозно-конфессиональных общностей. Каждый придерживается своих религиозных убеждений и признает такое же право за другими.

За долгие века противостояния религий и конфессий сформировалась конфронтационная психология, в плену которой продолжают находиться многие люди. Сила стереотипов конфликтного мышления столь велика, что для ее преодоления нужна большая и упорная работа. Терпимость во взаимоотношениях между представителями различных религиозных общностей является необходимым условием организации плодотворного диалога между религиями. Исключительное значение для организации межрелигиозного диалога имеет принцип равноправия его участников. Добровольно договариваются лишь равные.

В повестке дня ООН тема межкультурного и межконфессионального диалогов занимает особое место, и ее роль последовательно возрастает. Главные столпы, на которых базируется ООН, - это поддержание международного мира и безопасности, содействие развитию прав человека. Ключевая задача поддержания международного мира и безопасности не может быть решена без диалога и взаимодействия между представителями различных культур, цивилизаций и конфессий. В этой связи хочу напомнить об Альянсе цивилизаций, который был создан в 2005 году. Задачей Альянса было провозглашено улучшение понимания и сотрудничества между нациями и народами различных культур и религий, с тем чтобы противодействовать силам, подпитывающим поляризацию и экстремизм, консолидировать международное сообщество в интересах межкультурного и межконфессионального мира и согласия. Данная инициатива направлена на строительство мостов внутри обществ и между ними и имеет цель - ниспровержение стереотипов и заблуждений, провоцирующих враждебность и недоверие. Особую актуальность, конечно, имеет задача Альянса по борьбе с ростом экстремизма, противодействия расизму, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости.

События последнего времени лишний раз подтверждают, что рост числа вооруженных конфликтов и всплеск экстремизма во многом обусловлены ксенофобией, нетерпимостью к иным религиям, культурам, нетерпимостью к чужому мнению и взглядам.

Средства массовой информации могут служить платформой для диалога и призваны стать ключевыми партнерами этого диалога. Вопрос только в том, какие мотивы стоят за этой ролью: это потребность людей в информации или желание определенных правительств навязать своим гражданам некие стереотипы или какие-то догмы? А может быть, сами СМИ порой ставят перед собой такую задачу? Ответ на эти вопросы определяет роль средств массовой информации в диалоге между культурами.

В основе резкого всплеска межнациональных и межконфессиональных конфликтов последних лет лежат демографические, экономические, экологические, технологические, социокультурные факторы, отражающие реально существующие различия в менталитете, культуре, религии, образовании, даже в этике народов и цивилизаций. Тем не менее многие обвиняют именно средства массовой информации, что эта эпидемия национальной и религиозной нетерпимости обрушилась на общество якобы по вине журналистов. Можно спорить о том, верно это или нет, но это проблема, которой надо серьезно заниматься и которую надо учитывать, когда мы говорим о работе и роли средств массовой информации в современном обществе.

Как представляется, в вопросах воспитания терпимости, толерантности, противодействия экстремизму, ксенофобии, религиозной нетерпимости в обществе сугубо просветительские и пропагандистские мероприятия будут недостаточны. Необходим активный диалог с различными группами населения по различным поводам, «инклюзивный диалог», стимулирующий размышления, стимулирующий людей на поступки и направленный на формирование атмосферы терпимости и толерантности к чужому мнению, взглядам, культурам.

Подобный подход предъявляет довольно высокие требования и к журналистам, и к системе взаимоотношений между СМИ, властью и обществом. Для этого необходимо, во-первых, соблюдать профессионально-этические кодексы СМИ (таковые существуют). Во-вторых, надо внедрять идеи и дух толерантности, терпимости, гражданской ответственности в деятельность журналистов, но делать это в первую очередь необходимо самим журналистам. Это должно стать фактором образования, то есть еще на стадии получения журналистом образования. И в-третьих, необходимо добиваться строгого исполнения законов.

СМИ должны прежде всего формировать у людей уважение к разнообразию различных мировых культур, цивилизаций и народов, готовность к пониманию и сотрудничеству с людьми, различающимися по внешности, языку, убеждениям, обычаям и верованиям, отражать разнообразие культурных ценностей, идей и мнений общества.

Разнообразие социального состава общества порождает и разнообразие общественно-политических структур, различие идеологических ориентиров. Экстремизм и радикализм возникают в тех местах, где есть много конфессий, где есть много разных обществ. Это и делает ситуацию очень серьезной. Сегодня все мы - свидетели насилия, ненависти, непонимания - от Алеппо, Дамаска, Багдада до Парижа, Ниццы и Брюсселя. Именно поэтому межконфессиональный диалог очень важен не только для мира, но и для каждого общества, потому что ненависть и нетерпимость в мире приводят к последствиям в мультиконфессиональных государствах.

У СМИ есть очень важная роль в обществе. Они являются одним из ключевых игроков в повседневной жизни и влияют на жизнь каждого, и поэтому очень важно, чтобы СМИ вели себя ответственно в настоящий момент, когда есть очень много разногласий в мире.

Межконфессиональный диалог будет правильнее понимать не как диалог религий, а как диалог их представителей. Межконфессиональный диалог - это общение представителей разных религий не с целью навязать свои верования и свой тип мышления, но разговор в атмосфере терпимости, тепла, любви, взаимоуважения, открытости, свободы и искренности, для того чтобы познакомиться друг с другом, выслушать, понять, принять и научиться вместе жить, сотрудничать и взаимодействовать.

Но этот диалог совсем не значит, что человек должен отказываться от правил и убеждений, которым он следует. В процессе диалога каждый должен с уважением относиться к религии собеседника так же, как и к своей собственной, без каких-либо проблем и скованности представить свою систему мышления, культурные и религиозные ценности, стараться познакомиться и как можно более полно узнать о ценностях собеседника. Ведь действительно история показывает нам, что множество проблем появлялось именно из-за желания навязать свою точку зрения и отчуждения, нежелания слушать друг друга. Межконфессиональный диалог - это желание принимать и стараться понять всех такими, какими они являются.

Одной из самых серьезных и сложных задач СМИ - это понимание того, как подавать материал, чтобы он не вызывал желания взяться за орудие убийств. Как подавать, чтобы он немножечко успокаивал и был в каком-то смысле объективизированным, а особенно для журналистов третьих стран, которые не участвуют в конфликтах. СМИ должны уйти от жесткой пропаганды, которую мы все наблюдаем в последнее время. Им уготована важная и ответственная роль в межконфессиональном диалоге. Средства массовой информации могут служить платформой для диалога и признаны стать ключевыми партнерами этого диалога. Налаживание межконфессионального диалога -  это один из самых трудных вызовов современной цивилизации, и этому диалогу нужно учиться всем, особенно журналистам, потому что на них лежит особая ответственность.

Современная политическая и экономическая ситуация в мире становится все более непредсказуемой. И главная роль СМИ в этой ситуации - препятствовать распространению экстремистских идей и способствовать рождению терпимости и сострадания в обществе. Журналисты же должны прежде всего формировать у аудитории уважение к разнообразию мировых культур, цивилизаций, народов.

 

Словацкий национальный социализм 
в парламенте и социальной сети

Владимир Бачишин, генеральный директор «Comenius Analytica» (Словакия): В Словакии была создана праворадикальная партия, потом она была запрещена. Чтобы не создавать новую партию, запрещенная «купила» другую, изменила ее. Эта народная партия называется «Наша Словакия». Партия без четкой программы, некий гуляш, борется с гражданами, которые не способны приспособиться к обществу.  Так они называют цыган. У них такой язык, что их трудно осуждать, но тем не менее этот вопрос рассматривает Генеральная прокуратура.

Они празднуют 14 марта - образование фашистского государства в Словакии, говоря, что восстание против фашизма, в котором участвовали русские и украинские партизаны, это государственный переворот. Они стараются реинтерпретировать историю, используют логотип предыдущей фашистской партии, а также высказывания, пропагандирующие сегрегацию по национальному принципу. Они попали в парламент, имеют около 10%. Один пришел в парламент с пистолетом. И их цитировала российская газета, не буду ее называть. Это из-за недостатка понимания и из-за того, что нет корреспондентов, которые бы понимали контекст. Они нравятся, потому что если в Европе проблемы, то это хорошо. Так думают российские журналисты. Это группа необразованных людей, интеллектуально слабых. Их можно назвать, по Марксу, люмпен-пролетариат. Они безработные, поэтому стремятся примкнуть к ультралевым или ультраправым идеологиям. Причиной этого является безработица. В средней Словакии, где они базируются, долгосрочная безработица.

Проблемой международной журналистики является незнание обстановки, которая динамично развивается в Словакии. Есть такая партия «Наша семья». Это фашистская партия, даже «Фейсбук» закрыл аккаунты, связанные с ней. А сейчас они «ВКонтакте». Я отправляю официальный запрос в Роскомнадзор, чтобы закрыли их. Чувствую себя ответственным человеком и не хочу, чтобы ультраправые идеи распространялись на нашем языке, тем более в российской социальной сети.  Проблема соцсетей заключается в том, что не все там могут знать словацкий язык.

 

Информационные ресурсы фонда «Русский мир»: 
на службе мира и просвещения

Мария Моховикова, пресс-секретарь фонда «Русский мир» (Россия): Наш фонд был создан десять лет назад для популяризации русского языка и культуры. Основные формы нашей работы создание и дальнейшая поддержка русских центров за рубежом (на данный момент их 110 в 45 странах мира) и грантодающая деятельность. Мы поддерживаем зарубежные научные, образовательные, общественные организации, которые занимаются преподаванием русского языка, проводят мероприятия в сфере культуры и гуманитарных наук. В числе наших партнеров, а их на данный момент около 5 тысяч, самые разные институты: факультеты славистики в зарубежных университетах, воскресные школы организаций российских соотечественников, театральные коллективы, русскоязычные газеты и порталы. Подобные структуры есть во многих странах мира. Это Институт Сервантеса, Институт Гёте, Институт Конфуция, Японский фонд.

Каждая уважающая себя страна стремится сохранить свой язык не только в своей стране, но и популяризировать его за рубежом: открывают курсы для иностранных граждан по изучению языка. Не является исключением и наш фонд. Но в последнее время название нашей организации все чаще упоминается в европейских СМИ в списке российских организаций, представляющих информационную угрозу для Евросоюза.

В марте 2015 года Евросовет поручил Верховному представителю ЕС в сотрудничестве с Институтом ЕС и странами - членами ЕС план действий по стратегическим коммуникациям. 23 ноября 2016 года Европейский парламент принимает документ, призывающий правительства стран Европы к активному противодействию пропаганде со стороны третьих стран, направленных против интересов Евросоюза. В резолюции депутаты Европейского парламента признали агентство «Спутник», телеканал «Russia Today», фонд «Русский мир» и Россотрудничество информационными угрозами для Европейского союза. В этом году была создана оперативная рабочая группа по стратегическим коммуникациям для противодействия продолжающейся кампании якобы с нашей стороны. Но мы работали и продолжаем работать.

Информационные ресурсы фонда - это портал, журнал, телерадиоканал, которые были созданы в разное время, но с одной целью - своевременно предоставлять объективную информацию о деятельности фонда, его проектах, рассказывать о новых программах по изучению русского языка, партнерских организациях и партнерских акциях в сфере культуры, науки и искусства, новостях из жизни русскоязычной диаспоры во всем мире. Первостепенный критерий при отборе публикуемых материалов - это прежде всего достоверность и беспристрастность, а также соответствие принципам, которые сформулированы при создании нашей организации. Они открыто опубликованы на нашем портале.

«Русский мир» это не только русские, не только россияне и наши соотечественники из стран ближнего и дальнего зарубежья, эмигранты - выходцы из России и их потомки.  Это еще и иностранные граждане, говорящие на русском языке, изучающие или преподающие его, - все те, кто искренне интересуется Россией, кого волнует ее будущее.  Мир - это отсутствие вражды, «Русский мир» - это еще примирение, согласие, русский лад, единство, преодоленные расколы ХХ века. «Русский мир», и мы уверены в этом, не должен быть только воспоминанием о прошлом, он должен быть деятельным и мобилизующим началом построения лучшего будущего.

Несмотря на негативные тенденции, подавляющее большинство зарубежных партнеров продолжают активно сотрудничать с фондом. Число организаций, участвующих в проектах, растет, и мы стараемся оказывать им информационную поддержку в реализации их собственных проектов. В масштабных мероприятиях фонда участвуют представители 60 стран. Это ли не лучшая иллюстрация того, что мы нужны и наши новости являются объективными. Наш фонд открывает еще три центра изучения русского языка: в Университете Дамаска, Национальном автономном университете Никарагуа и в Сан-Хосе при Палате по туризму и торговле Коста-Рика - Россия. Хочу заметить, что заявок по созданию таких центров в несколько раз больше, чем мы в силах реализовать.

 

Инструменты противостояния попыткам 
переписать итоги Второй мировой войны

Светлана Келлер, руководитель «Ассоциации журналистов и СМИ зарубежья», главный редактор интернет-портала «Вся Швейцария на ладони» (Швейцария): Информационные войны - это форма коллективного промывания мозгов. Оружие информационной войны нацелено на изменение политической идентичности народов и их исторических воспоминаний. После распада СССР за последние 25 лет в Европе неоднократно предпринимались попытки переписать итоги Второй мировой войны и все чаще звучат выступления западных политиков об одинаковой ответственности СССР и фашистской Германии за развязывание войны.

Европейский парламент недавно вообще предложил объявить день подписания советско-германского пакта о ненападении Днем общеевропейского траура, фактически поставив знак равенства между Адольфом Гитлером и Иосифом Сталиным. Пакт Молотова - Риббентропа преподносят как преступный сговор советского режима с нацистами Третьего рейха. Но при этом европейскими политиками умалчивается тот факт, что британское и французское правительства намного раньше, чем СССР, подписали Мюнхенское соглашение 1938 года. Политики Польши и стран Балтии решили пойти дальше всех, заявив, что праздник Победы - это не освобождение Европы, а начало новой оккупации, оценив советскую систему власти, которая утвердилась на их территориях, как самый тяжелый период в истории их государств.

Я являюсь руководителем «Ассоциации журналистов и СМИ зарубежья». Организация зарегистрирована в кантоне Цюрих. В этом году накануне Дня Победы мы с коллегами-журналистами из ассоциации решили провести небольшой социальный опрос в своих странах на тему итогов Второй мировой войны и выяснили весьма любопытные результаты.

К примеру, в Чехии из статей в местных газетах и публичных заявлений политологов можно было узнать, что 9 мая русские вошли в пустой город Прагу, потому что чехи самостоятельно, без чьей-либо помощи, освободили себя с оружием в руках. А в Австрии, наоборот, помнят, что в 1945 году советские войска избавили их страну от режима Адольфа Гитлера. В Германии лишь 18% жителей знают, какие огромные людские потери понес Советский Союз. А в Болгарии вот уже несколько лет идет возня вокруг памятника «Алеша», а также и вокруг таких же сооружений в Румынии, Эстонии и Латвии.

В Польше собираются снести 500 памятников, сооруженных в благодарность СССР за освобождение от фашистов. По мнению польских политиков, советские памятники символизируют господство коммунистической системы над Польшей и поэтому должны быть уничтожены. В данный момент в Латвии собирают подписи под петицией, призывающей к сносу Памятника освободителям Риги. Судя по всему, Европе очень не хочется вспоминать свое сомнительное военное прошлое, поэтому не приходится сомневаться, что рано или поздно следы пребывания Красной армии в Европе постараются уничтожить полностью.

С учетом того, как стремительно переписывается история, не исключено, что скоро дело дойдет до солдатских могил. Когда мой старший сын пошел в обычную швейцарскую школу, поначалу было все так, как у всех европейских школьников: правописание, таблица умножения, уроки литературы. Однако в старших классах пришло время изучать историю и тут начались настоящие сюрпризы. Согласно школьному учебнику по истории, Вторую мировую войну выиграли американцы и англичане. Именно эти страны избавили мир от нашествия коричневой чумы фашизма.

Я стала наводить справки в других странах, но и там картина не лучше. Если суммировать выдержки из большинства школьных учебников истории, такая трактовка итогов Второй мировой войны устраивает большинство стран Евросоюза. Согласно социологическим опросам, проведенным Европейской комиссией, 65% европейской молодежи затруднились назвать дату окончания Второй мировой войны. И почти никто из них не мог сказать, хотя бы приблизительно, какие людские потери понес Советский Союз в этой войне. Экскурсоводы в Берлине охотно рассказывают школьникам, сколько человек было расстреляно пограничниками ГДР при попытках преодолеть Берлинскую стену, но затрудняются ответить, сколько миллионов граждан СССР было убито вермахтом, люфтваффе и СС.

Что Россия может противопоставить попыткам переписывания истории сторонников пересмотра итогов Второй мировой войны? Для того чтобы прекратить практику переписывания истории, России совместно с ООН, Советом Европы, ОБСЕ необходимо провести мониторинг документов о Второй мировой войне с целью показать, что существуют силы, которые хотят переписать итоги этой войны в угоду своим политическим амбициям.

Информационная война идет преимущественно в головах у людей. Сознание любого человека перепрограммируется так же легко, как любой простейший гаджет. И делается это так, что человек даже не замечает, что он подвергается зомбирующей обработке со стороны внешних сил. Великий американский фантаст Роберт Шекли сказал: «Самое обидное, что в информационной войне всегда проигрывает тот, кто говорит правду. Он ограничен правдой, а лжец может нести все что угодно».

В западных СМИ царит наивная вера в то, что информационную войну можно выиграть максимально возможным использованием денег. А мне кажется, что нам - журналистам и представителям СМИ, людям, имеющим доступ к широкой аудитории, - не стоит обращать внимания на утверждение авторитетного фантаста. Нам стоит делать ставку на правду. Информационную войну выигрывает тот, чей духовный фундамент вызывает больше доверия. Свой доклад хочу закончить словами Героя России Магомеда Нурбагандова, сохранившего офицерскую честь и достоинство, погибшего от рук боевиков: «Работайте, братья!» И мы будем работать, потому мы с вами воюем на стороне сил добра.

 

Анис Байрактаревич: Огромное спасибо за откровенный и четкий доклад. Австрия и Германия порой исподволь, а порой открыто вмешивались во внутренние дела многих стран, в особенности на Балканах. 
И поскольку такие факты имели место быть, хочу попросить представителей этих стран не оставаться в стороне, когда речь идет о рефашизации общества. Их голос очень важен для нас. Дискуссии, которые мы ведем по балканской теме, запрещены в Австрии и Германии, где за это можно угодить в тюрьму, как, впрочем, и в Атлантической Европе.

Противодействие возрождению неонацизма 
в российских СМИ на примере газеты «Известия»

Алексей Забродин, корреспондент газеты «Известия» (Россия): Что такое нацизм, никому объяснять не нужно. Казалось бы, решение Нюрнбергского трибунала дало окончательное определение нацизму и поставило точку в распространении этого явления. Но оказалось, что это не так. В ХХI веке мы сталкиваемся с его новыми формами, хотя мировое сообщество на словах всячески осуждает нацизм. К примеру, в 2014 году ООН приняла Резолюцию о борьбе с героизацией нацизма. При этом против выступили только три государства: США, Канада и Украина.  Еще 55 стран, включая страны ЕС, воздержались при голосовании.

Ряд стран Европы сталкивается с попытками отдельных групп реанимировать опасную идеологию. Как оказалось, не все благополучно с этим не только в Прибалтике, но и на Украине. Также неонацистские группировки действуют в США. Например, вспомним недавний Шарлотсвилл. Да, отдельные проявления и в России есть. Каждая профильная государственная структура в России принимает меры, для того чтобы пресечь это явление. Я же представляю СМИ, а медиаинструменты в этом смысле дают широкие возможности, для того чтобы обращать внимание международной и российской общественности на эти явления, поднимать неудобные вопросы и призвать к борьбе с опасной идеологией. Самое главное в нашей работе, чтобы все это было не просто словами, лозунгами, прокламациями, а действительно работало.

Могу привести конкретный пример. Наш корреспондент, сотрудник международного отдела газеты «Известия», не так давно написал материал о преследованиях русскоязычных общин в Латвии со стороны местных спецслужб. После того как статья появилась на страницах газеты «Известия», одного из руководителей этого объединения вызвали в местную полицию для разъяснения, а саму статью посчитали угрозой национальной безопасности Латвии. Мы, естественно, не оставили это без внимания и вышли со специальной публикацией, где доказывали, что речь действительно идет об ущемлении прав русскоязычного населения республики. После появления специальной публикации нашего спикера оставили в покое. Его отпустили. Это пример того, что сила печатного слова в данном случае сработала. Мы, журналисты газеты «Известия», находимся в постоянной связи с украинскими депутатами и политологами, которые стараются нас информировать о том, чтó происходит в их стране. Мы стараемся ставить в центр наших публикаций не общие тезисы, а личные истории. Это работает, на наш взгляд, гораздо сильнее, чем общие призывы объединиться, сплотиться и т. д. Самое важное, что не занимаемся, образно говоря, пропагандой, раз за разом повторяя, что нацизм - это плохо.

Мы пытаемся рисовать картинку, чтобы читатель мог делать вывод. А вывод один: неонацизм - это не шутка, он приводит к реальным жертвам и разрушает жизни и судьбы. Мы показываем в цифрах, что, к примеру, в Эстонии каждый год все больше и больше людей принимают участие в шествиях легионеров СС. Памятные мероприятия, посвященные нацистам, недавно проводились на австрийской границе. Правда, участвовали в них в основном хорваты. Про антирусские законы в странах Прибалтики никому здесь рассказывать не нужно. Все прекрасно знают, чтó там происходит. А что творится на Украине, и вовсе может стать темой отдельного доклада. Даже есть такое мнение, что писать об этих явлениях и событиях - это делать определенный пиар, пусть даже черный, и любое упоминание в СМИ для таких организаций может считаться подарком. Мы абсолютно с этим не согласны, потому что о данной проблеме нужно говорить, и как можно больше. Если закрывать на нее глаза, то сама по себе она не исчезнет.

В центре материалов газеты «Известия» стоит человек. В этом вопросе всегда нужно идти от конкретных проблем конкретных людей. Пользуясь данной возможностью, хочу призвать всех присутствующих здесь делиться с нашей газетой информацией и экспертными комментариями.

 

Анис Байрактаревич:  Пожалуйста, вопросы, комментарии.

 

Армен Оганесян: У меня вопрос к Владимиру Бачишину. Во-первых, думается, что Роскомнадзор, конечно, обратит внимание на ваше обращение. Дело в том, что в России очень жесткое законодательство, которое регулирует и запрещает пропаганду нацизма. Думаю, что если вы отправите такой запрос, то обязательно получите на него ответ.

Относительно упомянутой группы словацких радикалов. Конечно, их попадание в российскую сеть «ВКонтакте»  - безобразие. Но нужно понимать, что они не произведут революцию в российских головах. Тем не менее они должны быть запрещены! Неонацистские группы в Европе весьма представительны, они активно работают в соцсетях.

Словацкие неонацисты имеют связи с нацистскими группами в Европе? В европейских соцсетях они работают?

 

Владимир Бачишин: О связях с другими неонацистскими группами ничего сказать не могу, это вопрос к другим службам. А вот в Словакии неонацисты устраивают рок-концерты, публично оскорбляют другие нации. Задаюсь вопросом: за что я плачу налоги, если полиция не способна остановить это? Я жил в городе Банска-Бистрица, где произошло известное восстание борцов с фашизмом. Но там была и большая группа людей, которая отобрала у евреев имущество и отправила их в газовые камеры. И по сей день, когда некоторые дедушки рассказывают внукам, «как хорошо мы евреев обворовали», у них есть сторонники. Есть власти, полиция, которые должны заниматься своей работой. Россия же борется с экстремизмом, и я хочу помочь России закрыть страницы этих экстремистов. Скоро будут региональные выборы. Эта партия очень слаба, и надеюсь, что она навсегда уйдет в историю.

 

Джон Номикос: Хочу задать два вопроса. Существует ли какая-либо связь между возрождающимся неонацизмом и организованной преступностью? В Германии мощная экономика, у нас нет серьезных экономических проблем, но тем не менее неонацизм набирает силу. Это первый вопрос.

Второй. Экономика Германии делает ставку на привлечение мигрантов. Является ли связанная с этим проблема одной из причин роста неонацистских настроений? На Балканах, на юге Европы, на протяжении многих лет принимаются меры с целью ограничения притока мигрантов, причем везде - от Португалии до Греции. Средиземноморье. Носит ли эта проблема экономический характер? Связана ли она с некомпетентными действиями в процессе интеграции мигрантов?

 

Анис Байрактаревич: Интересное замечание. Вы хотите, чтобы вам ответил конкретно кто-либо из докладчиков или вас устроит обобщенный ответ? Может быть, мы выслушаем еще один вопрос, пока выступавшие решат, кому лучше ответить?

В Швейцарии проявляют большую щепетильность в отношении таких вопросов. В Австрии меньше чем через две недели должны состояться выборы, в результате которых, согласно прогнозам, может образоваться коалиция консервативных и крайне правых политических партий, которые уже находятся у власти. К сожалению, партии правого толка с их правоэкстремистской риторикой повсеместно набирают силу в Европе, поэтому такая коалиция с большой долей вероятности вскоре будет создана. К сожалению, в Европе имеет место регресс в области основных прав и свобод человека. Наблюдается демографический спад, экономический спад и несоблюдение основных прав человека. Это кардинальные вопросы. Россию не следует обвинять во всем и вся.

Здесь кто-то упомянул о евреях. Одно из заблуждений заключается в том, что мы нередко утверждаем, что атлантический и англо-американский мир наряду с евреями пострадали во время Второй мировой войны больше всего. Подобное представление бытует среди менее информированной молодежи. Хочу напомнить: из 6 млн. евреев, безжалостно уничтоженных в годы Второй мировой войны, большинство являлось гражданами славянских государств. Это были не некие абстрактные евреи - те, кто погиб в Польше, Югославии, Советском Союзе или Чехословакии, были гражданами этих стран! Когда в моем родном городе Сараеве усташи или немцы убивали еврея, я терял врача, терял мясника, терял столяра, - они были частью нашего общества. Поэтому уничтожение евреев в соответствии с очень четко сформулированными новыми «расовыми законами» осуществлялось прежде всего с целью нанесения ущерба славянским государствам на Востоке. Гибель этих людей была конкретной потерей для нас. Это отнюдь не вымышленные абстрактные евреи, о которых упоминают порой некоторые литературные источники. И я хочу обратить на это внимание молодых людей. Проводя исследования, не рассматривайте этих евреев вне контекста. Первоначально это были немецкие евреи или евреи из присоединенной к Третьему рейху Австрии, и почти две трети из них были гражданами славянских государств. Поэтому это делалось с двоякой целью: уничтожить евреев и заодно ослабить славянские государства.

 

Алексей Забродин: Мне хотелось бы отметить некий парадоксальный аспект в борьбе с неофашистскими партиями или группами, в особенности в Словакии. Точнее, два аспекта. Упомянутая партия в Словакии имеет пророссийскую ориентацию. Например, Мариан Котлеба, возглавляющий эту партию (его предыдущая партия была запрещена), направил письмо Виктору Януковичу в январе 2014 года или немного раньше, в котором советовал не уступать требованиям Майдана. Имело место также несколько других, подчеркнуто пророссийских обращений этой партии.

Все это адресовано определенным группам словацкого населения, имеющим пророссийские настроения, весьма широко распространенные среди нас, что осложняет борьбу с данной группой.

Другой аспект: по сравнению с политкорректностью словацких и других СМИ, эти партии не утруждают себя заботой о политкорректности. Они освещают существующие в нашем обществе проблемы, о которых запрещено упоминать в СМИ. Например, проблему цыган. Это серьезная проблема в Словакии, решить которую пытались все правящие режимы, не добившись, однако, какого-либо видимого успеха. А эта партия говорит о данной проблеме понятным всем простым языком. Однако это отнюдь не способствует решению проблемы и лишь порождает беспокойство в определенных кругах общества. Конечно, борьбу с этой партией можно вести юридическими средствами. Ее предшественница была запрещена полицией. Не могу вспомнить, кто именно отдал такое распоряжение. А сегодня ее деятельность также является предметом полицейского расследования. Но другим аспектом противодействия может стать широкое освещение в СМИ поднимаемых этой партией тем - пусть даже в ущерб политкорректности.

 

Владимир Бачишин: Нельзя быть против антифашистского выступления. Мне не нравится, когда кто-то отрицает выступление словаков против фашизма и одновременно он за Россию. Он сумасшедший. Нельзя быть против Советской армии и быть за Россию.

 

Армен Оганесян:  Любая партия имеет право выступать с антироссийскими речами. Эти партии используются именно в интересах антироссийской пропаганды. В России никто не будет поддерживать неонацистские партии. Давайте не будем путать проявления неонацизма и здорового национального начала в сознании людей, есть грань между национализмом и неонацизмом. Россия никогда не поддерживала и не будет поддерживать неонацизм. Вы никогда и нигде не услышите, что кто-то проявляет сочувствие к этим партиям.

Хотелось бы коснуться другой темы. Есть фейки, связанные с пересмотром итогов Второй мировой войны. Их разрушительная сила действия ничуть не меньше новостных. Польша недавно устами официальных представителей обвинила Россию в том, что она не менее Германии виновна в развязывании Второй мировой войны. А как же Мюнхенский сговор?

Еще в 1934 году, то есть задолго до Мюнхена и до пакта Молотова - Риббентропа, Польша и Германия подписывают пакт о ненападении, который до начала Второй мировой войны не был денонсирован. Геринг приезжал и вел переговоры с министром обороны Польши, и говорил не важно, какая Россия - социалистическая или буржуазная, - нам нужен раздел России. Все было согласовано в генштабах Германии и Польши. Немцы учитывали опыт войны 1920-1922 годов, когда была отторгнута Западная Украина, когда поляки победили в борьбе с Красной армией. Вспоминая этот опыт, немцы делегировали Польше свою роль. В документах обоих генштабов было зафиксировано, что немцы пойдут на юг (понятно, нефть, Кавказ), поляки же основными своими силами ударят на направлении Киев - Москва. Но когда поляки слегка зарвались и не стали прислушиваться к тому, что от них требовала Германия, а немцы уже чувствовали себя гораздо сильнее,  то Польша им уже стала не нужна. В Польше с некоторых времен стало модно утверждать, будто СССР повинен в провоцировании Второй мировой войны, но ведь именно Польша сделала все, чтобы не состоялась антигитлеровская коалиция.  Ведь до подписания пакта Молотова - Риббентропа Советский Союз настаивал на подписании соглашения о коалиции с Англией и Францией для помощи Чехословакии. Поляки отказались пропустить советские войска через свою территорию для того, чтобы они принимали участие в защите Чехословакии. Этой позицией была подведена черта под усилиями создать коалицию. Постепенно формирование антигитлеровской коалиции было сведено на нет. И только потом был подписан, когда мы оказались в изоляции, пакт Молотова - Риббентропа.

Исторические фейки основаны на невежественности, на попытке выдернуть из истории только то, что выгодно. Так, игнорируя первоисточники и факты, можно переписать всю всемирную историю с самого начала и написать свою альтернативную историю.

Сегодня поляки говорят о неких репарациях за «грехи СССР». Когда, кстати, был подписан Мюнхенский договор, Черчилль сказал, что  Польша как голодная гиена набросилась на беззащитную Силезию. А по итогам Второй мировой войны богатая ископаемыми Силезия была отдана Польше. Независимые экономисты подсчитали, что только за первые послевоенные годы, благодаря Силезии, Польша получила 130 млрд. долларов, это в два раза больше, той суммы, которую ей выплатила  Германия по репарациям. Сейчас в Силезии открыли сланцевые месторождения, и она приносит Польше огромные экономические дивиденды. Довоенная прибрежная полоса Польши составляла 57 км, а послевоенная - 547 км. Гданьск навсегда остался Гданьском и не стал Данцигом. После войны страна приросла одной третью территории.

Особую угрозу представляет, может быть, даже больше, чем кучка словацких неонацистов, всплеск неонацизма в Украине. Если вы почитаете труды Бандеры и иже с ним, портреты которых висят на стенах кабинетов украинских чиновников, то вы скажите: это не национализм, а самый настоящий неонацизм. Польша возмутилась, конечно, этим фактом, потому что Бандера наследил и в Польше, совершая погромы польского населения, кстати и украинского тоже. Героизация этих личностей становится одним из элементов идеологии Киева. Неонацистские взгляды внедряются через СМИ и школы. Это то, что действительно опасно.

Третья сессия

СМИ России и Европы. Взгляд изнутри

Габор Штир,обозреватель газеты «Мадьяр Немзет», член «Валдайского клуба» (Венгрия): Сегодня международные отношения переживают период турбулентности. В этих условиях перед журналистами стоит очень сложная задача. На сегодняшний день трудно работать в средствах массовой информации, трудно сблизить Россию и Европу. В этих условиях все важнее и важнее становится профессионализм.

 

Роль СМИ для создания макрорегиональной 
стратегии ЕС в Черноморском регионе 
как мост сотрудничества ЕС с Россией и ЕАС

Чавдар Минчев, главный редактор журнала «Международные отношения» (Болгария): В эпоху глобализации и цифровых технологий влияние массовой информации становится важным фактором в развитии процессов, происходящих в экономике, политике, культурном развитии и коммуникациях. Мир объективно становится более сложным. Риски возникновения конфликтов растут.  В этих условиях все более необходимо искать возможности для конструктивного сотрудничества и прежде всего развивать проекты со значительными общими интересами и целями.

В последние годы в рамках ЕС идея принятия макрорегиональной стратегии развития и развития Черноморского макрорегиона набирает поддержку. По сути, это комплексный подход для преодоления общих проблем в данном географическом районе. Он объединяет как государства - члены ЕС, так и другие страны для расширения сотрудничества и достижения экономического, социального и территориального развития. Идея заключается в достижении лучших результатов путем согласования политики и ресурсов, выделенных Европейским союзом региону. Эта интегрированная структура предлагает два важных преимущества: успешно решать проблемы, которые страны не могут преодолеть индивидуально, разработать совместно общий взгляд на будущее региона.

Как известно, впервые такая стратегия была предложена Европейскому союзу десять лет назад странами Балтии. Это привело к принятию ЕС в 2009 году стратегии для региона Балтийского моря. В последующие годы были созданы еще три макрорегиона - Дунайский, Альпийский и Адриатико-Ионийский. Их создание инициировали соответствующие государства - члены Европейского союза, а также другие страны регионов.

Сегодня Черноморский регион представляет собой узел противоречий и геополитического противостояния. Он превращается в один из пунктов повышенной конфронтации. Вместе с существующими конфликтами и нерешенными проблемами, унаследованными от предыдущих периодов, нарастает напряжение между НАТО и Российской Федерацией. Существует реальная угроза превращения региона в область соперничества, которая наносит ущерб развитию черноморских государств и приводит к отсталости местных региональных общин. Важным фактором в развитии обстановки в регионе становится все более очевидное вмешательство третьих стран. Эта опасная тенденция обязательно требует новых решений для преодоления противоречий и конфронтации.

Существующие международные инициативы и формы сотрудничества в Черноморском регионе оказались неэффективными. Имею в виду черноморскую экономическую зону и проект «Черноморская синергия». В рамках этих форматов рассматривались в первую очередь политические вопросы -  демократия и права человека, безопасность, «замороженные» конфликты, экологические проблемы, морская политика и рыболовство, транспорт.  Но этого, очевидно, недостаточно.

В ответ на растущую напряженность и противостояние крайне важно принять решительные инициативы для развития практического сотрудничества в конкретных областях, представляющих взаимный интерес, которые также будут элементом всеобъемлющей стратегии развития всего Черноморского макрорегиона.

Для Европейского союза макроэкономическая стратегия региона Черного моря является единственной позитивной возможностью сохранить влияние в нем. Макрорегиональная стратегия для Черноморского региона может стать инструментом для крупномасштабного экономического сотрудничества. На этой базе будут созданы и новые возможности для политического сотрудничества и взаимодействия. Поэтому, на мой взгляд, проект по созданию Черноморского макрорегиона в ЕС имеет ключевое значение не только для ЕС в целом, но и для стран Черноморского региона. Он будет объективно вписываться в мировые торговые, экономические и политические отношения. Сама идея включает создание новых транспортных коридоров - новые магистрали, новые морские и речные транспортные связи, а также расширение торговли, налаживание совместных предприятии и т. д.

В контексте развития транспортных связей Восток - Запад Черноморский регион может зарекомендовать себя как один из больших логистических регионов и центров в современном мире. Он должен развиваться в синергии с такими глобальными проектами, как «Инициатива трех морей», и концепцией  «Один пояс и один путь». А это означает не только развитие и процветание региона, но и расширение возможностей для политического и экономического присутствия в глобальном мире. Именно поэтому проект Черноморского макрорегиона является естественным и альтернативным способом строительства мостов между странами региона.

Идея о Черноморском макрорегионе в ЕС напрямую связана с экономическими связями ЕС и партнерством с крупнейшими черноморскими странами - Россией и Турцией. Она должна также учитывать масштабное развитие экономических связей между Россией и Турцией, которое объективно превратится в одну из центральных осей формирования всего региона.

Еще один важный вопрос - это связь между данным проектом и политическими отношениями стран региона. Ввиду масштабов концепции проекта и сложных условий, в которых он будет развиваться, его будет непросто реализовать.

Что для этого потребуется? Во-первых, предвидеть в самой стратегии соответствующие средства и ресурсы. Во-вторых, расширить действия, направленные на информирование общества - конференции, симпозиумы, различные проекты и т. д. В-третьих, стимулировать СМИ разрабатывать эту проблематику. В-четвертых, целенаправленно проводить широкую общественную дискуссию. Думаю, что в поддержку таких процессов можно было бы создать ассоциативную форму сотрудничества между заинтересованными средствами массовой информации для организации и стимулирования данных действий. Такая инициатива может стать предметом конкретного сотрудничества между нами в будущем. Предлагая эту идею от имени болгарского журнала «Международные отношения», также выражаю нашу готовность активно работать для ее реализации.

 

Габор Штир:  Действительно, этот регион интересный. Там много возможностей для консолидации. Мы много услышим об этом регионе в связи с транспортными проектами. СМИ могут во многом помочь, чтобы ситуация там была не такой напряженной, как сегодня.

 

Российские и европейские СМИ: 
сотрудничество в эпоху конфронтации

Вячеслав Чарский, заместитель шеф-редактора «Russia Beyond the Headlines» (Россия):  Наш проект «Russia Beyond the Headlines», наверное, менее известен, чем «RT» или «Спутник», но с 2007 года мы представляем российские СМИ во многих странах мира. До прошлого года мы функционировали в рамках «Российской газеты». Но с самого начала была сделана ставка на то, что мы будем действовать не самостоятельно, а в партнерстве с крупными международными печатными брендами. Проект был запущен в 2007 году вместе с британской «The Daily Telegraph» и американской «The Washington Post» и представлял собой ежемесячное приложение на восьми полосах, которое выходило внутри газет. В последующие годы мы уже сотрудничали с индийскими и болгарскими газетами.  В западноевропейских странах - это французская «Le Figaro», немецкая «Süddeutsche Zeitung», бельгийская «Le Soir», затем география проекта расширялась на Латинскую Америку. Масштабы были достигнуты впечатляющие, несмотря на то что бюджет все время сокращался.

Успех объясняется тем, что мы с самого начала старались локализовать централизованный контент, который мы готовили в Москве, не только под аудиторию, но и даже под конкретные издания. Когда пришел 2014 год, благожелательное общение с нашими партнерами в США и Западной Европе, нам казалось, может прекратиться. Однако, кроме «Süddeutsche Zeitung», никто не отказался от нашего проекта. Правда, на следующий день появились представители «Handelsblatt» и заявили, что они готовы принять нас в это издание. Параллельно у нас были запущены сайты в Интернете. Стратегия развития проекта предусматривала, что мы постепенно будем уходить в цифру и отказываться от печатных изданий.

До конца 2016 года у нас выходил специализированный проект «Russia Direct» вместе с журналом «Foreign Policy». Онлайн мы активно начали работать с 2014 года - предлагали наши материалы, уже опубликованные, или готовили их под заказ. Это позволило расширить количество наших онлайн изданий более чем до 100 по всему миру. В 2017 году мы полностью перешли на онлайн формат, хотя часть наших партнеров была готова брать на себя все расходы на издание печатных версий.

На сегодняшний день наш проект является частью холдинга АНО «ТВ-Новости». Хотя мы официально существуем только в цифре, наши материалы берут и печатные издания, и телевизионные каналы.

Мы достигли больших успехов на Балканах, в Южной Европе. Особенно хочу отметить популярность любого контента из России, имею в виду материалы по любой тематике: политика, военная техника, культура и путешествия по России. Все, что связано с Россией, идет на ура.

В сентябре этого года мы поменяли концепцию нашего сайта. Он называется «Russia Beyond». Мы делаем акцент на эксклюзивность материалов и широкий спектр тем, но таких, которые не являются горячими политическими новостями. Это связано с тем, что ими занимается множество российских СМИ. Мы востребованы еще и потому, что соответствуем международным стандартам журналистики - видим повышенный интерес читателей. В этом успех нашего проекта.   

 

Габор Штир:  Спасибо за представление проекта. Этот сайт заслуживает внимания, потому что Россия - это не только геополитика, политика, но и люди. Заметно, что данный сайт имеет большой успех на Балканах, в Азии, Латинской Америке, Западной Европе.

 

Общий враг, контрастные принципы

Ян Дурынник, редактор ежемесячного журнала «Extra Plus» (Словакия):  Хочу сделать краткий обзор по теме, как представлена Россия в словацких СМИ. Имею в виду ведущие СМИ, поскольку так называемые альтернативные СМИ - это совершенно иная картина, которую мне хотелось бы обсудить когда-нибудь в другой раз.

Если какой-либо словацкий политик призывает дружить с Россией или хотя бы советует не делать глупостей и проявлять сдержанность, то в ведущих СМИ на него навешивают ярлык российской марионетки. Это происходит постоянно. В то же время, когда любой словацкий политик пытается демонстрировать аналогичную позицию в отношении США, этого не происходит. Тех, кто призывает дружить с Брюсселем или Вашингтоном, не называют марионетками.

В ведущих словацких СМИ наблюдается устойчивая тенденция приписывать экстремистам пророссийскую ориентацию. Словацкие «охотники за экстремистами», зачастую связанные с влиятельными неправительственными организациями, единодушно преследуют так называемых «пророссийских экстремистов», что само по себе довольно странно. Это относится и к партии Мариана Котлебы, о которой уже говорилось сегодня. Это просто смешно. Его партия, называя себя пророссийской, пропагандирует идеи бывшего словацкого фашистского государства. При этом многие преднамеренно забывают, что прежняя партия Мариана Котлебы была запрещена именно за экстремистские действия, а ее сегодняшние наследники, которые больше напоминают маргинальную группу, поддерживают украинских неонацистов из батальона «Азов» и иже с ними.

Аналогичная ситуация на левом крыле. Когда речь заходит о левом экстремизме, ведущие словацкие СМИ говорят о «зловредных коммунистах», поголовно являющихся пророссийски настроенными. Однако они «забывают» о существовании крупной словацкой левоэкстремистской группы, поддерживающей такие организации, как «Антифа» и подобные ей. Это, по существу, террористические организации, пусть даже и занимающиеся борьбой с нацистами. К тому же они стоят на антироссийских позициях. Таким образом, если вы придерживаетесь антироссийских взглядов, вам можно позволить себе быть экстремистом в Словакии. Но если вы симпатизируете России, ваш «экстремизм» объявляют плохим.

Изображая всех словацких экстремистов пророссийски настроенными, наши СМИ пытаются внушить идею, что Россия также является экстремистским государством по определению. Вот заголовок статьи одной из ведущих словацких газет, который гласит: «Нам не нужно бояться беженцев, но мы должны опасаться Путина». Ниже изображен серп и молот в виде свастики, хорошо известного атрибута нацистской символики. На мой взгляд, весьма странно, что Россию изображают этаким гибридом нацизма с коммунизмом, однако дело обстоит именно так.

В последнее время дело дошло до того, что стóит кому-либо занять прагматическую позицию в отношении России или выступить в ее поддержку, его автоматически «убирают» из большинства ведущих СМИ. У нас можно быть «штатным» русофобом, можно успешно делать карьеру, обливая Россию грязью при каждом удобном случае. Но стоит сказать о ней что-либо положительное, и вас тут же заподозрят в русофильстве.

Работники наших СМИ почти поголовно, за редкими исключениями, утверждают, что все, кого принято считать экстремистами, будь то нацисты или коммунисты, правые или левые, - все они проплачены Россией. Даже те, кого подвергли критике на этой конференции.

Самое интересное в том, что наши так называемые охотники за экстремистами преследуют лишь экстремистов определенного толка. Иначе им будет трудно рассчитывать на предоставление грантов американского Конгресса, за счет которых они главным образом и существуют. В качестве примера можно рассказать об одной группе, действующей под эгидой Института глобальной политики - прозападной НКО, которая ведет сайт одной из крупных газет. Согласно заявлениям членов этой группы, она занимается выявлением заговоров и т. п. Если ваши взгляды противоречат указанным извне направлениям, вам нельзя выражать их вслух, поскольку их тут же объявят пророссийскими, а вас назовут заговорщиком. Однако любая антироссийская точка зрения не будет считаться заговором, это всего лишь личная позиция.

Те, кто разоблачает «заговоры» и информационные фальшивки, делают это исключительно в отношении лиц, поддерживающих Россию в том или ином вопросе. Таких людей не слишком много, но тем не менее всех их стараются представить опасными заговорщиками. А те, кто добивается этого признания, получают деньги от американского Конгресса, претендуя при всем при том на объективность. И это те, кто руководит общественными СМИ. Работникам СМИ не дозволяется иметь собственное мнение, отличающееся от общепринятого.

Ведущий ток-шоу спрашивает словацкого генерала: «У нас есть противник?» Генерал не хочет отвечать. Но ведущий, то ли правый экстремист, то ли либерал проамериканского толка, продолжает настаивать, и генерал наконец говорит: «Да, наш противник - Россия». Именно это хотят донести до сознания людей ведущие словацкие СМИ, что Россия является нашим противником. Это очень печально. Убежден, что существует пространство для разумной дискуссии, но его пытаются ликвидировать, и предпринимаемые с этой целью усилия направлены извне, из-за границ Словакии. Финансирование осуществляется из-за рубежа, но отнюдь не из России. Не стану говорить, откуда именно. Думаю, вы понимаете это сами.

 

Габор Штир: Мы сегодня много узнали о словацкой прессе, об образе России в Словакии. Это явление не только словацкое. Хорошо, что мы узнали, что экстремисты могут быть не только правыми, но и левыми, даже есть либеральные большевики. Мы знаем, какие американские и западные фонды работают в Центральной Европе. Только многие стесняются подобное говорить. Все, что происходит сегодня в мире, между Россией и Западом, освещается односторонне. Это плохо, потому что получается не журналистика, а пропаганда.

 

Контекстный и семиотический анализ выпусков 
новостей некоторых ТВ-каналов России и ЕС

Михаил Федотов, Панъевропейская высшая школа, г. Братислава, факультет массмедиа (Словакия):  Вот уже несколько лет актуальной для профессионального журналистского сообщества, научных кругов и общества в целом стала проблема так называемых фейковых новостей. Активно обсуждают эту проблему и кандидаты наук, и кандидаты в президенты, и ныне действующие президенты.

Недавно подобную дискуссию в контексте событий на Украине организовало Бюро представителя ОБСЕ по вопросам свободы средств массовой информации. Мероприятие проходило в Вене, и, к сожалению, конструктивных результатов достигнуто не было в связи с разразившейся конфронтацией между российской делегацией, делегацией Украины и примкнувшими к ним некоторыми представителями известных западноевропейских СМИ. В результате в воздухе повис следующий вопрос: что такое фейк ньюс? Методологии определения нет. В ходе нашей конференции мы тоже пытались дать определение, но пока конечного результата тоже нет.  Или вовсе не использовать такую терминологию, мол, на самом деле это просто прямая пропаганда и призывы к ненависти, а также слухи, недостоверная информация и т. д.

Уважаемая коллега из Би-би-си (Кейт Эйди) предложила искать решение в каждой конкретной новости, разбирать каждую конкретную публикацию. Вот этим мы и занимаемся в Панъевропейской высшей школе в Братиславе на факультете массмедиа. Наша работа направлена на изучение функций телевизионного режиссера при производстве программ новостей с соблюдением стандартов журналистики и объективности. В рамках этой работы мы проводим эмпирическое исследование телевизионных новостей трех телекомпаний: «Первый канал» РФ, ежедневная информационная программа «Время»; европейский телеканал «Евроньюс» русскоязычная версия, программа «News»; «Перший» государственный телевизионный канал Украины, программа «Новини».

Период исследования - сентябрь 2013 - сентябрь 2016 года. Выборка осуществляется по методике условной недели. Каждый день недели из одного месяца. Анализируем сюжеты новостей общественно-политической направленности, посвященные одной общей теме в этот день на каждом из исследуемых каналов. Тема: события на Востоке Украины. Тема неслучайна. Я сам из Луганска и вынужден был в 2014 году оттуда уехать.

Методология построена на контент-анализе, структурно-семиотическом анализе, концептуальном анализе, нарративном анализе. Мы уделяем внимание не только знакам, но и кодам, и смыслам визуализации. В основе методологии работы Gunter Bentelle из Свободного университета Берлина «Аудиовизуальный анализ и грамматика презентационных форм телевизионных новостей. Замечания по семиотике средств массовой информации», а также «Оценочный лист видеосюжета», разработанный Школой журналистики Колумбийского университета.

Наше исследование еще не закончено, но мы взяли на себя смелость ознакомить коллег с некоторыми уже полученными данными. Исследованный нами период на сегодняшний день - это сентябрь 2013 - сентябрь 2014 года. Нами были проанализированы 54 сюжета, по 18 сюжетов каждой телекомпании (в некоторые дни теме было посвящено больше одного сюжета).

Критерии, которые будут интересны коллегам в контексте сегодняшней конференции, лежат в плоскости соблюдения всем известных формальных стандартов журналистики и телевизионных новостей.

Правила трех источников. Факт считается достоверным, если его подтверждают более двух разных источников. Результаты: «Перший» (Украина)  в 14 сюжетах из 18 правило не выдержано, «Первый» (РФ) в восьми сюжетах из 18 правило не выдержано, «Евроньюс» в шести сюжетах из 18 правило не выдержано.

Представление разных точек зрения. Баланс мнений. Если в сюжете представлена более чем одна точка зрения на событие, то доверия больше.

«Перший» (Украина)  в 16 сюжетах из 18 правило не выдержано. «Первый» (РФ) в 12 сюжетах из 18 правило не выдержано. «Евроньюс» в десяти сюжетах из 18 правило не выдержано.

Степень доверия к источникам. Насколько компетентен и авторитетен источник/источники, на который ссылаются в сюжете. «Перший» (Украина) в десяти сюжетах из 18 ссылаются на сомнительные источники, в том числе на аккаунты в социальных сетях. «Первый» (РФ) в трех сюжетах из 18 компетентность и авторитетность источников сомнительны. «Евроньюс» в пяти сюжетах из 18 компетентность и авторитетность источников сомнительны.

Неаутентичный видеоряд. Использование в сюжете видеоматериалов, неаутентичных по времени и месту событиям, о которых идет  речь в журналистском тексте.  «Перший» (Украина) в десяти сюжетах из 18 использован неаутентичный видеоряд. «Первый» (РФ) в шести сюжетах из 18 использован неаутентичный видеоряд. «Евроньюс» в 12 сюжетах из 18 использован неаутентичный видеоряд.

Беспристрастное отношение журналиста к событию и/или его участникам. Отделение мнения журналиста. «Перший» (Украина) в 18 сюжетах из 18 правило не выдержано. «Первый» (РФ) в семи сюжетах из 18 правило не выдержано. «Евроньюс» в 11 сюжетах из 18 правило не выдержано.

Присутствие идеологем в знаках и кодах сюжета. «Перший» (Украина) в 18 сюжетах из 18 присутствуют. «Первый» (РФ) в 12 сюжетах из 18 присутствуют. «Евроньюс» в 14 сюжетах из 18 присутствуют.

Есть ли фейковые новости в этих 54 сюжетах? Вероятно. Но мы не ставили перед собой такую задачу. Вполне можно их выявить по формальным признакам и с помощью методологии, которая наверняка появится в ближайшее время, а возможно, она уже есть.

Но исходя из наших исследований, можно заявить о тренде в современной медийной практике европейских и российских массмедиа - классическая журналистика с ее стандартами и принципами не в почете в редакциях телевизионных новостей.

Сегодня в контексте обострившегося политического противостояния России и Запада СМИ с обеих сторон снова стали «пропагандистами и организаторами», а телевизионные новости эффективным и оперативным форматом манипулятивного воздействия на аудиторию.

 

Габор Штир: После этих докладов мы столкнулись с такими понятиями, как постправда, или постистина. Это понятие означает капитуляцию истины перед небольшим количеством правды. Фейки можно назвать явлением года. Сетевой тролль выиграл президентские выборы в США. Г-н Макрон во Франции тоже об этом говорил. Если в Германии на выборах не могли говорить о троллях, то все равно говорили о том, что не было вмешательства. Что бы Россия делала или не делала, Россия виновата во всем. И мы видим это по информации западной прессы.

 

Армен Оганесян: Действительно, нам всем было интересно и полезно обменяться мнениями. Мы сегодня вышли даже за рамки жестко очерченных названий сессий, но думаю, что это оправдано.

Мы говорим о профессионализме. Хотелось бы познакомиться с этими критериями. На факультете журналистики нас учили, что три источника должны подтвердить новость. Эти принципы очень долго работали, кстати и во время Второй мировой войны.

Но давайте рассматривать реальные ситуации. Например, корреспондент находится в Сирии или Луганске. Вокруг нет других корреспондентов, не работают информационные структуры. Этот журналист является единственным источником информации в данной точке или целом регионе. Это повышает ответственность журналиста? Да. Работают ли эти критерии? Не всегда.

То же самое можно сказать о новостях, не связанных с «горячими точками». Появление социальных сетей, разных источников информации не привело к тому, что у нас по одному и тому же факту объективно существует множество источников информации. Это парадокс. Казалось бы, такое обилие информации и количество каналов работают на достоверность. И здесь возникает проблема. У нас сегодня не две и не три, а целых десять точек зрения и 10-15 подходов к одному и тому же факту. Это размывает реальную картину, делает ее в глазах многих условной. Налицо вторая проблема: сегодня приходится буквально «зубами выдирать» объективность и достоверность. Значит ли это, что журналисты должны впадать в состояние анабиоза и проявлять нигилизм по отношению к любым профессиональным критериям? Конечно нет. Наоборот. Вот почему сегодня доклад представителя ОБСЕ вызывает интерес. В принципе, ОБСЕ должна собирать все эти множественные критерии применительно к современным условиям работы СМИ и журналистики. Уповать только на ОБСЕ мы не будем. Надо самим работать. И, как говорил великий писатель Гоголь, достаточно иногда и того, что диагноз поставлен.

Мы не ставили задачу найти ответы на все сложные вопросы и вызовы, которые встали перед современной международной журналистикой. Мы признательны всем участникам, которые ставили верные диагнозы, высказывали разные точки зрения, и это было очень интересно и полезно. Спасибо большое. 

Версия для печати