АСЕАН: региональное объединение с глобальными целями

12:13 17.11.2017 Пётр Искендеров, старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, кандидат исторических наук


Отмечающая в текущем году полувековой юбилей Ассоциация государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН) занимает во многом уникальное место в системе современных международных отношений. Входящие в нее 10 государств (Бруней, Вьетнам, Индонезия, Камбоджа, Лаос, Малайзия, Мьянма, Сингапур, Таиланд, Филиппины) не располагают ни военно-политическим, ни даже экономическим весом, сравнимым с показателями их соседей по Азиатско-Тихоокеанскому региону (АТР) в лице Китая, Южной Кореи, Японии, Австралии и тем более США. Однако именно это обстоятельство позволяет АСЕАН играть активную посредническую роль, выступая в качестве неформального «ядра» интеграционных региональных процессов. Более того, будучи региональной по форме, Ассоциация является в полной мере глобальным институтом, с которым вынуждены считаться все ведущие мировые игроки. А финансово-экономические процессы в АСЕАН напрямую определяют ситуацию на мировых рынках, как это подтвердила история глобального кризиса второй половины 1990-х годов, начавшегося в Юго-Восточной Азии и нанесшего серьезный удар в том числе по российской экономике в августе 1998 года.

Отправной точкой в образовании АСЕАН стала «Бангкокская декларация», подписанная 8 августа 1967 года в столице Таиланда. Окончательное договорное оформление Ассоциации произошло в 1976 году в результате подписанных на индонезийском острове Бали Договора о дружбе и сотрудничестве в Юго-Восточной Азии и «Декларации согласия АСЕАН».

Изначально вошедшие в новую организацию страны ставили перед собой преимущественно «охранительные» цели – сформировать в Юго-Восточной Азии пространство, огражденное от проблемной зоны Индокитая с его многочисленными военными конфликтами и экспансией левых идей в их крайней «кхмерско-маоистской» форме.

Последующие десятилетия не только продемонстрировали жизнеспособность новой организации, но и позволили ей стать одним из ключевых факторов в АТР. В настоящее время Китай является ведущим торгово-инвестиционным партнером Ассоциации, в 2012 году начались переговоры о создании на базе интеграционных механизмов АСЕАН Всеобъемлющего регионального экономического партнерства с Японией, Кореей, Индией, Австралией, Новой Зеландией и с тем же Китаем, а в работе форумов Ассоциации регулярно принимают участие руководители России и США.

Россия присоединилась к «балийскому договору» в 2004 году, а в 2005 в Куала-Лумпуре (Малайзия) прошел первый саммит Россия–АСЕАН с участием российского президента Владимира Путина.

В мае 2016 года в Сочи состоялся юбилейный саммит, посвященный 20-летию диалога России и АСЕАН.

Что же касается удельного веса самой АСЕАН в мировой экономике, то в настоящее время совокупный валовой внутренний продукт входящих в нее стран приближается к 3 трлн. долларов. По этому показателю в качестве единого экономического субъекта Ассоциация занимает шестое место  в мире. Темпы экономического роста входящих в АСЕАН Вьетнама, Индонезии, Филиппин, Камбоджи и Лаоса в настоящее время составляют от 5 до 8% ВВП. АСЕАН является третьим по масштабам товарооборота торговым партнером Европейского союза за пределами Европы после США и Китая с объемом торговли товарами и услугами около 200 млрд. долларов в год.

Для России ключевым торгово-экономическим партнером в рамках АСЕАН исторически выступает Вьетнам. В 2016 году совокупный товарооборот с этой страной составил свыше 3,8 млрд. долларов. Однако по темпам прироста соответствующих объемов выделяется взаимодействие России с Мьянмой. В 2016 году был зафиксирован рост двусторонней торговли с этой страной на 198%, а общий товарооборот достиг 258 млн. долларов в год. (customs.ru)

Открывшийся 13 ноября в Маниле 31-й саммит АСЕАН подтвердил растущую роль данной организации в мировых делах. В работе саммита приняли участие лидеры 19 государств, а также представители стран – партнеров Ассоциации. Россию на форуме представлял премьер-министр Дмитрий Медведев, США – президент Дональд Трамп. В числе участников саммита были также премьер Госсовета КНР Ли Кэцян​, глава правительства Индии Нарендра Моди​, японский премьер Синдзо Абэ, премьер-министр Канады Джастин Трюдо, генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш.

По инициативе хозяина саммита президента Филиппин Родриго Дутерте в центре внимания участников оказались вопросы глобальной повестки дня – борьба с международным терроризмом, ядерная программа КНДР, а также международное экономическое сотрудничество. Напомнив об «освобождении филиппинскими войсками менее месяца назад города Марави от террористов»,  Родриго Дутерте подчеркнул, что лидеры АСЕАН и стран- партнеров должны сфокусировать свое внимание на «важных международных проблемах».

В устах филиппинского лидера подобное заявление приобретает особый вес, учитывая его, мягко говоря, сложные отношения с предыдущим президентом США Бараком Обамой. К нынешнему хозяину Белого дома Родриго Дутерте относится более позитивно. Он лично поблагодарил Дональда Трампа за помощь американцев во время конфликта в Марави, когда в течение пяти месяцев террористическая группировка «Исламское государство» (запрещена в России) блокировала город. (rbc.ru)

Со своей стороны, американский президент подчеркнул, что «США остаются привержены центральной роли АСЕАН в качестве регионального форума в целях всеобъемлющего сотрудничества». «Данное дипломатическое партнерство продвигает безопасность и процветание американского народа и народов всего индо-тихоокеанского региона», – заявил Дональд Трамп. (whitehouse.gov)

Манильский саммит АСЕАН площадкой для беседы российского премьера и американского президента.

Позднее Дмитрий Медведев рассказал о своих впечатлениях от встречи с президентом США, а также о перспективах развития американо-российских отношений. По его словам, сам Дональд Трамп – «открытый и доброжелательный человек», с которым можно «комфортно говорить по самым разным темам», однако при этом сами отношения России и США стремительно ухудшаются. «Плохо то, что, несмотря на наличие контактов, возможность обсуждать какие-то вопросы, наши отношения деградируют день ото дня. Они находятся в самой низкой точке за последние десятилетия. Я даже не знаю, с чем это сравнить», – подчеркнул российский премьер-министр на итоговой пресс-конференции. Он напомнил, что даже в разгар «холодной войны» в США не было законов, «которые называются законами о распространении санкций на государства, являющиеся врагами США», тогда как сейчас такой закон есть: «США призывают нас к активному взаимодействию по ряду самых сложных мировых проблем: борьбе с терроризмом или в разрешении ситуации на Корейском полуострове. А с другой стороны, такими решениями объявляют нас весьма и весьма недвусмысленно не только своими оппонентами, а, по сути, врагами». (rbc.ru)

Свою неудовлетворенность состоянием российско-американских отношений высказал по итогам своих контактов с Владимиром Путиным и Дмитрием Медведевым и сам американский лидер – однако, по своему обыкновению, переложил ответственность за это на собственных внутриполитических оппонентов в лице, прежде всего, представителей Демократической партии.

Кроме того, Дональд Трамп в ходе беседы с лидерами стран АСЕАН подчеркнул важность урегулирования ситуации вокруг ядерной программы КНДР.  Помимо этого в развитие своего курса на обеспечение экономических интересов США и американских производителей заверил собравшихся в том, что ​экономика его страны демонстрирует «блестящие» результаты и это привело к возвращению «большого количества» компаний  на американский рынок.

Если президент США подтвердил протекционистские приоритеты своего политического и экономического курса, то другие участники саммита АСЕАН сделали основную ставку, наоборот, на снятие искусственных торгово-экономических барьеров, что отражает ключевые подходы Ассоциации. В частности, премьер-министр Японии Синдзо Абэ в своем выступлении призвал отменить ограничения на импорт продуктов из ряда северо-восточных префектур страны, введенные после аварии на АЭС «Фукусима-1» 11 марта 2011 года. По его словам, с момента катастрофического землетрясения, приведшего к аварии на трех атомных реакторах, прошло более шести лет, и проведенные научные исследования позволяют поставить вопрос о снятии ранее введенных ограничений на импорт японской продукции. Синдзо Абэ подчеркнул, что Япония уже договорилась с Лаосом и Мьянмой о поставках в эти страны риса в рамках Программы продовольственной безопасности АСЕАН и государств-партнеров. Глава японского правительства, по его словам, в доказательных целях лично употребляет в пищу рис из района Фукусимы. (vestifinance.ru)

Позиция стран – членов АСЕАН в пользу всестороннего развития торгово-экономического сотрудничества в АТР объективно отвечает интересам России. Российский премьер в этой связи особо отметил негативную роль санкционных инструментов и протекционистского подхода. «Все чаще используются и методы так называемого протекционизма, когда экономические санкции становятся инструментом конкурентной борьбы», – подчеркнул он в Маниле. «Несмотря на бурное развитие электронной коммерции, цифровых технологий, международное регулирование в мировой торговле существует в прежних рамках, парадигме 40-летней давности, сохраняется и нестабильность сырьевых рынков», – отметил Дмитрий Медведев. (rbc.ru)

Выступая в Маниле в рамках сессии Делового и инвестиционного саммита АСЕАН-2017, Дмитрий Медведев подчеркнул, что товарооборот между Россией и странами Ассоциации имеет потенциал для «многократного роста». В 2016 году совокупный показатель составил 13,6 млрд. долларов, а в текущем году он уже вырос на треть.

Ранее президент России Владимир Путин поддержал идею создания Азиатско-Тихоокеанской зоны свободной торговли и подчеркнул, что Москва видит в этом «практический интерес», возможность укрепить позиции на динамично растущих рынках АТР. (vestifinance.ru)

Тем не менее,  успешное политическое и особенно экономическое развитие АСЕАН сопровождается сохранением и даже определенным усилением негативных факторов и процессов в ее собственных рядах.

Во-первых, речь идет об опасной вовлеченности ряда стран – членов АСЕАН (прежде всего, Вьетнама, Брунея и Филиппин) в территориальные споры в акватории Южно-Китайского моря – которые, в свою очередь, являются ареной опасного военно-политического противостояния Китая, США и Японии. И если китайско-американские противоречия традиционно находятся в центре внимания мировых лидеров, международных институтов и средств массовой информации, то нарастание напряженности между Пекином и Токио незаслуженно остается в тени. Американское издание The National Interest справедливо в этой связи отмечает, что, «как показывает история и цивилизационные достижения этих стран, они останутся двумя наиболее могущественными государствами Азии, а это подразумевает постоянную конкуренцию. Независимо от того, останется Япония в союзе с США или нет и увенчается ли успехом стремление Китая сформировать паназиатское сообщество «Один пояс – один путь», стороны не оставят попыток влиять на ситуацию в плане политики, экономики и безопасности в Азии». «Учитывая тот факт, что Соединенные Штаты продолжают сталкиваться с проблемой своих глобальных обязательств и интересов, что приведет к периодам относительного истощения сил в Азии,  Китай и Япония останутся связанными сложными, зачастую напряженными и конкурентными отношениями, которые являют собой нескончаемую большую игру в Азии», – указывает на станицах издания эксперт по проблемам современной Азии в Институте Гувера при Стэнфордском университете и постоянный сотрудник Американского института предпринимательства Майкл Ослин. (nationalinterest.org)

Второй фактор – сохраняющаяся неурегулированность территориальных и хозяйственных споров в бассейне «Большого Меконга». Среди них особую остроту имеют таиландско-камбоджийский конфликт по вопросу государственной принадлежности расположенных в приграничных районах монастырей, а также противоречия вокруг принципов совместной эксплуатации водных ресурсов. В последнем случае активным участником споров выступает Китай, что автоматически переводит их на более высокий региональный и даже глобальный уровень.

Третье – это рост исламского радикализма и связанного с ним уровня межконфессионального и межэтнического противостояния, а также нарастание террористической угрозы в таких странах, как Филиппины, Индонезия и Мьянма. Успехи филиппинской армии в боях за Марави, о которых доложил участникам манильского саммита АСЕАН президент Дутерте, не вызывают сомнений, однако очевидно, что одних военных усилий недостаточно для решения указанной проблемы. При этом потери, понесенные ИГИЛ и другими террористическими группировками в Сирии и Ираке, вынуждают их смещать ареал активности на восток, в том числе в направлении Юго-Восточной Азии.

В-четвертых, в последнее время усилилась неопределенность в контексте реализации масштабных интеграционных проектов в АТР,  активными участниками которых традиционно выступают страны АСЕАН. В первую очередь это относится к Транстихоокеанскому партнерству (ТТП). Выход из него США открыл дорогу для переформатирования данного объединения, в том числе в направлении более активного участия Китая. А это уже, в свою очередь, вызывает озабоченность во Вьетнаме и других странах Юго-Восточной Азии, имеющих собственную историю непростых отношений с Пекином.

В-пятых, несмотря на экономические успехи АСЕАН, между ее странами-участницами по-прежнему сохраняются серьезные социально-экономические различия. Характерно, что, несмотря на все заключенные соглашения в целях снятия торговых барьеров в рамках Ассоциации (в том числе о гармонизации внешнеторговых тарифов в диапазоне от 0,05 до 1,69%), доля внутрирегиональной торговли в АСЕАН составляет всего 24% (для сравнения: в ЕС она составляет 60%).

Подобная ситуация требует от России при выстраивании  политических и экономических отношений с АСЕАН принимать во внимание действующие и потенциальные риски. Кроме того, взаимодействие со странами Ассоциации должно развиваться на базе более широких интеграционных механизмов – в том числе посредством более активного продвижения двусторонних и многосторонних соглашений и контрактов, а также подключения государств Юго-Восточной Азии к проектам в рамках АСЕАН и Евразийского экономического союза (ЕАЭС).

Ключевые слова: Россия АСЕАН Бруней Вьетнам Индонезия Камбоджа Лаос Малайзия Мьянма Сингапур Таиланд Филиппины США Китай Индия Канада Австралия Новая Зеландия Южно-Китайское море КНДР международный терроризм ЕАЭС АСЕАН АТР ТТП

Версия для печати