НАТО: курс на эскалацию

16:00 08.11.2017 Евгений Педанов, специальный корреспондент


Фото: orientalreview.org

В настоящее время реализуется решение НАТО о развертывании 4 батальонов в странах Прибалтики и в Польше, которые смогут подготовить инфраструктуру для полноценного военного присутствия вблизи границ России. Несмотря на то, что угроза столкновения становится все выше, российско-натовские отношения остаются юридически неопределенными: Основополагающий акт Россия-НАТО 1997 года не продлен, и нет даже неформальных договоренностей о нормах поведения в случае конфликта на территории третьих государств.

В пресс-центре МИА «Россия сегодня» прошел круглый стол «Россия и США, Россия и НАТО: новый виток эскалации?». Поводом для пресс-конференции стала последняя в 2017 году встреча министров обороны стран НАТО в Брюсселе, посвященная вопросу о размещении дополнительных контингентов в Восточной Европе. Кроме того, прошел год с момента избрания президентом США Дональда Трампа. Руководитель Центра региональных аспектов военной политики США ИСКРАН Владимир Батюк связал текущее осложнение отношений с возвращением идеологической составляющей в политику двух стран. Сейчас, по его мнению, идет борьба между глобальным либеральным проектом, который распространяет по всему миру США, и стремлением защитить национальные интересы, существующим во многих странах. С помощью этой теории эксперт объяснил, в частности, противоречия администрации Дональда Трампа с американским конгрессом.

Программный директор РСМД Иван Тимофеев выделил два взгляда на отношения России и НАТО, которые господствуют среди участников альянса:

  1. Существующий кризис не должен мешать взаимодействию в сферах, где интересы совпадают (стратегическая стабильность, разоружение, терроризм);

  2. Необходимо заморозить все каналы коммуникаций с Россией, так как сотрудничество легитимирует российские действия (связанные с Украиной и Крымом).

Согласно оценкам специалиста, Евросоюз придерживается первой концепции, а блок НАТО выбрал второй вариант. Заведующий отделом европейской безопасности ИЕ РАН Дмитрий Данилов среди участников альянса так же выделил два лагеря. Страны Восточной и Юго-Восточной Европы укрепляют свои позиции в альянсе и требуют увеличить присутствие НАТО в регионе (что приносит военные и политические выгоды). Другой лагерь не так оптимистично относится к усилению сдерживания России, видя в нем опасность для реализации национальных стратегий безопасности.

«После майского неформального саммита НАТО, когда было принято решение увеличить вклад европейских стран в коллективную безопасность (рост военных расходов). Речь идет о том, куда направлять эти средства, а главные угрозы сейчас связывают с Россией» (Дмитрий Данилов)

Доцент кафедры международной безопасности факультета мировой политики МГУ Алексей Фененко обратил внимание на юридическую неопределенность в российско-натовских отношениях. Регламентирующим документом является Основополагающий акт Россия-НАТО 1997 года. В нем говорится о том, что у НАТО отсутствуют намерения располагать крупные воинские контингенты в Восточной Европе, а также размещать ядерное оружие и создавать военную инфраструктуру на территории новых членов НАТО.

«Новым членам НАТО со стороны США (в 1997 году) были предоставлены политические гарантии безопасности, но без реального насыщения. Теперь же военное присутствие США в регионе стало явным» (Алексей Фененко)

По словам эксперта, специальным заявлением в 1997 году было предложено продлевать акт автоматически каждые 10 лет при отсутствии возражений со стороны участников. В 2007 году он был продлен, а в 2015 году его продление заблокировала Польша. В мае этого года срок действия договора истек. Вопрос юридической силы акта Россия-НАТО в настоящее время Алексей Фененко назвал коллизией. Кроме того, он отметил отсутствие кодекса поведения между НАТО и Россией в случае столкновения на территории третьих стран. Выработку неформальных договоренностей на случай возникновения конфликта в приграничном государстве Алексей Фененко назвал первоочередной задачей.

«В годы холодной войны Россия и НАТО оборонялись на выдвинутых далеко вперед рубежах, непосредственной угрозы их территориям не было» (Дмитрий Данилов)

Согласно данным приведенным Владимиром Батюком, развернутым на западном направлении российским частям будет достаточно 60 часов, чтобы установить полный военный контроль над Прибалтикой, а с другой стороны, подлетное время истребителя-бомбардировщика НАТО (который может нести ядерное оружие) до Санкт-Петербурга – 3 минуты. В отличие от холодной войны расстояние между границами противостоящих сторон уменьшилось, а скорость доставки оружия и воинских формирований увеличилась.

Эксперты не видят ничего нового в желании НАТО наращивать военный потенциал. Иван Тимофеев призвал не рассматривать это как кардинальный перевес в балансе сил. Владимир Батюк заметил, что текущее противостояние между Россией и странами альянса стало следствием продолжительного расширения НАТО на Восток. Данный период неверно называть эскалацией, так как это не резкий рост неопределенности, а постепенная деградация отношений, которая определяется долговременной политикой взаимного сдерживания. Выступающие высказались пессимистично относительно перспектив восстановления сотрудничества. Планы, которые были сформулированы на Варшавском саммите, будут выполняться. Они предполагают размещение по одному батальону в каждой из четырех ближайших к России стран НАТО (Литва, Латвия, Эстония и Польша). Алексей Фененко считает, что эти формирования будут строить базы и модернизировать аэродромы. После создания инфраструктуры, увеличение контингента станет возможным в довольно короткие сроки. Оценивая динамику военных приготовлений, специалисты прогнозируют дальнейшее обострение напряженности.

Ключевые слова: США НАТО Польша ЕС Евросоюз Прибалтика Дональд Трамп холодная война Дмитрий Данилов Иван Тимофеев Алексей Фенеко Владимир Батюк сдерживание

Версия для печати