Владимир Путин: «Россия демонстрирует стабильность своей внешней политики, предсказуемость и надёжность»

16:38 23.10.2017 Сергей Филатов, обозреватель журнала «Международная жизнь»


Фото пресс-службы Президента России

Президент России Владимир Путин выступил на заседании Международного дискуссионного клуба «Валдай», которое состоялось в Сочи. Итоговая пленарная сессия XIV ежегодного заседания клуба получила название «Мир будущего: через столкновение к гармонии». Зарубежная пресса уже назвала эту речь Путина и те позиции, которые он высказал в ходе дискуссии, столь же принципиальными и рубежными, как и его памятное выступление в Мюнхене в 2007 году. Американский журнал «Newsweek» выделил одну из ключевых фраз российского лидера: «Мы слишком доверяли Западу».

Ясно, что заявления Владимира Путина, прозвучавшие в этот день на Валдайском форуме, найдут отражение том, как Россия станет формулировать и продвигать свою внешнюю политику, поэтому постараемся выделить из почти 4-часового разговора наиболее значимые тезисы. Затронуты были практически все «горячие точки» и болезненные темы – от российско-американских отношений до украинского урегулирования. Владимир Путин высказал свое видение самых острых проблем мировой политики, и его Валдайские тезисы сформулированы следующим образом.[i]

 

«Безопасности в мире становится меньше»

 

- Конечно, нельзя до конца предугадать и учесть все возможности и риски, с которыми мы столкнёмся. Но нам нужно понимать, чувствовать именно ключевые тенденции, искать нетривиальные ответы на вопросы, которые ставит и ещё наверняка поставит перед нами будущее. А темп событий таков, что реагировать на них нужно постоянно и быстро. Мир вступил в эпоху стремительных перемен.

- Обостряется конкуренция за место в мировой иерархии. При этом многие прежние рецепты глобального управления, преодоления конфликтов и естественных противоречий уже не годятся, часто не срабатывают, а новые ещё пока не выработаны.

- У ведущих держав разные геополитические стратегии, видение мира. Такова неизменная сущность международных отношений, построенных на балансе взаимодействия и конкуренции. Правда, когда этот баланс нарушается, когда под вопрос ставится соблюдение и даже само наличие общепринятых правил поведения, когда свои интересы продавливаются любой ценой, противоречия становятся непредсказуемыми и опасными, приводят к жёстким конфликтам.

- Безопасности в мире становится меньше.

- Достаточно посмотреть, что получилось на Ближнем Востоке, который попытались переоформить, переформатировать под себя некоторые игроки, навязать чужую модель развития через управляемые извне перевороты, а то и просто напрямую силой оружия. Вместо того чтобы сообща выправлять ситуацию, нанести реальный удар по терроризму, а не имитировать борьбу с ним, некоторые наши коллеги делают всё, чтобы хаос в регионе стал перманентным.

- А вот некоторые современные опыты последнего времени всё-таки показывают и положительные примеры, имею в виду – наверное, вы и ожидали, что я это скажу, – сирийский опыт. Он как раз показывает, что такой самоуверенной и разрушительной политике есть альтернатива. Россия противостоит террористам вместе с законным правительством Сирии и с другими государствами региона, действует на основе международного права.

- И наши усилия, результативность которых когда-то, ещё совсем недавно, коллеги ставили под сомнение, скажу аккуратно – всё-таки вселяют сегодня надежду. Они оказались очень важными, правильными, профессиональными и ко времени.

- Любые противоречия нужно разрешать цивилизованно. Россия всегда выступала именно за такой подход. Твёрдо убеждены: даже самые сложные узлы, будь то кризис в Сирии или в Ливии, на Корейском полуострове или, скажем, на Украине, надо распутывать, а не рубить.

- Кто ещё совсем недавно мог ожидать, что дискуссия о статусе Каталонии, имеющая давнюю историю, выльется в острый политический кризис?!.. В ситуации с Каталонией мы увидели единодушное осуждение сторонников независимости Евросоюзом и целым рядом других государств.

- А зачем же нужно было так бездумно, исходя из текущей политической конъюнктуры и желания угодить – прямо скажу – «старшему брату» из Вашингтона, безоговорочно поддерживать отделение Косово, провоцируя подобные процессы в других регионах Европы, да и в мире?

- Напомню, что, когда Крым, например, так же объявил о своей независимости, а затем и в результате референдума о присоединении к России, вот уже почему-то это не понравилось. А теперь вот, пожалуйста, – Каталония. В другом регионе – Курдистан. И это, может быть, ещё далеко не исчерпывающий список. И возникает вопрос: а что мы будем делать, как к этому относиться?

- Получается, на взгляд некоторых наших коллег, есть «правильные» борцы за независимость и свободу – и есть «сепаратисты», которые не могут отстаивать свои права, даже с помощью демократических механизмов. Подобные, как мы говорим всё время, двойные стандарты – вот ярчайший пример двойных стандартов – таят в себе серьёзную опасность для стабильного развития Европы и других континентов, для продвижения интеграционных процессов в мире.

- Мы наблюдаем всё больше примеров, когда политика грубо вмешивается в экономические, рыночные отношения. Совсем недавно говорили, что это невозможно, контрпродуктивно и этого нельзя допустить. Теперь те, кто так говорил, сами это всё делают. Некоторые даже не скрывают, что используют политические предлоги и поводы, чтобы продвинуть собственные чисто коммерческие интересы. Так, недавний санкционный пакет, принятый американским конгрессом, откровенно нацелен на то, чтобы вытеснить Россию с европейских рынков энергоносителей, заставить Европу перейти на более дорогой сжиженный газ из США.

- В современном мире стратегический выигрыш невозможен за счёт других. Подобная политика, основанная на самоуверенности, эгоизме, претензиях на собственную исключительность, ни уважения, ни истинного величия не принесёт, а вот естественное, справедливое отторжение и противодействие неизбежно вызовет.

 

Фото пресс-службы Президента России

 

Наука, развитие и политика

 

- Научно-технический прогресс, роботизация, цифровизация уже ведут к глубоким экономическим, социальным, культурным, ценностным сдвигам. Перед нами открываются немыслимые ранее перспективы и возможности.

- При этом потребуется найти ответы и на множество вопросов. Каким будет место человека в треугольнике «люди – техника – природа»? Как поведут себя государства, в которых из-за климатических и экологических изменений могут попросту исчезнуть условия для нормальной жизни? Как при роботизации обеспечить занятость? Как будет трактоваться клятва Гиппократа в эпоху, когда врач будет обладать возможностями едва ли не всесильного волшебника? Наконец, не утратит ли человеческий интеллект способность контролировать интеллект искусственный? И не станет ли искусственный интеллект самостоятельным субъектом, независимым от нас?

- Раньше, оценивая роль и влияние государств, говорили о значении геополитического фактора, о размерах территории, обладании военной силой, природными ресурсами. Безусловно, это и сегодня важнейшие факторы. Однако теперь другим важнейшим фактором, без всяких сомнений, становится научно-технологический, и его значение будет только усиливаться.

- Научно-технологический фактор приобретает универсальное политическое значение.

- Гармоничное будущее невозможно без социальной ответственности, без свободы и справедливости, без уважения к традиционным этическим ценностям, к достоинству человека. Иначе «прекрасный новый мир» вместо благоденствия и перспектив для каждого может обернуться тоталитаризмом, кастовым обществом, конфликтами и ростом противоречий.

- Сегодня скорость изменения такая,.. что становится очевидным: вот этот научно-технологический фактор становится решающим в сфере военной безопасности и международной политики. Быстро всё очень происходит, и эти изменения носят необратимый характер.

 

Русская революция и ХХ век

 

- Революция – это всегда следствие дефицита ответственности, как тех, кто хотел бы законсервировать, заморозить отживший, явно требующий переустройства порядок вещей, так и тех, кто стремится подстегнуть перемены, не останавливаясь перед гражданскими конфликтами и разрушительным противостоянием.

- Сегодня, обращаясь к урокам столетней давности, к русской революции 1917 года, мы видим, какими неоднозначными были её результаты, как тесно переплетены негативные и, надо признать, позитивные последствия тех событий. И зададимся вопросом: разве нельзя было развиваться не через революцию, а по эволюционному пути – не ценой разрушения государственности, беспощадного слома миллионов человеческих судеб, а путём постепенного, последовательного движения вперёд?

- Общественная модель, идеология, во многом утопичные, которые на начальном этапе после революции 1917 года пыталось реализовать образовавшееся новое государство, дали мощный стимул для преобразований по всему миру (это совершенно очевидный факт, это нужно тоже признать), вызвали серьёзную переоценку моделей развития, породили соперничество и конкуренцию, выгоды из которых, я бы сказал, в большей степени извлёк именно так называемый ЗападОтветом на вызов со стороны СССР стали многие западные достижения ХХ века. Имею в виду повышение уровня жизни, формирование мощного среднего класса, реформы рынка труда и социальной сферы, развитие образования, гарантии прав человека, включая права меньшинств и женщин, преодоление расовой сегрегации, которая, напомню, ещё несколько десятилетий назад была постыдной практикой во многих странах, включая Соединённые Штаты.

- После радикальных изменений, которые произошли в нашей стране и мире на рубеже 1980-1990-х годов, возник действительно уникальный шанс открыть по-настоящему новую страницу истории. Имею в виду период после того, как Советский Союз прекратил своё существование. К сожалению, западные партнёры, разделив геополитическое наследие СССР, уверовали в собственную неоспоримую правоту, объявив себя победителями в «холодной войне»… Мы столкнулись с переделом сфер влияния и расширением НАТО. А самоуверенность всегда оборачивается ошибками. Итог печален. Это потерянные два с половиной десятилетия, множество упущенных возможностей и тяжёлый груз взаимного недоверия.

- Глобальный дисбаланс при этом только усилился… Эрозии подвергаются международные институты, призванные гармонизировать интересы и формулировать совместную повестку дня, девальвируются базовые многосторонние международные договоры и важнейшие двусторонние соглашения.

 

«Нас интересует, что с ураном, что с плутонием, как же утилизация самого плутония?»

 

- В 1990-х годах было заключено несколько знаковых двусторонних соглашений. Первое – 17 июня 1992 года, это программа Нанна – Лугара. И второе – 18 февраля 1993 года, программа «ВОУ–НОУ». Высокообогащённый уран переводился в низкообогащённый, поэтому «ВОУ–НОУ». Проекты по первому соглашению касались модернизации систем контроля, учёта и физической защиты ядерных материалов, демонтажа и утилизации подводных лодок и радиоизотопных термоэлектрических генераторов. США получили доступ на все совершенно секретные объекты Российской Федерации. При этом соглашение носило фактически односторонний характер. В рамках второго соглашения американцы совершили ещё 170 визитов теперь на наши обогатительные комбинаты, причём в самые закрытые их зоны: в узлы смешивания и на склады хранения материалов.

- Программа «ВОУ–НОУ» стала одной из самых эффективных мер реального разоружения в истории человечества, могу сказать это с полной уверенностью. Каждый шаг российской стороны при этом скрупулёзно контролировался американскими специалистами, тогда как сами США ограничились гораздо более скромными сокращениями своего ядерного арсенала, причём сугубо в порядке доброй воли.

- С российской стороны, как вы видите, была продемонстрирована абсолютно беспрецедентная открытость и доверие. Кстати говоря,.. что мы от этого получили, тоже хорошо известно: полное игнорирование наших национальных интересов, поддержка сепаратизма на Кавказе, действия в обход Совета Безопасности ООН силового характера, скажем, бомбардировки Югославии и Белграда, ввод войск в Ирак и так далее. Ну, понятно: посмотрели, в каком состоянии ядерный комплекс, Вооружённые Силы, экономика, – международное право уже оказалось ненужным.

- Вызывает недоумение и озабоченность ситуация вокруг Соглашения об утилизации оружейного плутония от 20 августа – в Москве было подписано – и 1 сентября, в Вашингтоне, 2000 года. В соответствии с протоколом к этому Соглашению предусматривались зеркальные действия сторон по необратимому переводу оружейного плутония в состояние, не позволяющее его использовать в военных целях… Так записано в Соглашении, в протоколах. Что сделала Россия? Мы разработали это топливо, построили завод по серийному производству и, как обязались в соглашении, построили реактор БН-800, позволяющий безопасно сжигать это топливо. Что делали наши американские партнёры? Они начали строить завод в Саванна-Ривер, первоначальная стоимость 4,86 миллиарда долларов, истратили, правда, почти 8 миллиардов, довели готовность этого предприятия, строительство, до 70 процентов, а потом стройку заморозили… Нас интересует, что с ураном, что с плутонием, как же утилизация самого плутония? А это предполагается осуществить методом, оказывается, разбавления и геологического захоронения. Но это полностью противоречит и духу, и букве Соглашения, а главное, не гарантирует невозможность возврата материала оружейного качества. Всё это очень печально и вызывает недоумение.

- Россия более 17 лет назад ратифицировала Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний. США не сделали этого до сих пор.

- Критическая масса проблем в сфере глобальной безопасности нарастает. В 2002 году, как известно, Соединённые Штаты вышли из Договора по противоракетной обороне… Более того, США передвинули сроки ликвидации своего химоружия с 2007-го аж на 2023 год. Для государства, провозглашающего себя чемпионом в области нераспространения и контроля над вооружениями, это несолидно. В России же, напротив, этот процесс был полностью завершён 27 сентября текущего года. Тем самым наша страна внесла серьёзный вклад в укрепление международной безопасности.

- Мы взяли сейчас в одностороннем порядке и уничтожили всё химическое оружие… А американские наши партнёры сказали: нет, мы пока не будем – денег нет. У них денег нет. У них печатный станок доллары печатает, а у них нет денег. А у нас есть. Мы и фабрики построили: по-моему, восемь фабрик, огромные деньги вложили, персонал обучили, провели колоссальную работу. Теперь ещё думаем, как это всё использовать.

- Что касается действующего президента США, то я как говорил год назад, так и сейчас могу повторить: мы будем работать. А сейчас говорю: работаем с тем президентом, которого избрал американский народ.

- Его (Д. Трампа – ред.) «непредсказуемость» связана ещё и с тем, что очень большое сопротивление внутри страны. Ведь ему практически не дают реализовать ни одну из его предвыборных платформ и планов… Поэтому говорить о том, что эта непредсказуемость от него только зависит, – нет, это зависит от всей американской политической системы.

- Мы будем работать, несмотря ни на что, ни на какие сложности. Если, конечно, они сами этого хотят. Не хотят – не будем.

 

«ООН с её универсальной легитимностью должна оставаться центром международной системы»

 

- Каким мы видим будущее миропорядка и глобальной системы управления? Например, в 2045 году, когда вековой юбилей будет отмечать Организация Объединённых Наций. Её создание стало символом того, что человечество, несмотря ни на что, способно вырабатывать общие правила поведения и следовать им. Когда от этих правил отступали, неизбежно сталкивались с кризисами, негативными последствиями.

- За последние десятилетия было несколько попыток принизить роль этой организации, дискредитировать её или просто-напросто поставить под свой контроль. Все эти попытки предсказуемо провалились или зашли в тупик. На наш взгляд, ООН с её универсальной легитимностью должна оставаться центром международной системы, и всеобщая задача – повышать её авторитет и эффективность. ООН нет альтернативы сегодня.

- Что касается права вето в Совете Безопасности, которое также пытаются иногда поставить под сомнение, то напомню, что этот механизм задумывался и создавался для того, чтобы избежать прямого столкновения наиболее могущественных держав, как гарантия против произвола и авантюр, чтобы ни у одной, даже самой влиятельной страны не было возможности придать видимость законности своим агрессивным действиям.

- Залог эффективности ООН – в её представительности. В ней присутствует абсолютное большинство суверенных государств мира.

- И через годы, десятилетия базовые принципы ООН должны сохраняться, поскольку нет иной структуры, способной отразить всю палитру мировой политики.

- Сегодня в мире возникают новые центры влияния и модели роста, складываются цивилизационные альянсы, политические и экономические объединения. Это многообразие не поддается унификации. Поэтому надо стремиться к гармонизации сотрудничества.

- Региональные организации в Евразии, Америке, Африке, Азиатско-Тихоокеанском регионе должны действовать под эгидой ООН и координировать свою работу. При этом каждое объединение вправе функционировать по собственным представлениям и принципам, отвечающим их культурным, историческим, географическим особенностям.

 

Фото пресс-службы Президента России

 

«С нашей стороны ответ будет мгновенным и зеркальным»

 

- На вопрос, возможно ли ядерное разоружение или нет, я скажу: да, это возможно. Хочет ли Россия всеобщего ядерного разоружения или нет? Ответ тоже утвердительный: да, хочет и будет к этому стремиться. Это всё положительная часть. Но, как всегда, есть и вопросы, которые заставляют задуматься. Современные высокотехнологичные ядерные государства развивают другие виды вооружений, гораздо более точные и по своей разрушительной силе немного уступающие ядерным… Хочу сразу сказать, что и мы к этому будем готовы, внимательно наблюдая за тем, что происходит в мире, по мере того как у нашей страны будут появляться новые системы оружия в неядерном исполнении, даже в неядерном исполнении.

- Что касается Договора о противоракетной обороне… Я много раз говорил, да это не я говорил, все эксперты так считают, это было краеугольным камнем всей системы международной безопасности в сфере стратегических вооружений. Нет, несмотря на разговоры, которые годами вели, мы так и не смогли наших американских друзей удержать в рамках этого договора. Теперь мы слышим, что СНВ-3 тоже не очень устраивает. Мы не собираемся из него выходить, хотя нас тоже что-то, может быть, не устраивает. Это же всегда элемент какого-то компромисса. Но наличие договорённостей лучше, чем отсутствие таких договорённостей.

- Что касается РСМД, ракет средней и малой дальности… В последнее время часто мы слышали обвинения, что Россия нарушает этот договор, что-то разрабатывает. Может быть, и было бы такое искушение, если бы у нас не появились ракеты авиационного и морского базирования. Теперь они у нас есть. У США были такие ракеты, у нас не было. Мы когда договорились о ликвидации ракет малой и средней дальности, речь ведь шла о «Першингах», то есть наземного базирования, и наших ракетных системах. Кстати, при ликвидации наших ракет малой и средней дальности главный конструктор покончил жизнь самоубийством, считал, что это предательство в отношении собственной страны. Это трагическая история, перевернём её.

- По сути, с советской стороны это было тоже одностороннее разоружение. Но теперь у нас есть ракеты и воздушного, и морского базирования. Видите, как эффективно работают «Калибры» – то из Средиземного моря, то из акватории Каспийского моря, то с воздуха, то с подводных лодок… Мы считаем, что мы просто выровняли сейчас ситуацию. Если это не нравится и у кого-то есть желание выйти из договора вообще, у американских партнёров, с нашей стороны ответ будет мгновенным, хочу об этом сказать и предупредить, мгновенным и зеркальным.

 

Двойные стандарты

 

- Я вообще считаю глобально, что создание мононациональных государств – это не панацея от возможных конфликтов, а наоборот. Потому что после различных разделений и суверенитетов создание моногосударств может привести к столкновениям в борьбе за реализацию своих интересов вновь созданных мононациональных государств. Скорее всего, так и будет происходить. Поэтому когда народы объединены в единое государство в рамках больших границ, мне кажется, здесь больше шансов на то, чтобы государство проводило сбалансированную политику.

- Что касается решения суда ООН… Международный суд вынес соответствующее консультативное заключение, в котором постановил, что Декларация о независимости Косово от 17 февраля 2008 года не нарушила общее международное право. А как западные страны все добивались этого, давили на этот Международный суд в Гааге! Мы знаем это доподлинно, что США рекомендовали Международному суду в письменном виде.

- И сейчас, когда эти «проблемы» возникли, в том числе и в Каталонии, теперь уже никому не нравится. Не нравится! Вот это и есть то, что я называл двойным стандартом. А весь этот пример и есть этот ящик Пандоры, который открыли, выпустили джинна из бутылки.

- Сейчас то, что мы видим, видим, что происходит вокруг наших средств массовой информации, повторяю, гораздо меньшей мощности, чем американские или британские СМИ, – просто не знаю даже, как это назвать. Недоумение – это слишком мягко сказано. Всё с ног на голову перевернули.

- По поводу вмешательства, невмешательства: все знают, весь мир знает, как ведут себя, скажем, британские либо американские средства массовой информации в мире. Они напрямую постоянно оказывают влияние на внутриполитические процессы почти во всех странах мира.

- Как только мы увидим конкретные шаги, ограничивающие деятельность наших средств массовой информации, тут же последует зеркальный ответ.

 

«Россия демонстрирует стабильность своей внешней политики, предсказуемость и надёжность»

 

- Россия демонстрирует стабильность своей внешней политики, предсказуемость и надёжность. И думаю, что это привлекает наших партнёров. Кроме того, есть у нас и общие экономические интересы, причём глобального характера.

- Нам, благодаря позиции Турции, Ирана, сирийского правительства, разумеется, удалось в значительной степени сблизить позиции по ключевому вопросу прекращения кровопролития и создания зон деэскалации. Это – самый значимый результат всей работы в Сирии вообще за последние два года и астанинского процесса в частности.

- У нас с американскими партнёрами по этому направлению, на этом треке взаимодействие постоянное, стабильное, непростое, не без споров, но всё-таки в этом сотрудничестве больше позитива, чем негатива. И до сих пор нам удавалось о многом договориться, в том числе и по южной зоне деэскалации, где присутствуют и интересы Государства Израиль и Иордании. Безусловно, этот процесс не мог бы быть таким, какой он есть, без влияния в позитивном ключе таких стран, как Саудовская Аравия, Египет, упомянутая мной Иордания, но и многих других стран, малых, но значимых, в том числе и Катара, кстати говоря.

- Какие перспективы? Есть все основания полагать, скажу так осторожно, что террористов мы там в ближайшее время добьём, но это не повод для того, чтобы радоваться и сказать, что с этим покончено… Если мы добьём очаги сопротивления террористов в Сирии, это совсем не значит, что угроза миновала и для самой Сирии, и для региона, и для мира в целом, совсем нет. Наоборот, нужно быть всегда начеку.

- Терроризм как явление имеет глубокие корни, корни его в несправедливости сегодняшнего мира, в ущемлённости многих народов и этнических и религиозных групп и в отсутствии системного образования в целых государствах мира. Отсутствие нормального, хорошего, базового образования – это одна из питательных сред самого терроризма.

- Мир меняется, все страны меняются, взаимоотношения между государствами меняются… А что нас может сегодня разъединять с Саудовской Аравией либо со странами региона? Да я вообще не вижу причин для этих водоразделов. Со многими, да практически со всеми лидерами этих государств у меня очень добрые личные отношения, почти приятельские.

- То, что у этих стран, и в том числе у Саудовской Аравии, есть особые интересы свои, исторически сложившиеся связи, союзнические отношения, в том числе с Соединёнными Штатами, нас нисколько не смущает. А почему нас должно это смущать? Это не значит, что нам запрещено работать с Саудовской Аравией, и мы будем это делать. А уж сама Саудовская Аравия и другие страны региона будут выбирать, с кем им предпочтительно и по каким вопросам предпочтительно работать.

- Мне задавали вопрос: мы не боимся, что Саудовская Аравия опять будет с Соединёнными Штатами? Да ничего мы не боимся! Чего нам бояться? Знаете, это уже, так сказать, Саудовская Аравия должна бояться, что американцы придут к Саудовской Аравии с демократизацией. Вот чего они должны бояться. А нам чего бояться? У нас и так демократия. Будем работать.

 

Корейский полуостров: «Ситуация опасная»

 

- Ситуация (вокруг КНДР – ред.) опасная. Разговоры о превентивном обезоруживающем ударе (мы слышим намёки или прямые угрозы) – это очень опасно, я же много раз уже об этом сказал. Кто знает, где и что у северокорейцев запрятано и смогут ли одним ударом всё сразу поразить? Сомневаюсь. Почти уверен, что это невозможно. Хотя теоретически, наверное, можно себе представить. Но в высшей степени опасно! Поэтому есть только один путь – договориться. Относиться с уважением, опять же, к этой стране.

- И какую роль может сыграть Россия? Посредническую в данном случае. Мы предложили целый ряд совместных трёхсторонних проектов: Россия, Северная Корея, Южная Корея. Там и железная дорога, и трубопроводный транспорт и так далее. Работать надо. Нужно избавиться от воинственной риторики, осознать опасность, которая связана с этой ситуацией, и перешагнуть через эти свои амбиции. Ругаться надо перестать. На самом деле всё так просто.

- Договорились ведь в своё время о том, что Корея прекращает свои ядерные оружейные программы. Нет, показалось мало нашим американским партнёрам, они через несколько недель, по-моему, после договорённости взяли, ввели дополнительные санкции, сказали, что Корея может ещё больше сделать. Может быть, и может, но она не брала на себя такие обязательства. Она тоже сразу вышла из всех договорённостей и всё возобновила. Надо проявлять сдержанность во всех этих действиях.

 

«Китай устремлён в будущее»

 

- Вы знаете, что при встречах мы (с председателем КНР Си Цзиньпином – ред.) публично называем друг друга друзьями. Это соответствует уровню наших отношений, которые сложились между нами на человеческом уровне. Но кроме этого мы, конечно, отстаиваем интересы своих государств. Они, как дипломаты говорят, или часто совпадают, или очень близки. Сложилась удивительная ситуация, и дай бог, чтобы она продлилась как можно дольше: мы по любой, даже на первый взгляд спорной позиции всегда находим консенсус, всегда договариваемся, ищем какие-то варианты компромиссов и находим их. В конечном итоге получается, что эти договорённости идут на пользу обоим государствам, потому что мы двигаемся вперёд, не зацикливаемся, не останавливаемся, не загоняем ситуацию в тупик, а разрешаем [споры] и идём дальше, появляются новые возможности. Эта практика очень позитивная.

- Что касается съезда партии, который сейчас идёт в Китае. Мы за ним тоже внимательно следим, я отмечаю необычную открытость этого съезда партии. Такого количества журналистов, представителей международной общественности, по-моему, никогда раньше не было. Без всяких сомнений, всё, что было сказано председателем КНР, его речь и обсуждения, которые проходят сейчас, говорят о том, что Китай устремлён в будущее.

- В целом Китай, наравне с Индией, которая тоже демонстрирует сегодня очень хороший рост экономики, безусловно, является «трейдером» мировой экономики.

- Председатель КНР – человек сдержанный, аккуратный. Но мы же с ним общаемся плотно, и я вижу, как он думает, о чём он думает. Он думает о будущем. О будущем своей страны, о будущем всего мира.

 

«Что касается Украины – мяч как раз на европейской стороне»

 

- Что касается Украины… По мнению европейцев, мяч на российской стороне. А по нашему мнению, мяч как раз на европейской стороне. Потому что именно благодаря совершенно неконструктивной (я выбираю выражения, чтобы не показаться грубым) позиции бывшего состава Европейской комиссии ситуация дошла до государственного переворота… Поддержали антиконституционный захват власти, кровавый, между прочим, с жертвами, довели дело в конечном итоге до войны на юго-востоке Украины, Крым объявил о своей независимости и присоединении к России, и вы считаете, мы виноваты в этом? Мы, что ли, довели до антиконституционного переворота? Сегодняшняя ситуация – это результат неконституционного, вооружённого захвата власти на Украине, и Европа в этом виновата, потому что поддержала.

- Министры иностранных дел Польши, Франции и Германии как гаранты подписали документ, соглашение между президентом Януковичем и оппозицией. Через три дня всё это растоптали, а где гаранты? Спросите у них, где эти гаранты?

- Мы подписали минские соглашения. Но ведь сегодняшнее украинское руководство саботирует каждый пункт этого соглашения, и все это прекрасно видят… И при этом все говорят: «Санкции не будем снимать, пока Россия не исполнит минских соглашений». Все давно поняли, что нынешнее руководство Украины не в состоянии их выполнить… Но другого пути, к сожалению, тоже нет. Поэтому мы будем сохранять и «нормандский формат» до тех пор, пока наши коллеги хотят этого, и будем стремиться к исполнению этих самых минских соглашений.

- Совсем недавно мы поддержали, по сути, инициативу направления ооновских миротворцев… Пётр Алексеевич Порошенко, президент Украины, высказал идею создать условия для охраны сотрудников ОБСЕ с помощью вооружённых формирований ООН. Мы согласились, практически инициировали этот процесс, чтобы нас не обвиняли в том, что мы что-то саботируем. Нет, и этого показалось мало.

- Если дать возможность до решения политических вопросов, до решения вопроса о придании этим территориям (Донбасса – ред.) особого статуса в соответствии с законом, который принят Радой и сейчас продлён на год, если не принять закон об амнистии, если не сделать всего этого, то закрытие границы между Россией и непризнанными республиками приведёт к ситуации наравне с Сребреницей. Там просто будет резня устроена. Мы этого не сможем допустить и никогда не допустим.

- Когда разваливался Советский Союз, Россия добровольно отдала все эти территории. Мы добровольно согласились с тем, что все независимые бывшие союзные республики станут независимыми государствами. У нас никогда в голове не было чего-то от кого-то отнимать, что-то делить, не забывайте этого момента, мы же сами это сделали. И сейчас такого желания нет. Мы хотим иметь дружественное нам государство соседнее.

- Давайте вернёмся к конструктивному, содержательному, субстантивному, как говорят дипломаты, диалогу. Мы готовы, с удовольствием это будем делать, и чем быстрее, тем лучше, нам никакие конфликты на наших границах не нужны.

- Я вижу заинтересованность наших партнёров, прежде всего европейских партнёров, в разрешении этого конфликта. Я вижу. Действительно, заинтересованность есть. Ангела Меркель очень много делает, своё время тратит на это, погружается в эти проблемы. И прежний президент Франции, и нынешний президент Макрон тоже мимо не проходит. Занимаются реально. Но нужно не просто технически и технологически заниматься, а политически. Надо всё-таки какое-то влияние оказывать и на киевские власти, чтобы они хоть что-то делали. Сама Украина в конечном итоге ведь заинтересована в нормализации отношений.

- Такая ситуация нетерпима и из неё нужно выходить, мне кажется, что она становится очевидной, и, что самое главное, – она становится очевидной, как мне кажется, для подавляющего большинства граждан самой Украины. А мы любим Украину, и украинский народ действительно я считаю братским, если вообще не одним, не частью русского народа.

 

«Ответственность перед будущим – вот что должно нас объединять»

 

- Самая главная ошибка с нашей стороны в отношениях с Западом – что мы слишком вам доверяли. А ваша ошибка заключается в том, что вы восприняли это доверие как слабость и злоупотребили этим доверием. Понимая это, нужно перечеркнуть то, что было, перелистать эту страницу и идти дальше, основывая наши отношения на взаимном уважении и относясь друг к другу как к равноценным, равноправным партнёрам.

- Давно назрел откровенный разговор, участниками которого была бы не только некая группа избранных, вроде как самых достойных и продвинутых, а всё глобальное сообщество, представители разных континентов, культурно-исторических традиций, политико-экономических систем.

- В меняющемся мире мы не можем позволить себе не быть гибкими, открытыми, способными на быструю и точную реакцию.

- Ответственность перед будущим – вот что должно нас объединять, особенно в такие времена, как сейчас, когда меняется действительно всё и сразу.

- Человечество никогда не обладало таким могуществом, как теперь, такой властью над природой, пространством, коммуникациями, над собственным существованием. Но эта власть распылена: её элементы в руках государств, корпораций, общественных и религиозных объединений и даже отдельных граждан. Ясно, что сложить все эти элементы в единую, эффективную, управляемую архитектуру очень непросто, потребуется тяжёлая, кропотливая работа. Хочу отметить: Россия готова участвовать в ней вместе со всеми заинтересованными партнёрами.

- Важно сочетать глобальную взаимозависимость и открытость с сохранением уникальной идентичности каждого народа и каждого региона. Надо с уважением относиться к суверенитету как основе всей системы международных отношений.

- Наше будущее может быть только общим, отдельных будущих – у кого-то отдельно – не бывает, не будет, во всяком случае, в современном мире. И ответственность за то, чтобы этот мир был бесконфликтным и благополучным, лежит сегодня на всём мировом сообществе.

- Мы должны сделать Россию очень гибкой и в высшей степени конкурентоспособной. Гибкой с точки зрения форм и методов управления, гибкой с точки зрения развития экономики, устремлённой в будущее с точки зрения внедрения новейших технологий, оценки этих возможностей и их применения.

- Мы должны, безусловно, укреплять свою обороноспособность, совершенствовать свою политическую систему, чтобы она тоже была как живой организм и развивалась в соответствии с тем, как весь мир развивается.

- У нас в советские времена было (с Западом – ред.) больше противоречий и разногласий. Но знаете, чего ещё было больше? Уважения было больше. Я с трудом себе могу представить, что во времена Советского Союза с советских дипломатических учреждений срывали советские флаги. А вы это сделали. И не только в этом проявляется неуважение. Проявляется не в таких показательных акциях, но и в некоторых содержательных вещах.

- Считаю, что очень многое в решении вопросов, в которых и мы, и вы заинтересованы, зависит от того, как мы будем вместе работать. И именно это должно нас настраивать на мысль о том, что у нас есть перспективы, и хорошие перспективы.

 

Фото пресс-службы Президента России

 

На Западе услышали критику В.Путина

 

Мы постарались выделить самые значимые места из этого большого разговора. А теперь о том, как комментируют валдайские тезисы Владимира Путина в иностранной прессе – за рубежом они произвели сильное впечатление.[ii]

Американская газета «The Wall Street Journal» предлагает США хорошенько подумать над собственной политикой. В этой связи журналисты опираются на слова Владимира Путина о том, что в случае любого давления со стороны Соединённых Штатов у нашей страны будет готов зеркальный ответ.

По мнению лондонского издания «The Daily Mail», несмотря на сложную обстановку в мире, Россия предпочитает решать проблемы дипломатическими методами и сохраняет дружественный тон, что прекрасно иллюстрирует фраза российского лидера о том, что Москва всегда открыта для диалога.

Несмотря на обозначенные проблемы в двусторонних отношениях, многие эксперты отметили спокойный тон этой критики.

Американский журнал «Newsweek» отметил конструктивную роль Москвы на мировой арене. «Западные страны упорно обвиняют Россию в агрессивной политике, считают, что она дестабилизирует миропорядок. А на деле Россия стала играть важную роль на Ближнем Востоке, благодаря военным успехам в Сирии. А также пыталась выступить посредником в ядерном противостоянии между США и КНДР», – пишет издание.

Насколько отличны настроения официального Мадрида от Каталонии, можно понять, прочитав реакцию на слова В.Путина в местной прессе. Если в испанской столице критику приняли близко к сердцу, то в Барселоне, наоборот, даже усилили её: «Путин использует Каталонию, чтобы обвинить Евросоюз и Запад в двойных стандартах», «Путин раскритиковал лицемерие Запада в отношении каталонского кризиса».

Агентство «Bloomberg» отметило обращение российского лидера к Западу с обвинением в отсутствии уважения, следствием чего стала утрата доверия.

Британская «The Independent» обращает внимание на заявление В.Путина о том, что Москва будет разрабатывать новые системы вооружений, если Вашингтон будут делать то же самое.

Заголовок статьи в «The New York Times» — «Путин заявил, что США являются источником беспрецедентной антироссийской кампании». Во время своего выступления российский президент напомнил: западные партнёры неоднократно и безнаказанно нарушали совместные договорённости. Агрессивная политика Штатов в последнее время всё больше похожа на недобросовестную конкуренцию — неприкрытое продвижение собственных коммерческих интересов.

Бывший советник президента США по нацбезопансости Тоби Гати, в интервью «Bloomberg» назвала выступление российского лидера «самой негативной речью В.Путина в отношении США, которую он только произносил на заседании клуба “Валдай”».

«Путин атакует США и Запад, угрожает новой гонкой вооружений и мерами в отношении американских СМИ», — гласит заголовок на сайте «Radio Liberty». В обширной статье радиостанция старается перечислить все основные заявления из выступления Владимира Путина.

Американский «ABC» отмечает, что Владимир Путин одновременно и вступился за Дональда Трампа, и раскритиковал его. В заголовок материала вынесено заявление о том, что противники президента США заблокировали его курс на улучшение отношений с Россией, однако Москва продолжит стремиться к кооперации. Тем не менее, обозреватель приводит и косвенный выпад в отношении Трампа, когда Владимир Путин посоветовал решать проблему Северной Кореи через диалог, а, не опускаясь до угроз, хамства или ругани.

Среди других аспектов речи Владимира Путина, вызвавших интерес международной прессы, была реплика о двойных стандартах по Косово и Каталонии (европейская редакция портала «Politico»), готовность России возобновить производство нового оружия в случае выхода США из соглашений (лондонская «Evening Standard») и намерение Москвы играть большую роль на Ближнем Востоке (американский «NBC»).

 

Вы знаете, с некоторых пор, и мы это уже подмечали в своих материалах, международный политически язык стал настолько откровенным и ясным, лидеры начали высказываться столь определенно и недвусмысленно, что роль комментатора сплошь и рядом уже заключается не, как бывало, в толковании и разъяснении неких многозначительных фраз, а – к добросовестному изложению и цитированию того, что говорят на высшем уровне. Такого из истории международных отношений ХХ века, во всяком случае, второй его половины, припомнить сложно.

Наша Эпоха требует определенности и открытости. Вызовов перед человечеством очень много, и именно тот, кто их точно формулирует, тот и получает преимущество, поскольку не занимается фейками, а видит проблемы, правильно их называет, а, значит, находится ближе к их решению, чем оппоненты, партнеры и коллеги.

Ключевые слова: Китай международное право Владимир Путин ядерное оружие российско-американские отношения Украина Корейский полуостров мировая политика внешняя политика России международная безопасность Валдайский клуб

Версия для печати